+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Примеры приватизации и национализации 2019 год

В современной России многие высказываются против приватизации, но нельзя забывать и о другом процессе: национализация в РФ также имеет место, просто про это СМИ скромно молчат.

Наглядным примером сегодня является Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе. Предприятие было основано в 1783 году, всего за свою историю завод построил свыше 500, а также отремонтировал более 5000 кораблей и судов. Четырежды восстанавливался заново: после Крымской войны, Гражданской и Великой Отечественной, ну и украинского периода.

В связи с последним посмотрим на историю:

1996 год — после уничтожения Советского Союза завод был акционирован: 26% акций было закреплено за Фондом госимущества Украины, а 74% акций отошло коллективу. Однако пропорции распределения в контексте не важны, зато показательно то, что зарегистрировано акционерное общество было лишь в 1997 году, существенно позже распределения его акций. Подобная ситуация наглядно показывает, что приватизация в данном случае просто стала самоцелью.

1997 год — инвестиционный фонд UGF (США) скупает 50,5% акций. Становится очевидной промежуточная цель приватизации.

2014 год — предприятие признано банкротом. Наглядно видна конечная цель приватизации.

Однако в том же году на Украине произошёл государственный переворот, который не был поддержан Севастополем, и 28 февраля 2015 года постановлением правительства города завод национализирован в пользу города.

Уникальность завода заключается не только в его славной истории и технических возможностях, но и в географическом расположении: акватория самой природой защищена от природных стихий, наличествует незамерзающая бухта, приливные колебания, наоборот, практически отсутствуют — оптимальные условия для круглогодичных работ.

В настоящее время сухие доки позволяют производить ремонт кораблей и судов длиной до 165 и 145 метров в зависимости от дока, а достроечные набережные — до 300 м и дедвейтом до 150 тысяч тонн.

Сейчас для полноценного использования предприятия разрабатывается федеральная целевая программа. Президент «Объединенной судостроительной корпорации» Алексей Рахманов делится планами на загрузку завода:

По его словам, загрузка судостроительных заводов Крыма составляет 30-60% мощности, что, конечно же, недопустимо:

Всего же за ближайшую пятилетку планируется инвестировать порядка семи млрд рублей на восстановление порушенной Украиной инфраструктуры, внедрение современных технологий, замену станочного парка и т.д.

Планируется, что ремонт новых подводных лодок 636-го проекта будет осуществляться именно на Севастопольском морском заводе, здесь же будут обслуживаться сторожевые корабли Черноморского флота, а также корветы, которые сейчас строятся на заводе «Янтарь».

Следует отметить и странности: несмотря на явное стратегическое значение завода, уже имеются поползновения на его территорию. Так заместитель директора московского архитектурного бюро «Остоженка» Андрей Гнездилов на градостроительном совете Севастополя предложил создать деловой центр Севастополя прямо на главной площадке завода в Южной бухте. По его мнению, «это сможет сбалансировать потоки туристов, которые переполняют городское кольцо». Однако сомнительно, что подобная инициатива будет поддержана.

Пример Севастопольского морского завода имени Серго Орджоникидзе — показательный: в России происходит не только приватизация, но и национализация. Конечно, в данном случае есть уникальные обстоятельства, но в целом показательно, что Владимир Путин, поддерживая на словах приватизацию, одновременно предлагает условия, на которых либерально-экономических блок приватизировать особо ничего не желает: требования сохранения контроля государства над сколь-либо значимыми активами их шокирует. Вот, к примеру, возмущённая февральская статья издания «Профиль»:

Со своей точки зрения интересны приведенные в статье примеры, скажем так, нетипичной национализации:

«2014–2015 – национализация в Крыму и Севастополе предприятий, принадлежащих не только украинскому государству, но и частным собственникам. Под национализацию за год попало около 250 объектов.

2015 – разгром «Трансаэро», бизнес отошел к государственному «Аэрофлоту».

2013–2016 – отзыв Банком России лицензий у сотен мелких частных банков, клиенты предпочитают переходить в госбанки».

Особенное сочувствие вызывает переход в госбанки. В связи с этим вспоминается позиция советника Президента Сергея Глазьева. Спорная, но тем не менее:

Можно вспомнить и круглый стол в Госдуме по оценке эффективности распродажи госсобственности в марте этого года. Депутат Андрей Свинцов отмечает:

Можно спорить об оптимальности конкретной формы владения, но то, что контрольный пакет акций должен быть у государства — неоспоримо. Интересное наблюдение имеется у экономиста Валентина Катасонова. После совещания Владимира Путина с руководящим составом Министерства обороны и представителями оборонно-промышленного комплекса в мае этого года он пишет :

Подобная мобилизация будет возможно только при условии, что управлять экономикой и выбирать стратегию развития будет государство, а не частные собственники. Но при этом недопустимо, чтобы имеющиеся у государства ресурсы простаивали, не используясь, а тем более переходили бы в собственность иностранным компаниям.

