+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Приватизация предприятий в россии 2019 год

Разделы

Ссылки

Приватизация в России: национальные особенности

Разуваева Наталия Николаевна — доктор исторических наук, профессор Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, проректор по внешним связям Академии ВЭГУ.

В статье на основе исторического и политологического подходов анализируются особенности, этапы и формы процесса приватизации собственности, проходившего в России в 90-е годы XX в. Проведенный автором анализ этого процесса вскрывает его противоречия и социальные последствия.

Российская приватизация (процесс перехода собственности от государства в частные руки) — это, без сомнения, важнейшее историческое событие 1990-х годов, кардинально изменившее общественные отношения в нашей стране в постсоветский период.

Хотя исследование этого явления представляет исключительную важность для российского обществознания, проблема остаётся пока совершенно не изученной. Чаще других эта тема затрагивалась в работах экономистов [1-8]. Получила она определённое освещение и в работах социологов и политологов (в основном изучалось отношение россиян к приватизации, социальный облик «новых капиталистов» и др.) [9; 10]. Что касается истории приватизации, ее хода и особенностей, то эта проблема затрагивалась в основном в историко-публицистических изданиях [11-13]. Научных публикаций на эту тему пока крайне мало.

Перед исследователем этой проблемы встают очень большие источниковые трудности. Процесс передела огромной госсобственности проходил скрытно от общества, в основном через теневые механизмы. Учёные не располагают пока какой-либо полной, открытой информацией о ходе и итогах приватизации в разных отраслях российской экономики.

Проанализированные нами данные позволяют выделить некоторые важнейшие особенности проведения российской приватизации 1990-х годов.

Российская приватизация официально была провозглашена в 1992 г. Однако и до этого активно шла спонтанная, стихийная, малоконтролируемая приватизация госсобственности. Оценить ее объемы, писал А.Чубайс, было совершенно невозможно, потому что невозможно было отделить легальное от нелегального [14, с. 31].

Рассмотрим главные формы этой спонтанной приватизации.

Одной из форм, в которых шла стихийная приватизация, было формирование крупных коммерческих структур за счет приватизированных средств, находившихся на счетах ликвидируемых структур КПСС и ВЛКСМ. Так называемая «партийно-комсомольская экономика» стала формироваться с 1990 г. По экспертным оценкам, около 10 % серьезных коммерческих структур были учреждены партийно-комсомольской номенклатурой [10, с. 81].

Руководство Госкомимущества решило проводить приватизацию форсированно, по ускоренной программе. «Обогнать время — вот главная цель наших бдений над программой приватизации», — писал один из ее разработчиков П.Мостовой [14, с. 69]. Первые приватизационные документы ГКИ и «команда А.Чубайса» пробивали стремительно. «Документы готовились фантастически быстрыми темпами», — вспоминал А.Чубайс [14, с. 107]. Рассказывая о том, как удавалось тогда преодолевать противостояние министров-отраслевиков их требованиям учитывать специфику отраслей, А.Чубайс писал: «На наше счастье в тот период, в конце 1991 года, аппарат правительства был чрезвычайно слаб. Он как бы заново формировался из остатков старого республиканского и частично союзного Совминов. И справиться с ним тогда было куда легче, чем, скажем, год спустя. Позднее . приватизационные решения приходилось пробивать куда с большим трудом» [14, с. 75].

Одним из главных препятствий на пути спешного проталкивания решений по приватизации была необходимость прохождения этих документов через высший законодательный орган страны — Верховный Совет РСФСР. Этот, как отмечал А.Чубайс, «законодательный нюанс» «крайне осложнял ситуацию». Для того чтобы уйти от обсуждения государственной программы приватизации в Комитетах и на сессии Верховного Совета, как этого требовал Закон «О приватизации.», был найден хитроумный ход. Программу назвали «Основными положениями.». А это уже позволяло обойти закон, обсуждать документ «узким кругом» (на президиуме Верховного Совета) и быстро готовить соответствующий указ президента.

Специфика тактики ГКИ и лично А.Чубайса при формировании законодательной базы приватизации состояла в том, чтобы максимально обойти высшие законодательные органы страны и форсированно двигать приватизацию на основе указов Б.Ельцина, которые нигде не обсуждались и немедленно принимались к исполнению. Такая тактика использовалась не только в отношении Верховного Совета, но и в отношении следующего парламента, Государственной Думы РФ. «Мы торопились, — вспоминал А.Чубайс, — чтобы успеть до официального вступления в свои полномочия новой Госдумы. Успели едва- едва: за три часа до времени „4“» [14, с. 75]. По отзывам всех работавших с А.Чубайсом, он был прекрасным лоббистом и «всегда славился умением выбивать нужные решения у президента» [20, с. 109].

Появившиеся в обход высших законодательных органов власти первые документы создавали ситуацию недостаточной юридической чистоты всего приватизационного процесса. Особенно показательно в этом отношении было появление важнейшего Указа Б.Ельцина поприватизации от 14 августа 1992 г. № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» [21].

В президентском Указе говорилось о чеках (ваучерах) как документах «на предъявителя». Такой вид приватизационного чека менял всю схему приватизации и характер перераспределения собственности. Свободный оборот ваучеров теперь ничем не ограничивался. Фактически Указ отменял принцип народной приватизации, провозглашенный в Законе, поскольку теперь отменялась возможность получения гражданином собственности в равных долях. Кроме того, Указ устранял условие, по которому владельцами именных приватизационных вкладов могли быть только граждане России. Теперь любой человек мог приобрести ваучеры (чеки) как товар, без какого-либо регулирования купли-продажи.

Характерной чертой проведения российской приватизации была монополия и фактическая бесконтрольность действий Госкомимущества и фондов имущества на местах. Реальная практика приватизации проходила не в соответствии с государственными программами, а по нормативным актам Г оскомимущества. Кто и по какой цене приобретал государственную собственность, определялось исключительно распоряжениями, постановлениями и инструкциями Госкомимущества. При этом нормативные акты этого ведомства далеко не всегда, как отмечали эксперты, направлялись даже на регистрацию в Министерство юстиции России.

Проверки, проведенные Контрольно-бюджетным Комитетом при Верховном Совете Российской Федерации, а затем и Счетной палатой РФ [22, с. 63-68], свидетельствовали об очень большом юридическом произволе Госкомимущества. Так, по Программе приватизации, утвержденной в 1992 г. высшим законодательным органом страны, предприятия оборонного значения подпадали под ограничения и могли быть приватизированы лишь отдельным решением Правительства РФ. Правительством были утверждены специальные списки оборонных предприятий, запрещенных к приватизации. Целый ряд ограничений по приватизации предприятий оборонного комплекса содержался и в Указе Б.Ельцина от 19 августа 1993 г. «Об особенностях приватизации и дополнительных мерах государственного регулирования деятельности оборонных отраслей промышленности» [23]. Однако приватизация предприятий оборонного комплекса шла по планам распродаж, которые Госкомимущество утвердило раньше. Реальная приватизация не учитывала ни Указ Президента, ни «запретные» списки Правительства РФ. Почти сразу после их появления Госкомимущество раскрепило пакеты акций из федеральной собственности по 78 оборонным предприятиям, означенным в списках, а еще по 22 — уменьшило их в размерах [22, с. 63].

Изученные нами материалы дают основание утверждать, что компания управленцев, собранная в Госкомимуществе, фактически «приватизировала» принятие многих решений по приватизации и монопольно проводила в жизнь «свою» концепцию разгосударствления экономики. Ни А.Чубайс, ни его коллеги в руководстве Г оскомимущества не объясняли суть этой концепции широкой общественности, не обсуждали ее среди экономистов. Ход проведения приватизации практически не обсуждался на заседаниях Правительства РФ. А некоторые решения Г оскомимущества прямо противоречили достигнутым в Правительстве договоренностям. Приватизация шла без какого-либо контроля со стороны общества, высшей представительной власти, независимых экспертных общественных организаций, специалистов в области экономики или права, средств массовой информации, трудовых коллективов, руководителей предприятий и т. д. В ходе ее проведения Госкомимуществом не была обеспечена необходимая открытость сделок, торгов, аукционов, правил и процедур их проведения.

В теневых сделках и механизмах приватизации самую активную роль играли региональные и местные комитеты и фонды Госкомимущества. Из всей суммы денег, перечисленной от приватизации в федеральный бюджет страны (5 млрд 545 млн долларов), государственные органы Госкомимущества получили за фактически посредническую деятельность и поддержку линии руководства ГКИ 577,6 млн долларов (или более 10,4 %) [24]. А.Чубайс так писал об этом: «Конечно, председатели региональных комитетов стали нашими людьми также благодаря и той системе финансирования, которую нам удалось выстроить. Все это, безусловно, повышало статус комитетов имущества по сравнению с другими подразделениями местных администраций. И способствовало созданию некой общности людей, которую в чиновном мире скоро не без зависти окрестили „партией Госкомимущества“» [14, с. 116].

11 июня 1997 г. вышло Постановление Госдумы РФ «О ходе приватизации в Российской Федерации и допущенных нарушениях законодательства Российской Федерации при ее осуществлении». Информация, собранная Комиссией, была опубликована депутатом В.А.Ли- сичкиным, членом этой Комиссии, одним из руководителей Комитета ГД РФ по собственности, приватизации и хозяйственной деятельности.

По данным, собранным Комиссией ГД РФ, 500 крупнейших предприятий России с оценочной рыночной стоимостью в 200 млрд долларов были проданы в ходе приватизации всего за 7,2 млрд долларов (или в 150 раз дешевле); 80 % этих предприятий были проданы на аукционах по цене менее 8 млн долларов каждое. Из 500 крупнейших российских заводов 324 были проданы по цене менее 4 млн долларов (цена одной средней хлебопекарни в Европе составляла, как отмечали эксперты, примерно 2 млн долларов). В том числе «Уралмаш» (34 тыс. рабочих) был продан за 3,72 млн долларов; Челябинский металлургический комбинат (35 тыс. рабочих) — за 3,73 млн долларов; Ковров- ский механический завод, обеспечивающий стрелковым оружием всю армию, МВД и спецслужбы (10,6 тыс. рабочих) — за 2,7 млн долларов; Челябинский тракторный завод (54,3 тыс. рабочих) — за 2,2 млн долларов и т. д. [25].