Показательна в этом плане не такая уж далекая от России ситуация с Донецким электрометаллургическим заводом, на котором власти ДНР ввели временную администрацию — при том, что завод принадлежит российской компании «Мечел». Главная претензия властей — простой, завод с 2013 года не осуществляет свою деятельность. При этом руководство ДНР и радо бы вернуть формально российской компании «Мечел» ДЭМЗ, но лишь при условии его запуска, с чем «Мечел» не согласен. В связи с этим наиболее вероятным сценарием является национализация ДЭМЗ.

Так что этой точки зрения умение найти равновесие между приватизацией и национализацией — это тот инь-янь экономики, который позволит ей эффективно развиваться. Главное — не кидаться в крайности.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Опыт проведения приватизации и национализации за рубежом

Похожие работы на тему «Опыт проведения приватизации и национализации за рубежом»:
Другие работы:

Введение

Изучение опыта приватизации в экономике развитых стран, а также в странах с переходной экономикой актуально само по себе. Но для нашей страны оно имеет особое значение с тем, чтобы использовать такой опыт с учетом ошибок предшественников, адаптировать его к рыночным условиям России.

Власть и собственность выступают в одной связке: власть в любой момент может быть конвертирована в собственность и, соответственно, собственность во власть. Дискуссия о праве собственности и ее принадлежности – должна ли она быть государственной или частной – имеет долгую и не простую историю. Вопросам приватизации и национализации, а также роли государства в экономике уделялось значительное внимание в рамках таких научных направлений, как историческая школа, марксизм, кейнсианство, институционализм.

Национализация — передача в собственность государства земли, промышленных предприятий, банков, транспорта или другого имущества, принадлежащего частным лицам или акционерным обществам. Может осуществляться через безвозмездную экспроприацию, полный или частичный выкуп.

Приватизация — форма преобразования собственности, представляющая собой процесс передачи государственной (муниципальной) собственности в частные руки.

Опыт проведения приватизации и национализации за рубежом

Национализация – средство, применяемое достаточно часто левыми силами для реализации своих предвыборных программ, – причем не только в экономической, но и в социальной сфере. Правые партии, формируя правительства, как правило, стремятся осуществить иной процесс — денационализацию (приватизацию) национализированных левыми силами отраслей 1 .

Во Франции последовательно сменяли друг друга два процесса: национализация и приватизация. 2 Традиция передачи государству основных средств производства существует во Франции давно. Национализация телефонных сетей была осуществлена еще в 1889 г. Далее две заметные “волны” национализации наблюдались в периоды Народного фронта и Освобождения. Первая — национализация “Air France” и 4-х других авиакомпаний (1936 г.), создание Национального общества железных дорог (SNCF) (1937 г.), телеграфного агентства “Havas” и Управления торговли (1940 г.). Вторая волна — национализация четырех депозитных банков, Electricite de France , Gaz de France , Парижского аэропорта и фирмы “Renault” (1945 г.), передача государству 35 страховых компаний, 6 угольных бассейнов и создание государственной компании “ Charbonnage de France ” (1946 г.). Последняя крупномасштабная национализация состоялась в начале 1980-х годов. Были национализированы крупные коммерческие банки и многие предприятия. 3

Во Франции за последние 70 лет прошли три волны национализации. Первая — до Второй мировой войны: были национализированы военная промышленность и железные дороги (1936–1937 гг.). Вторая национализация была проведена в послевоенный период. Были национализированы Французский банк, четыре депозитных банка и 34 страховых компании, а также предприятия угольной, газовой и электроэнергетической промышленности (1945–1946 гг.). Автомобильные заводы «Рено» и авиационные заводы «Гном и Рон» были фактически конфискованы за сотрудничество их собственников с фашистами.

К моменту третьего этапа национализации во Франции большинство предприятий де-факто были убыточными. Расходы на модернизацию компаний, национализированных в 1982 г., возросли почти на 42%. На осуществление структурной перестройки правительством было истрачено в 1982–1983 гг. более 100 млрд франков.

Такие крупные ассигнования обострили проблему бюджетного дефицита и занятости, т.к. в ряде случаев обновление инфраструктуры сопровождалось сокращением рабочих мест. В результате возросло количество безработных. 4

Опыт национализации был не вполне удачным с точки зрения итогов экономической политики, и привел к поражению левых партий на парламентских выборах 1986 г. Изменение состава парламентского большинства привело к тому, что парламентом, несмотря на сопротивление президента Ф. Миттерана, в 1986 г. был принят закон «О методах приватизации». Согласно правительственным декретам, приватизации подлежало 65 фирм с численностью персонала около 900 тысяч человек и капиталом в 300 млрд. франков.

При этом приватизации подверглись не только фирмы, национализированные в 1982 г., но и фирмы, возникшие как государственные, а также компании, национализированные в 1945 г. Вместе с тем приватизация не распространялась на естественные монополии: системы газо — и электроснабжения, телекоммуникации, железнодорожный транспорт, а также на авиационную и космическую промышленность. В дальнейшем (под давлением Европейского Союза) французское правительство вынуждено было изменить свою позицию и в этой области. 5

Это интересно:  Документы для приватизации дачи 2019 год

Таким образом, государство во Франции наиболее активно, вмешивалось в соотношение частной и государственной собственности. Процессы национализации были вызваны сильнейшими экономическими кризисами и в значительной мере стимулировали развитие французской экономики. В процессе национализации под контроль государства полностью или частично попали некоторые предприятия железнодорожного транспорта, энергетики, оборонной промышленности, авиации, некоторые страховые компании и банки. 6

Как и во многих других европейских странах, в Великобритании, обширный государственный сектор экономики образовался после Второй мировой войны. Послевоенное восстановление и реконструкция наиболее капиталоемких отраслей промышленности осуществлялись на государственные средства. В стране доля инвестиций в огосударствленные после Второй мировой войны отрасли экономики достигала 40% вложений. Для послевоенного периода характерным было и огосударствление крупных финансово-кредитных учреждений. В руках государства сосредотачивались военная, атомная промышленность, комплексные предприятия, организации и учреждения, связанные с развитием фундаментальной науки, исследованиями космоса и пр. Нередко в руки государства переходили и сырьевые отрасли, транспорт, связь. В то же время рост государственного участия в ряде отраслей вплоть до их полной национализации не был самоцелью — правительство лишь помогало перераспределять средства между отраслями в таких размерах, которых сложно было бы достичь при свободных рыночных отношениях. Поэтому когда необходимость в таких экстренных переливаниях отпала, начались обратные приватизационные процессы, потому что в новых рыночных условиях более эффективной работы можно уже было ожидать от частного капитала, а не от государственного. 7

В Великобритании национализация (через выкуп, компенсации) практически не встретила серьезного сопротивления (кроме национализации черной металлургии) вследствие низкой рентабельности национализируемых отраслей и огромных размеров компенсаций. К примеру, бывшие собственники в сфере угледобычи получили компенсацию в размере 164 млн. ф. ст., электроэнергетики — 540 млн ф. ст., газовой промышленности — 265 млн ф. ст.

С приходом к власти консервативного правительства под руководством М. Тэтчер, в 1980-е годы началась масштабная приватизация, которая длилась почти 10 лет. Начало приватизационным процессам в стране было положено в 1981 г. передачей в частную собственность компаний British Aerospace и Cable & Wireless. Были приватизированы ряд крупнейших корпораций (в том числе «Бритиш Петролеум», «Бритиш телеком»), электроэнергетика. В очередной раз подверглась приватизации черная металлургия, что принесло государству около 100 млрд. долларов США, существенно повысилась конкурентоспособность многих отраслей экономики. 8

Приватизация в Великобритании преследовала не только экономические цели, она также имела и серьезный политический подтекст, будучи составной частью общей политики кабинета М.Тэтчер. При этом в качестве одной из основных целей приватизации правительством Тэтчер было провозглашено намерение обеспечить госпредприятиям, в первую очередь тем, которые «определяли лицо» британской экономики, приток инвестиций, так как в меняющихся рыночных условиях государственный сектор уже не мог обеспечить соответствующих вложений.

В начале 1970-х гг., в Чили, пришедшая к власти в результате выборов левая коалиция во главе с президентом С. Альенде принялась активно исполнять свои предвыборные обещания, в которых главным пунктом была национализация промышленности, прежде всего медной, находившейся в руках крупных иностранных ТНК. Ответом на столь рьяные попытки возврата государственной собственности явился государственный переворот, проведенный военными во главе с генералом Пиночетом и поддержанным многими ТНК, и последующий пересмотр результатов национализации.