Это интересно:  Приватизация в крыму 2019 год

Анализ стоимости приватизированных объектов выявил парадоксальную картину. Одно рабочее место российских предприятий, производивших реальные товары и имевших огромную машино- и энергооснащенность, оценивалось мизерной стоимостью. В то же время предприятия сферы обслуживания с конторским оснащением имели стоимость одного рабочего места в десятки тысяч долларов.

Фантастическое завышение цен на рабочие места гостиниц, магазинов, редакций и т. д. и искусственное занижение цен на рабочие места флагманов российской промышленности было явно не случайным. По замыслу Госкомимущества это должно было стимулировать быструю скупку объектов российской промышленности.

Анализ итогов приватизации, который проводила Счетная палата РФ, и первые данные, озвученные ее председателем С.В.Степашиным в СМИ (в частности в передаче Центрального ТВ «Времена» 4 июля 2005 г.), также подтверждали факты искусственного занижения стоимости приватизируемой собственности [26]. С.В.Степашин, в частности, отмечал, что по всем проверенным Счетной палатой 40 крупнейшим предприятиям страны были выявлены серьезные нарушения условий приватизации: в основном при продажах предприятий оказалась резко заниженной стоимость их активов. В результате только за счет искусственного занижения цены активов государству был нанесен ущерб в 45 млрд рублей.

Беспрецедентно заниженная в ходе приватизации стоимость российских предприятий промышленности, строительства, транспорта, связи и других отраслей, составляющих реальный сектор экономики, особенно видна при сравнении результатов приватизации в России с результатами приватизации, проходившей в эти же годы в других странах мира (как богатых странах, так и бедных) [24].

Подобный катастрофический экономический результат российской приватизации может быть объяснен только тем, что организаторы этого процесса не ставили задач получить достаточные материальные средства от приватизации в бюджет страны и использовать их для модернизации предприятий, отраслей и повышения эффективности управления. Во главу угла ставилось другое — политическая целесообразность и политические цели, прежде всего создание слоя частных собственников, которые могли бы стать опорой нового строя и нового политического режима.

Российская приватизация отличалась от приватизации в других странах тем, что огромная по масштабам государственная собственность была передана в частные руки за исключительно короткий по историческим меркам период. Целью приватизации, заявлял в 1994 г. А.Чубайс в телевизионной программе «Подробности», является построение капитализма в России, причем в несколько ударных лет, выполнив ту норму выработки, на которую у остального мира ушли столетия.

Мировая экономическая история, по мнению экспертов, просто не знала таких темпов приватизации, как в России. Специалисты отмечали, что превращение государственной собственности в частную — это чрезвычайно сложный и деликатный процесс. Успех его обеспечивается комплексом условий: правильной оценкой реальной стоимости предприятий; тщательной юридической проработкой и открытостью всех правил и процедур приватизации; созданием необходимой «инфраструктуры» приватизационных органов и многим другим. Классическим примером осторожной и подготовленной приватизации считается приватизация в Великобритании, где на приватизацию одного крупного предприятия уходило в среднем 6 лет [27; 28].

В России же массовая приватизация была проведена молниеносно, всего за два с половиной года, и без создания необходимых условий для того, чтобы она была качественной и успешной. К середине 1994 г. в стране было приватизировано около 70 % всех предприятий. Продажа Госкомимуществом крупнейших российских предприятий шла особенно стремительно. С января 1994 г. по 1 июля 1994 г. (то есть всего за 6 месяцев) было продано 284 крупнейших предприятия. При этом 12 самых крупных предприятия (с ценой более 37 млн долларов) были проданы в самом конце массовой приватизации, под занавес 1994 г.

Отметим еще одну важнейшую отличительную черту процесса приватизации в России, заключающуюся в том, что механизмы, формы и способы ее осуществления с самого начала не были сориентированы на интересы широких слоев населения, несмотря на то, что именно такая цель декларировалась.

В соответствии с Указом Президента «О введении системы приватизационных чеков в Российской Федерации» все граждане имели право на получение одного чека (ваучера) стоимостью 10 тыс. руб. Выдача ваучеров проходила с октября 1992 г. по конец января 1993 г. Их массированная пропаганда привела к тому, что почти все граждане получили в отделениях Сбербанка «свои» ваучеры. К 31 января 1993 г. они были выданы почти 97 % населения России [8, с. 373]. В перспективе ваучер можно было обменять на акции предприятий и стать таким образом совладельцем общенародной собственности.

В СМИ велась широкая пропаганда того, что обмен ваучеров на акции предприятий лучше всего делать именно через чековые инвестиционные фонды, которых в целом по России было создано 646. Граждане стали сдавать туда свои ваучеры, особенно в активно рекламируемые финансовые компании, такие как Первый инвестиционный фонд, Лукойл-фонд, «Московская недвижимость», «Альфа-капитал», «Хопер-инвест», «Гермес», «Русский дом — Селенга», «Технический прогресс», «Торгово-финансовая корпорация Л.Е.Н.И.Н.», «Чара», «Тибет» и др. В ЧИФы ушло до 25 % всех ваучеров [14, с. 137].