Процессы национализации в конце 1940-х — начале 1950-х годов активно происходили также в Центральной и Восточной Европе. В настоящее время признается, что была допущена поспешность в обобществлении частного мелкотоварного сектора в сфере торговли, ремесла, услуг. На деле оказалось, что в большинстве стран Центральной и Восточной Европы, уровень экономического развития которых был относительно невысоким, создание автономной экономики с многоотраслевой структурой нанесло существенный ущерб развитию этих стран, породив структурные диспропорции в экономике и социальную напряженность в обществе. Следствием этого ошибочного экономического курса, игнорировавшего национальные особенности народнохозяйственных систем и возможности международного разделения труда, стали серьезные социально — политические кризисы 1953–1956 гг. в Польше, Венгрии, ГДР, Чехословакии. 9

В 1950-х — начале 1960-х гг. в Египте Г. Насер, избранный президентом, стал осуществлять линию на превращение своей в достаточной степени отсталой и зависимой от других держав страны в современное суверенное государство. В политико-пропагандистских целях он решил обратиться к великой, но не осуществленной до тех пор идее предков: построить на Ниле у Асуана мощное гидросооружение, которое позволило бы использовать воды реки не только для повышения плодородия египетской земли, но и для производства электроэнергии, необходимой для развития экономики страны. Он обратился к США с просьбой предоставить Египту ссуду на эту грандиозную стройку. Речь шла о 1300 млн долларов. Правительство США выдвинуло ряд заведомо неприемлемых условий. 10

В ответ на заявления американских лидеров, объявивших о том, что они лишают Египет обещанных кредитов на строительство Ассуанской плотины, Г. Насер провозгласил о переходе компании Суэцкого канала в руки государства. 11

В целом с конца 1960-х гг. вплоть до 1990-х гг. в Египте наблюдался абсолютный прирост собственности государства, включая производственную сферу. Эти процессы разворачивались на фоне серьезных трудностей и периодических кризисных осложнений в экономике, особенно ухудшения финансовых позиций к 1990 г., когда египетский внешний долг достиг 50 млрд. долларов. Лишь после этого здесь началась приватизация, которая стала составным элементом экономической политики, причем вначале отнюдь не приоритетным, а входящим в комплексную программу реформ. 12

Страны Латинской Америки также имеют довольно большой опыт национализации, проводимой прежде всего в сфере природных ресурсов. Так, уже в 1920-е годы, например, был подписан декрет о национализации железных дорог в Мексике.

После победы революции на Кубе и прихода к власти Ф. Кастро в стране были национализированы все предприятия во всех отраслях промышленности, причем особое внимание уделялось национализации предприятий с иностранным капиталом. Начиная с 1959 г. (после свержения режима Батисты), на Кубе была проведена национализация земли, предприятий и другой собственности. В июле 1960 г. правительство Ф. Кастро объявило об окончательной национализации всех сахарных заводов и плантаций, принадлежавших американским компаниям. Это стало началом крупнейших экономических потерь США в Латинской Америке. Продолжением стала полная национализация на Острове свободы всей собственности США, совокупная стоимость которой составила около 1 млрд. долл. Американское правительство, как известно, объявило о полной экономической блокаде Кубы, прекратив все операции по фьючерсным контрактам на поставку нефти на Кубу, а также экспорт оттуда сахара. 13

В 1980-е годы пришедшие к власти военные попытались провести национализацию в Аргентине, закончившуюся полным провалом.

В наше время процессы национализации, затронувшие нефтегазовый сектор, прошли сначала в Венесуэле, а затем в Боливии. Начиная с 1998 года правительство Венесуэлы национализирует крупнейшие компании, работающие в основных секторах экономики. В 1998 г. нынешний глава Венесуэлы У.Чавес принял решение национализировать нефтяную отрасль страны. В 2004 г. им было инициировано крупное повышение налогов для иностранных компаний, добывающих нефть в бассейне реки Ориноко. 14 В 2009 г. Уго Чавес заявил, что правительство страны национализирует около 60 нефтяных компаний в целях более жесткого государственного контроля над нефтяной промышленностью страны 15 . В этом же году Чавес объявил о национализации Banco de Venezuel. В 2010 г. было национализировано все движимое и недвижимое имущество одного из крупнейших в мире производителей азотных удобрений — компании Fertilizantes Nitrogenados de Oriente (Fertinitro).