Однако чековые инвестиционные фонды не оправдали надежд населения. Вскоре после того, как они приняли и поменяли на акции около 115 млн ваучеров, выяснилось, что никаких существенных доходов от приобретенных там акций граждане получить не смогут. Это было связано с тем, что в ЧИФах в основном были сосредоточены акции неприбыльных или мелких и средних предприятий.

Анализируя эту сторону ваучерной приватизации, председатель Госкомимущества В.Полеванов отмечал: «. С самого начала отсутствовала ясность в отношении того, какие государственные активы выделены для реализации за чеки. Чековая приватизация создала многочисленную массу «неимущих собственников», требующих защиты со стороны государства. Пребывание в их руках мелких и даже крупных пакетов акций низкоэффективных предприятий делает эти слои населения „неэффективным инвестором^» [29, с. 14].

Итоги ваучерного этапа приватизации показали, что из 646 ЧИФов только 136 в состоянии были по итогам деятельности во втором квартале 1994 г. начислить своим акционерам дивиденды [6, с. 9]. Чековые инвестиционные фонды оказались в плачевном состоянии. После завершения ваучерной приватизации многие инвестиционные фонды тихо и незаметно ушли с рынка, продав накопившиеся у них ваучеры. К середине 1996 г. было возбуждено 1022 уголовных дела по мошеннической деятельности многих из этих компаний (по одной только Москве — более 200 дел). Всего жертвами финансово-инвестиционных компаний стали, по данным Главного управления по экономическим преступлениям МВД России, свыше 20 млн граждан. Средства, присвоенные в результате ваучерных махинаций, составили, по экспертным оценкам, не менее 20 трлн рублей [30, с. 5].

Сделаем некоторые выводы. Массовая приватизация привела к кардинальному изменению структуры собственности в России. По данным Госкомстата РФ, преобладающей формой собственности стала частная. На 1 января 1995 г. она составляла по удельному весу 62,5 %.

Ваучерная приватизация может рассматриваться как популистская мера, использовавшая традиционные советские представления людей «об общенародной собственности» и призванная на первых порах обеспечить поддержку курса на распределение государственной собственности. Практика проведения приватизации не создала реального массового слоя новых собственников. Армия новых постваучери- зационных собственников состояла примерно из 40 млн акционеров. Но они оказались не реальными, а скорее формальными собственниками. Социально-экономический статус этих миллионов «неимущих акционеров» никак не менялся от владения несколькими акциями, поскольку дивидендов от такого владения собственностью они практически не получали. Их социальный статус определяется работой по найму.

Проводившуюся в эти годы «малую приватизацию» предприятий торговли, общественного питания, сферы услуг следует, по нашему мнению, рассматривать как достаточно периферийный маргинальный поток, в целом не меняющий общего социального вектора приватизационного процесса. При этом выделим приватизацию жилья в стране (к 1995 г. было приватизировано около 11 млн квартир). Она имела важное социально-экономическое значение.

Список использованных источников:

[1] Барсуков С.Ю., Герчиков В.И. Приватизация и трудовые отношения. — Новосибирск, 1997.

[2] Меньшиков С. Анатомия российского капитализма. — М., 2004.

[4] Приватизация в России и других странах СНГ. — М., 2003.

[5] Приватизация: социальные последствия / ИМЭМО РАН. — М., 1995.

[6] Собственность в экономической системе России / Под ред. В.Н.Черновца, В.Н.Кулькова. — М., 1998.

[7] Соколин Б. Кризисная экономика России: рубеж тысячелетий. — СПб., 1997.

[8] Тимошина Т.М. Экономическая история России. — М., 2002.

[10] Перегудов С., Лапина Н., Семенко И. Группы интересов и российское государство. — М., 1999.

[11] Бунич А. Осень олигархов. История прихватизации и будущее России. — М., 2005.

[12] Медведев Р. Капитализм в России. — М., 1998.

[13] Рубби А. Ельциниада. Первое десятилетие постсоветской России. — М., 2004.

[14] Приватизация по-российски / Под ред. А.Чубайса. — М., 1999.

[15] Бизнесмены России. 40 историй успеха. — М., 1994.

[17] Радаев В.В. Формирование новых российских рынков: трансакционные издержки, формы контроля и деловая этика. — М., 1998.

[20] Федоров Б. Десять безумных лет. — М., 1999.

[27] Модернизация: зарубежный опыт и Россия. — М., 1994.

[28] Британский опыт приватизации в России. — М.; Лондон, 1992.

[29] Полеванов В. Технология великого обмана. — М., 1995.

История приватизации предприятий в России: лихие 90-е

История приватизации в России уходят корнями в 90-е года прошлого века, когда переход с советской плановой на рыночную экономику требовал передачи части государственного имущества в частную собственность.

Предыстория

По факту, приватизация крупных предприятий началась еще в конце 80-х. Вот только знали об этом лишь избранные.

Своеобразным стартом для нее стал Закон СССР «О государственном предприятии (объединении)», принятый в 1988 году. Другой, более точной и четкой нормативной базы для приватизации на тот момент не существовало, и передача предприятий в частную собственность осуществлялось на основании постановлений самых разных властных органов, так что реальные масштабы приватизации того времени не известны. Хотя по данным Организации экономического сотрудничества и развития, к 1992 году, когда были приняты изменения к новому закону «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РФ», в частных руках чиновников госаппарата уже находились порядка 2000 крупных промышленных предприятий.

Это интересно:  Как приватизировать дачу в саратов 2019 год

Как все начиналось

Легальная приватизация в государственных масштабах началась с 1992 года. К этому моменту в стране уже были приняты законы и постановления, определяющие порядок и алгоритм приватизации хозяйственных субъектов для населения (Закон РФ «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», Закон «О собственности в РСФСР», Указ No.341 Президента РФ от 29/12/1991, утвердивший «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий на 1992 год» и т.д.). И в целом программа приватизации была разделена на три стадии:

  • «малая» приватизация.
  • ваучерная приватизация,
  • денежная приватизация.

«Малая» приватизация: первая ласточка легальной приватизации

Первой ласточкой легальной приватизации в России стала так называемая «малая» приватизация. Она стартовала в 1992 году. Под «малую» приватизация подпадали магазины, кафе, ателье, столовые и рестораны — объекты будущего малого бизнеса. Первыми были проведены аукционы в Нижнем Новгороде, за ними подтянулись другие крупные города России. Именно «малой» приватизации принадлежит заслуга «первопроходца» в деле разгосударствления собственности. И именно она сформировала благоприятную среду для последовавшей за ней приватизации ваучерной.

Ваучерная приватизация: история в деталях

Идея ваучерной приватизации была взята не из воздуха. К тому моменту, как необходимость приватизировать госимущество в России стало насущной необходимостью, подобный опыт уже испытали на себе многие страны бывшего соцлагеря. Особенно воодушевлял руководителей нашей страны опыт чековой приватизации в Чехии. Именно после его успешного завершения Комитетом по собственности Верховного Совета РСФСР было предложено использовать в России для разгосударствления специальные платежные средства. Специально под программу бесплатной массовой приватизации был создан Закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР», предлагающий открытие в Сберегательном банке для каждого совершеннолетнего гражданина РФ специального приватизационного счета. Средства с этого счета могли использоваться только на приобретение акций предприятий.

К июню 1990 года были приняты уже все необходимые для этого законы, однако активный этап приватизации начался только спустя два года. «Раздумья» правительства, возможно, длились бы дальше, но свою роль сыграла памятная речь Б.Н. Ельцина, в которой он сказал легендарную фразу: «Мы слишком долго обсуждали, необходима ли частная собственность. Тем временем партийно-государственная элита активно занималась личной приватизацией. Их размах, предприимчивость и лицемерие поразительны. Приватизация в России идет уже длительное время, но неупорядоченно, спонтанно, часто на криминальной основе. Сегодня нужно перехватить инициативу, и мы намерены это сделать».

К сожалению, все пошло не совсем по плану. Вместо приватизационных счетов, летом 1992 года были введены приватизационные чеки (ваучеры), а модель массовой приватизации по типу «все взять и поделить» на практике оказалась далеко не лучшим вариантом для нашей страны. Однако, как утверждают и российские и зарубежные эксперты истории приватизации 90-х, форсированное разгосударствление собственности стало для России единственной возможностью быстро, хотя и довольно болезненно, перейти к рыночной экономике.

В 1994 году в Москве на один ваучер можно было получить порядка 700 акций «Газпром».

Денежная приватизация: начали за здравие, кончили за упокой

Денежная приватизация должна была стать логическим продолжением приватизации ваучерной. Предполагалось, что в рамках этот этапа акции предприятий могли бы продаваться уже не за ваучеры, а за деньги. Предприятия для приватизации определялись Правительством РФ в плановом порядке.

Фактически денежный этап передачи государственной собственности в частные руки начался в 1995 году и планировался как постепенный процесс. Основной его целью стало пополнение порядком истощившегося государственного бюджета и привлечение инвестиций в уже приватизированные компании. Планировалось также, что пакеты акций будут выставляться на аукционы, но.

Сложная политическая и экономическая ситуация отпугивала потенциальных инвесторов, поэтому привлеченных на данном этапе инвестиций было совершенно недостаточно, чтобы должным образом развивать приватизированные предприятия. Промышленность, переданная в частные руки встала, производство практически сошло на нет. Грянул дефолт 1998 года. Нельзя сказать, что стадия денежной приватизации оказалась провальной, но большей части поставленных целей она так и не достигла.

Итогом более чем десятилетней истории приватизации в России стали:

· 9,7 миллиардов долларов, полученные государством от продажи 145 тысяч российских предприятий,

· так и не изжившее себя социальное недовольство несправедливым переделом госсобственности.

P . S . Интересен тот факт, что A натолий Борисович Чубайс, стоявший у истоков приватизации, до сих пор остается успешным политиком, сохраняя при этом рекордно низкий политический рейтинг.

Приватизация в России в 2019 году

Приватизация — процесс передачи государственного имущества в частную собственность.