Схожие процессы происходят в Боливии. 1 мая 2006 г. президент Боливии Э.Моралес подписал декрет о переводе газовой промышленности страны под контроль государства 16 . Контракты, заключенные в Боливии зарубежными компаниями и предоставляющие им права акционеров, признаны недействительными, поскольку они не были одобрены Конгрессом, как того требует конституция страны. В мае 2010 г. Президент Боливии заявил о национализации четырех энергетических компаний (дочернее подразделение французской GDF Suez, компания Corani, на 50% принадлежащая боливийской Inversiones Ecoenergy Bolivia S.A, Guaracachi, которой на 50% владеет британская комапния Rurelec PLC и ELFEC, которой управляют профсоюз рабочих и местные инвесторы) в рамках попыток по усилению государственного контроля в сфере экономики.

Заключение

Проведенный анализ мирового опыта, показывает, что процессы приватизации и национализации периодически проходят, как в экономически развитых, так и в развивающихся странах.Национализация обычно проводится двумя основными путями. Первый путь, практикующийся в развитых странах — на пример, Великобритании и Франции — подразумевает выплату компенсации владельцам национализированного предприятия. И второй путь, характерный, как правило, для развивающихся стран и стран, в которых произошла революция или смена политического режима, подразумевает экспроприацию частной собственности без выплаты компенсации — это СССР, страны Восточной Европы, Египет, страны Латинской Америки и ряд других.

Основным принципом, из которого вытекает концепция приватизации, служит положение о существовании пределов возможностей правительства в части повышения эффективности производства, о том, что некоторые предприятия более эффективно управляются частным сектором. Этот принцип обоснован, главным образом, исходя из того, что некоторые страны, полагавшиеся на частный сектор как источник экономического роста, добились лучших результатов, чем некоторые другие страны, которые делали ставку на государственный сектор. Теоретически этот принцип исходил из того, что государственный сектор, как правило, защищен от конкуренции либо посредством специальных актов, либо субсидий, дотаций и фискальных, таможенных и прочих мер. Кроме того, государственные предприятия, как правило, лишены базового свойства рыночной экономики — стимула к максимизации прибыли.

Список литературы

Аналитическая записка «Опыт проведения национализации в некоторых зарубежных странах: правовой аспект» // Фонд развития парламентаризма в России, июнь 2003 г. // http://www.legislature.ru

Это интересно:  Договор приватизации 1993 года 2019 год

Анохин М.Г., Матвеенков Д.О., Нигматулин З.Х. Политические аспекты проблемы: «Приватизация-национализация» // http://journal.orags.org/index.php? >

Великобритания: национализация и приватизация // http://bunich.ru

Лозинский С.В., Праздничных А.Н. Процессы трансформации собственности: мировой опыт // Менеджмент в России и за рубежом № 2, 1998.

Национализация в Боливии. http//www.aglob.ru, 12.05. 2006.

Национализация нефтяных компаний в Венесуэле // http://kprf.ru/international/66482.html

Национализация по латиноамерикански // «Газета.Ru». 2006. 2 мая.

Национализация Суэцкого канала. http//www.egypt best.ru/history/

Орлик И.И. Трансформации в Центральной и Восточной Европе во второй половине ХХ века // Вестник РГНФ. 2001. №1. С. 43.

WEB-ресурс научно-практических конференций

Навигация

Наши конференции

В данной секции Вы можете ознакомиться с материалами наших конференций

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Альянс наук: ученый – ученому» (28–29 марта 2013г.)

VIII Международная научно-практическая Интернет-конференция «Спецпроект: анализ научных исследований» (30–31 мая 2013г.)

Всеукраинская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы преподавания иностранных языков для профессионального общения» (Днепропетровск, 7–8 июня 2013г.)

V Международная научно-практическая Интернет-конференция «Качество экономического развития: глобальные и локальные аспекты» (17–18 июня 2013г.)

IX Международная научно-практическая конференция «Наука в информационном пространстве» (10–11 октября 2013г.)

Научно-исследовательский экономический институт Украины

ОПЫТ НАЦИОНАЛИЗАЦИИ В ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАНАХ

Национализация наряду с административным вмешательством; прямым инвестированием в государственные предприятия является формой повышения эффективности собственности.

Целями национализации могут быть:

— поддержание необходимого уровня функционирования отраслей экономики;

— выведение из-под контроля иностранного капитала отраслей и производств, имеющих ключевое значение для обеспечения безопасности и обороноспособности страны;

— обеспечение экологической безопасности страны;

— защита потребителей от злоупотреблений естественных монополий.

Отметим, что процессы либерализации мировой экономики при относительно благоприятной экономической конъюнктуре существенно ограничили эффективность национализации, т.к. национализация, сдерживает привлечение и движение транснационального капитала, и поэтому может применяться в нынешних условиях только как крайнее средство экономической.

Проанализируем опыт национализации в зарубежных странах.

Для стран романо-германской правовой системы характерно принятие общего закона о национализации, в котором предусматривается порядок и процедуры обращения имущества в государственную собственность, а на его основе принимаются нормативные правовые акты о национализации конкретных объектов собственности.

Законодательную основу национализации в Англии составлял ряд законодательных актов: Акт о национализации угольной промышленности 1946 года, Акт о Банке Англии 1946 года, Акт о транспорте 1946 года, Акт о национализации железной и стальной промышленности 1951 года. Данные Акты содержали положения об учреждении государственных органов для управления национализированными отраслями, устанавливался порядок передачи им, или уже существующим органам государственной власти, национализированного имущества, предусматривались правила определения и выплаты компенсаций, а иногда и конкретный размер этих компенсаций. В приложениях зачастую устанавливался перечень имущества, предназначенного для перевода в распоряжение соответствующего органа государственного управления.

В 1980-е годы, с приходом к власти консервативного правительства под руководством М. Тэтчер, началась масштабная приватизация, которая длилась почти 10 лет. Были приватизированы ряд крупнейших корпораций, в том числе «Бритиш Петролеум», «Бритиш телеком», электроэнергетика. В очередной раз была приватизирована черная металлургия. Приватизация принесла государству около 100 млрд. долларов США, существенно повысила конкурентоспособность многих отраслей экономики.

Во Франции за последние 60 лет были проведены три широкомасштабные национализации:

3) проведена в 1982 году социалистами во главе с президентом Франции Ф. Миттераном. Были национализированы 36 крупных частных банков и ряд крупнейших монополий: банк Ротшильда и Парижско-Нидерландский банк, компания Суэцкого канала, компания «Томпсон-Брандт», Генеральная электрическая компания, компании «Сен-Гобен», «Кюльман», авиационные заводы Дассо, металлургические предприятия де Ванделей и Шнейдеров. В результате государственный сектор экономики увеличился примерно наполовину. Был разработан и принят закон о национализации, определивший основные принципы и формы контроля и управления государственным сектором экономики.

Обобщая практику проведения национализации, можно сделать вывод о наличии в демократических обществах сложившейся модели гарантий от национализации, а именно: проведение ее исключительно на основе закона, только в общественных интересах с выплатой предварительной компенсации собственнику, и, судебный порядок возмещения стоимости имущества при любых спорных ситуациях.

Примеры приватизации и национализации

Экономическая история разных стран демонстрирует колебания государственного и частного секторов экономики на протяжении всего ХХ века, причем как в Европе, так и в азиатских странах. С точки зрения неоклассического подхода необходимость вмешательства государства и появление государственного сектора экономики объясняется исправлением провалов рынка, однако реальность разных стран дает примеры и другого рода. Государства часто владеют не только естественными монополиями или фирмами, производящими общественные блага, но и обычными предприятиями. В то же время естественные монополии (железные дороги, коммунальные услуги) могут находиться в частной собственности, а многие общественные блага производятся частным образом. Таким образом, анализ причин формирования определенного режима собственности и изучение теоретических моделей, объясняющих трансформацию режимов собственности, представляются актуальной задачей научного поиска.

Цель данного исследования: на основе сравнительного анализа существующих публикаций по проблеме изменения режимов собственности выявить дальнейшие направления расширения и углубления научного знания. Методология подобного исследования предполагает комплексное использование качественного сравнительного анализа научных работ, посвященных причинам национализации-приватизации; генетический метод, направленный на выявление механизма формирования причин цикла национализация-приватизация (НПЦ); системный подход, способствующий изучению изменения режимов собственности в единстве с эндогенными и экзогенными факторами.

Современный анализ преобразований собственности базируется в основном на положениях неоинституциональной экономической теории, основой которого являются работы представителей американской школы (Р. Коуза, А. Алчиана, Г. Демсеца, С. Пейовича, Р. Познера и др.) [1]. Базовой единицей институционального анализа является понятие «право собственности», рассматриваемое как совокупность формальных и неформальных правил, которые определяют условия доступа к ресурсам и диапазон их возможных применений. В эту категорию включаются права и обязанности в отношении использования и совершенствования ресурсов, правила обмена и правила ответственности, в случае если конкретный способ использования ресурса одним человеком вступает в противоречие с правами и свободами других лиц. Исходя из такой формулировки видно, что основные направления научного поиска исследователей преобразований собственности должны сводиться к поиску источников и механизмов возникновения и закрепления прав собственности, выявлению различий поведения в условиях различных правовых структур, анализу трансакций и рационального выбора общества.