Приватизация в России в 2019 году проходит в соответствии с двухлетним планом, утверждённым Дмитрием Медведевым в 2017. Согласно данному документу, с 2017 года идёт продажа акций более 450 компаний с государственным участием, почти 300 ФГУПов, и множества иных объектов, ранее находившихся в государственной собственности.

Также 2019 год является последним, согласно приватизационной программе жилья, но, скорее всего, программа продлится ещё на несколько лет, как это было в 2013, 2015 или 2016 годах.

До 2020 года, согласно плану правительства РФ, проданы частным инвесторам будут ценные бумаги таких компаний, как Объединённая зерновая компания, НМТП, производственное общество Кристалл, являющееся одним из крупнейших производителей бриллиантов в России, и других, менее крупных.

В программу включена и частичная приватизация ВТБ и Совкомфлота. До 2020 года, доля государства в них должна сократиться до 25% плюс 1 акция, то есть, до блокирующего пакета. Продажа Совкомфлота осуществится значительно быстрее, так как приватизация ВТБ будет проведена параллельно с продажей акций Сбербанка, контрольный пакет которых принадлежит Центробанку РФ, поэтому государственное участие в ВТБ вряд ли сократится больше, чем на 10%.

В целом, даже планы правительства по приватизации акций, находящихся в государственной собственности, достаточно скромны. И, как это было в прошлые годы, в 2019 году вряд ли будет выполнена вся программа приватизации — продана будет лишь незначительная часть наименее значимых и наименее прибыльных компаний. И даже если вся программа будет полностью выполнена, на рынке это почти не отразится, так как стоимость продаваемых активов крайне мала.

План приватизации федерального имущества, принадлежащего государству, в 2017 году и в плановом периоде до 2019 года включает в себя доли в крупнейших компаниях страны. Среди них есть представители банковского сектора, добывающие компании, перевозчики и т.д.

Проектный план предусматривает продажу активов более пятисот различных акционерных обществ, различного рода государственных унитарных предприятий и других организаций иных форм собственности.

Среди крупнейших компаний, в плане фигурируют названия ВТБ, АЛРОСА и РЖД.

Сроки проведения сделок, а также цена активов пока не разглашается, так как эти показатели будут опираться на ситуацию на рынке в конкретный временной период.

Стоит отметить, что не всегда прогнозные планы приватизации государственного имущества совпадают с результатами проведенных сделок. Связано это, в первую очередь, со складывающейся конъюнктурой рынка и спроса на тот или иной пакет.

Внесения изменения в план Правительством будут продолжены.

02.01.2018 Очевидно, что идеи дальнейшей приватизации не находят поддержки в обществе. В преддверие выборов говорить о каких-то подобных планах со стороны правительства — опрометчиво, как бы того не хотели Кудрин, Греф. Исключением может стать только необходимость получить лояльность имеющих возможность выкупить гос. собственность.

В регионах, судя по СМИ, планы приватизации остаются.

К глобальным планам приватизации могут вернуться, если серьёзно ухудшится экономическая обстановка в стране.

Во время ежегодной пресс-конференции, президент Российской Федерации заявил, что на продажу могут быть выставлены акции крупнейших предприятий страны.

По словам В. Путина в первую очередь необходимо сохранить имеющиеся резервы правительства РФ. Исходя из этой необходимости, будет проводиться масштабная приватизация.

Речь шла о средствах Резервного фонда, также ФНБ. Как считает глава финансового ведомства РФ, А. Силуанов, средств из этих резервов хватит на 2 года, при самом лучшем раскладе.

Президент подчеркнул, что крупная приватизация госактивов необходима не только для снижения объема дефицита федерального бюджета, но и для передачи крупнейших государственных активов в руки эффективных собственников. По словам президента, это самое лучшее время для отстранения государственной собственности, потому что рыночная конъюнктура переживает не самые лучшие времена. Предугадать ее лучшие времена на данный период времени практически невозможно.

Какие компании будут приватизированы?

В качестве потенциальных объектов предстоящей приватизации глава правительства объявил несколько компаний. Таких как Роснефть, а также Аэрофлот. По словам Путина, даже если компании будут переданы в другие руки, пакеты акций государство сохранит у себя.
https://www.youtube.com/watch?v=GvOYj40cVpE
Сама идея крупной приватизации звучит от разных государственных лиц уже не первый год. Впрочем, последние несколько лет о ней совсем забыли, по причине обрушения фондового рынка, общая стоимость компаний понизилась в несколько раз. Стоит отметить, что она не вернулась в исходное положение. Но у правительства просто нет другого выхода, потому что резервы тают, а внешние займы произвести невозможно, из-за напряженных отношений с другими странами Запада. Исходя из этого, бюджетный дефицит покрыть просто нечем.

Как заявил глава Минэкономразвития А. Улюкаев, скорее всего, в предстоящем 2016 году будут продано 19,5% акций компании Роснефть. Общая стоимость их будет составлять приблизительно 580 млрд российских рублей.

Мнение: приватизация выгодна тем, у кого есть валюта. Государство теряет контроль над важными активами. Обесценивание валют для скупки предприятий развивающихся стран — схема не новая и, возможно, это одна из целей обвала рубля.

Приватизация в России в 90-х

В России осуществляется с начала 1990-х годов. Идеологи: Е.Т. Гайдар и А.Б. Чубайс.