Анализ экономических взглядов на проблему собственности позволяет сделать вывод, что со второй половины ХХ в. внимание ученых было в основном направлено на объяснение механизма формирования прав собственности как таковых [4, с. 350]. Государственная, коллективная и частная собственность рассматривались как различные формы исключения из доступа к ресурсам, а роль государственной собственности выводили из необходимости выполнения государством своих функций. Таким образом, в этот период происходит формирование своеобразного «жесткого ядра» теории прав собственности.

Историческая действительность ХХ в., связанная с масштабными процессами национализации и приватизации, привела в 1980-х гг. к усилению интереса ученых к процессам изменения режимов собственности, поиску их причин и взаимосвязи. Именно в этот период появляется оригинальная идея наличия определенной цикличной повторяемости процессов национализации и приватизации. Одним из первых, кто попытался развить эту идею, был А. Хиршмен [5, с. 3]. Он предположил, что цикличность изменений предпочтений людей, которые неоднократно и одновременно могут быть участниками частных и общественных соглашений, приводит к тому, что решение своих проблем люди осуществляют посредством обращения то к инструментам государственного сектора, то частного, отсюда неизбежны колебания их размеров в реальной экономике. К сожалению, Хиршмен не предлагает четкой формализованной модели своей идеи, позволяющей прогнозировать будущие циклы.

Идея цикличности режимов собственности прослеживается и в работе Ю. Бакхауса, опубликованной в конце 1980-х гг. [2]. Здесь анализ процессов приватизации реализуется через демонстрацию его связи с избирательным циклом либо качественными изменениями в политике, что в итоге проявляется в волнообразном характере изменения режимов собственности. Следует отметить, что методологически данный взгляд близок к идеям теории общественного выбора, так как приватизация в этом случае становится инструментом снижения политических рисков и уменьшения давления на государственный бюджет.

Начиная с 1980-х гг. появляются работы французского экономиста Дж.-Дж. Роза, который отклонил идеологические предпочтения как основное объяснение циклов национализации-приватизации (НПЦ) и предложил «макроэкономическую теорию распределения финансовых прав собственности между общественными и частными агентами» [6, с. 326]. Его работы лежат в русле теории финансов, макроэкономики и неоинституционализма.

В своей модели Роза рассматривает колебания распределения прав собственности между частными инвесторами и государством как результат конкуренции за право собственности, в процессе которой частные инвесторы и государство имеют схожие интересы – контроль за финансовыми потоками своих фирм. Частные владельцы ищут возможность увеличить свою финансовую собственность, а правительство – улучшить свое политическое положение. В конкуренции за право собственности инвестор (государство или частник), который ценит фирму больше всего, будет стремиться получить права контроля, а отсюда следуют либо национализация, либо приватизация. Итоговый результат политики будет зависеть от структуры государственного бюджета, правильной оценки государством или частным лицом ситуации и адекватного использования финансовых инструментов (процентных ставок, налогов).

Данная модель показывает, что масштабы государственного сектора будут меняться по странам и во времени, в соответствии с меняющейся эффективностью фискальных структур, развивающейся финансовой структурой государственного бюджета и изменениями уровня процентной ставки. Необходимо добавить, что правительства не меняют масштаба государственного сектора при каждом изменении нормы процента и социальной стоимости налогов. Чтобы компенсировать идеологическую инерцию, эти изменения должны быть значительными.

Модель Розы объясняет процессы приватизации или национализации в демократических государствах с развитыми рынками капитала. Эта модель обращает внимание на бюджетное давление со стороны правительства, которое является одним из важных факторов в теории НПЦ. Однако модель Розы не дает ответа на ряд вопросов, в частности, почему вместо того, чтобы национализировать фирму, правительство не может улучшить систему налогообложения и субсидирования? Или почему вместо того, чтобы приватизировать фирму, правительство не может инвестировать в ее развитие, повышая эффективность, а значит, и обложение налогом государственных фирм?

Это интересно:  Отказник от приватизации права 2019 год

В середине 1990-х гг. появились работы А. Чуа, которая исследовала приватизационные процессы и либерализацию в Латинской Америке и Юго-Восточной Азии за прошедшие два десятилетия. Она убедительно показала наличие колебаний экономической политики в странах этих двух регионов то в сторону национализации, то приватизации, т.е. фактически обнаружила наличие НПЦ.

Основной причиной цикличности она называет «политическую идеологию» национализма [3, с. 266], которая используется как инструмент политики элит или лидеров, чтобы влиять на предпочтения электората. А. Чуа исследовала ситуации, когда общество разделено на две группы: этническое большинство, которое стремится к политической власти или имеет потенциал для этого, и этническое меньшинство, которое владеет акциями предприятий и землей, а значит, является более состоятельным и может влиять на политику государства. Дифференциация общества может быть устранена путем борьбы за власть этнического большинства и при помощи национализации имущества меньшинства. Однако в этом случае, по мнению Чуа, вместе с ростом национализма исчезает и экономический рост. Предоставление права выкупа фирм этническому меньшинству (приватизация) становится альтернативой падению роста, но одновременно дает возможность этническому меньшинству получить больше экономической власти. Таким образом, цикл может начаться снова. Движущая сила трансформации собственности в модели Чуа – это национализм и идеология, а инструмент – государственные фирмы.

Причиной национализации, по мнению Чуа, является желание большинства через механизм огосударствления получить больше экономической мощи и одновременно политической власти по сравнению с меньшинством. В результате национализации этнические меньшинства теряют свою экономическую мощь, и государство от этнического большинства получает контроль над собственностью и акциями. Приватизация происходит в результате влияния двух следующих факторов. Во-первых, идея национализма исчезает, потому что этническое большинство больше не так однородно, как было первоначально. Среди этнического большинства начинается дифференциация вдоль незначительных этнических различий или вдоль религиозных различий. Во-вторых, страна сталкивается с экономическими проблемами, потому что большинство управляет государственными фирмами неэффективно. Оба элемента приводят к кризису, выходом из которого является приватизация [3, с. 283].

К сожалению, поиск причин возникновения НПЦ не являлся основным предметом анализа в работах Чуа, упор делается на поиск механизмов закрепления прав собственности после приватизации. Ее модель сильна в объяснении национализации, но слаба в объяснении приватизации. Исследования А. Чуа базируются на критическом анализе существующих моделей НПЦ, которые можно условно классифицировать как «модель внешних событий», «модель идеализма эгоизма», «узкая экономическая модель» и «пессимистическо-марксистская модель обнищания».

Общая черта всех выше рассмотренных моделей заключается в том, что НПЦ являются по самой своей природе процессами институциональных изменений. Национализация или приватизация не могут быть смоделированы без анализа роли в этих процессах государства или политического рынка, а учитывая последние, мы получаем модель, в которой есть спрос и предложение государственных фирм, а государство выступает в качестве посредника. Благодаря этому критерию – роли государства как посредника в спросе и предложении государственных фирм – можно выделить три главных гипотезы, которые могут быть названы гипотезой идеологических предпочтений, гипотезой политического цикла и гипотезой эффективности.

Гипотеза идеологических предпочтений является естественным объяснением национализации. В этом случае НПЦ зависит от предпочтений людей, которые хотят видеть фирмы в государственной (частной) собственности. К этой гипотезе ближе всего модель с двумя предпочтениями Хиршмана, и до некоторой степени модель «идеологии национализма» Чуа. Таким образом, независимо от того, как устроена политическая система или структурировано государство, люди склонны одобрять только один способ собственности. Идеологическое предпочтение тогда обнаруживается либо в национализации, либо в приватизации. Государство же нейтрально в отношении изменения предпочтений людей, т.е. государство является чистым агентом своих граждан. Данная гипотеза подтверждается эмпирическими наблюдениями, особенно для Азии и Латинской Америки.

Гипотеза политического цикла появилась вследствие наблюдения последовательной смены национализации и приватизации в некоторых странах в относительно короткий период времени, особенно во Франции и Великобритании в 1950–1980-х годах. В рамках этой гипотезы НПЦ складываются под воздействием колебаний на политическом рынке. Основной причиной существования государственных фирм является желание получить поддержку избирателей, ради которого осуществляется доходное перераспределение. Двухпартийная модель Бакхауса, модель перераспределения финансовых прав Роза и до некоторой степени модель Чуа с двумя заинтересованными группами основаны на этой гипотезе. В этих моделях рост спроса на изменение режима собственности со стороны отдельных заинтересованных групп (законодатели, правительство, бюрократия, группы лоббистов, политические партии и т.д.) вызывает национализацию или приватизацию, которая осуществляется через политический рынок. Модели политического цикла подтверждаются наблюдением за некоторыми странами в периоды, когда они преследовали различную политику по отношению к собственности. Классический случай