Это интересно:  Бюро приватизации балашиха 2019 год

1 октября 1992 года в России началась выдача приватизационных сертификатов — ваучеров. Анонимизированные ваучеры распространялись через отделения Сбербанка, номинальная стоимость ваучера — 10 тысяч рублей. Ваучеры могли свободно продаваться и покупаться, как напрямую между гражданами, так и через специально созданные чековые инвестиционные фонды. Стоимость чеков определялась рынком (спрос-предложение).

В июне 1992 года Верховным Советом РФ была утверждена Государственная программа приватизации на 1992 год, определившая возможные способы приватизации для предприятий в зависимости от их размера.

  • малые предприятия должны были распродаваться на торгах или могли быть напрямую проданы частным лицам, работающим на этих предприятиях.
  • крупные предприятия — преобразуютсяв акционерные общества открытого типа, акции продаются, из них количество стоимостью не менее 29 % уставного капитала должны были быть проданы через публичные аукционы за приватизационные чеки (ваучеры).

В ряде отраслей приватизация не проводилась.

Эту приватизацию критикуют за то что она несправедливо перераспределила ресурсы в пользу узкой группы лиц, дала преимущества «красным директорам», которые могли влиять на работников, скупали и/или получали под свой полный контроль предприятия.

Пост из рубрики Блоги и Мнения, содержит субъективную точку зрения автора: как поделиться своим мнением

Приватизация государственных предприятий в России этапы и первые результаты (стр. 1 из 5)

Приватизация государственных предприятий в России: этапы и первые результаты

1. Сущность приватизации. 4

а) пути разгосударствления. 4

б) формы и методы приватизации 7

2. Этапы приватизации в России. 11

а) акционирование и ваучерная приватизация. 11

б) денежная приватизация. 12

в) итоги и перспективы приватизации 13

3. Анализ опыта зарубежных стран. 17

а) опыт ваучерной приватизации 17

б) опыт платной приватизации 19

Список литературы 23

Реформы отношений собственности являются важнейшим элементом перехода к рыночной экономике. Однако подходы к проведению этих реформ, их темпам и масштабам, а также альтернативы форм реорганизации государственного сектора экономики могут существенно различаться. Не во всем благоприятный первоначальный опыт реформы собственности, когда ставилась задача предельно быстрого разгосударствления и приватизации большинства предприятий, заставил частично пересмотреть не только роль государства, но и место государственного сектора в переходной экономике.

Потенциальное противоречие между функциями собственности и контроля в корпоративных формах предпринимательства привело к серьезным конфликтам интересов в большинстве крупных приватизированных предприятий. А быстрая массовая приватизация по ваучерным схемам сопровождалась еще и конфликтами интересов внутренних и внешних инвесторов.

В связи с этим широко распространенная в первые годы рыночных реформ точка зрения на быструю приватизацию и накопление “критической массы” частной собственности сменилась пониманием особой роли государства и государственного сектора в переходной экономике.

В переходной экономике государственный контроль отличается от государственного управления в плановой экономике. Государственные предприятия должны быть выведены на режим функционирования, соответствующий основным требованиям рыночной среды, т. е. быть «маркетизированы». Эти требования в основном сводятся к следующему: жесткий бюджет, конкуренция, реструктуризация производства и финансов, организация корпоративного управления.

1. Сущность приватизации

а) пути разгосударствления

Известны два пути преодоления тотального выведения предприятий из-под прямого контроля государства, т.е. разгосударствления: через самоуправление или через приватизацию.

Самоуправленческая модель предприятия, позволяющая обеспечить определенную степень хозяйственной обособленности, с одной стороны, и некоторые черты групповой собственности, с другой, появилась в недрах административно-плановой экономики именно как форма ухода от тотального государственного контроля и усиления мотивации к эффективной хозяйственной деятельности. Наибольшее распространение самоуправленческая модель получила в Югославии и Польше, но отдельные ее элементы использовались и в других бывших социалистических странах (например, система рабочего участия в прибылях предприятий в Венгрии).

Самоуправленческая модель базировалась на весьма аморфных отношениях собственности, когда эти отношения распространялись главным образом на полученные предприятием хозяйственные результаты, а не на капитал. Если сравнивать самоуправление с формами собственности, принятыми в рыночной и в переходной экономике, то по своей сути оно больше всего приближается к аренде предприятия его трудовым коллективом, когда первоначальный (авансированный) капитал остается в собственности государства как арендодателя.

Подобная модель хозяйственного обособления предопределяет заинтересованность самоуправленческого трудового коллектива прежде всего в росте текущих доходов предприятия, оставляя в стороне любую мотивацию в преумножении капитала. Поэтому система заинтересованности строится не на принципе максимизации общей массы прибыли фирмы, как это преимущественно бывает в условиях рыночной экономики, а на увеличении текущих доходов каждого отдельного члена самоуправленческого коллектива. А поскольку при этом заработная плата воспринимается как элемент дохода, а не издержек производства, цены на продукцию таких предприятий не служат им ориентиром в соотношении рыночного спроса и предложения. Это, в свою очередь, означает, что самоуправленческие предприятия если и возможны в рыночной и переходной экономике, то лишь в каких-то определенных конкретных случаях мелкого предпринимательства. Доминирующей формой они быть не могут.

Сущность приватизации. Приватизация в переходной экономике является преобладающей формой разгосударствления, с одной стороны, и наделения граждан собственностью за счет тех или иных форм перераспределения общественного имущества, с другой. Под приватизацией, как правило, понимают продажу или безвозмездную передачу государственной собственности в руки отдельных граждан, трудовых коллективов или юридических лиц. На базе государственных предприятий могут возникать частные и смешанные фирмы в различных организационно-хозяйственных формах—от индивидуальных предпринимательств до всех видов корпораций.

Главное содержание приватизации заключается в трансформации предприятий-производителей, основанных на том или ином производственно-техническом комплексе (звеньев «единой фабрики» плановой экономики), к фирмам, базирующимся на капитале. Капитал как самовозрастающая стоимость несет с собой коренные изменения всех функций, жизненных циклов, структурных сдвигов бывших государственных предприятий.

Зарождение и развитие отношений по капиталу (при сохранении в превращенной форме отношений по труду) кардинальным образом меняют всю систему интересов в рамках предприятия и требуют новых механизмов их согласования. В процессе приватизации в ходе массовых трансакций (передачи, перехода прав собственности) появляются новые социальные категории—собственников (акционеров), управляющих (менеджеров), наемных работников. Приватизация, таким образом, создает предпосылки для коренных изменений в структуре общественных групп и отношений.

По существу, приватизирующиеся предприятия переходного периода—это основная ячейка, где совершается главное таинство рыночной трансформации экономики. Успешность и темпы трансформации зависят как от общей логики и последовательности проходимой экономической политики (внешние условия и среда функционирования капитала), принципов и методов самих реформ отношений собственности (подходы к приватизации и реформированию госсектора), так и от рыночной реструктуризации экономики (консолидация и эффективный перелив капиталов). При этом именно рынок капитала является ключевой проблемой создания эффективного комплекса рыночных механизмов в переходной экономике.

Конкретные методы проведения реформы собственности зависят от того, накаких принципах передается государственное имущество новым собственникам. Это прежде всего выбор между платной (за полную стоимость или на льготных условиях) или бесплатной формами приватизации. Весьма остро перед началом приватизации во всех странах стоял вопрос о том, кто может претендовать на имущество приватизируемых государственных предприятий — все граждане, только члены трудовых коллективов, обладатели достаточных для выкупа капиталов. Актуальным был и вопрос о масштабах допуска к приватизации иностранного капитала. По всем этим проблемам в постсоциалистических странах шли острые дискуссии социально-политического и экономического плана. Приватизация вообще является одним из наиболее политизированных элементов рыночной трансформации.

Огромные массы меняющих форму собственности государственных активов во всех постсоциалистических странах потребовали достаточного разнообразия возможных легальных форм приватизации. Причем соображения социальной справедливости, получавшие все большую общественную поддержку, в ходе реформ раздвинули круг возможных участников за счет включения в число новых владельцев активов населения, работников и управляющих компаний, бывших владельцев или их наследников, утративших некогда право собственности в процессе социалистической национализации. Характерно также, что приватизация во многих странах с переходной экономикой проводилась одновременно с либерализацией законодательства о предприятиях и предпринимательской деятельности.

б) формы и методы приватизации

Почти десятилетний опыт постсоциалистической приватизации позволяет осмыслить результативность ее отдельных форм для роста инвестиционной активности и эффективности экономики. В принципе, все разнообразие методов может быть сведено к следующим: прямая продажа за деньги активов и ценных бумаг, льготная продажа или бесплатная передача активов работникам компаний, массовая ваучерная приватизация и реприватизация.

Возможна и более детальная группировка форм приватизации. Так, Всемирный банк выделяет следующие способы приватизации в постсоциалистических странах: прямая продажа активов, массовая приватизация по ваучерным схемам, выкуп контрольного пакета акций менеджментом и/или работниками, публичное предложение, ликвидация, безвозмездная передача муниципальным органам, акциони­рование, акционерное государственное предприятие с участием иностранного капитала. Оценивая результативность перечисленных мето­дов, следует иметь в виду, что, во-первых, во всех странах использовались те или иные их комбинации, а, во-вторых, небольшая по­купательная способность граждан в сравнении с потенциальной ценой государственных активов заставляла в ходе реформы собственности менять приоритеты в выборе методов приватизации.

Массовая приватизация путем выдачи приватизационных ваучеров позволяет сравнительно быстро распределить государственные активы среди большого числа граждан. Независимо от того, выдаются ли приватизационные свидетельства бесплатно или за некоторую небольшую сумму денег, ваучерные схемы являются социально наименее конфликтным способом приватизации. Вместе с тем полученные по таким схемам собственнические права не могут квалифицироваться как полноценное право частной собственности и, скорее всего, являются лишь стартовым условием для дальнейших трансакций или обращения в деньги. Преобладающим методом ваучерные схемы были в Чехии, Словакии, России, Монголии, Казахстане, Албании.

Статья написана по материалам сайтов: www.privatiz.ru, kudavlozitdengi.adne.info, mirznanii.com.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector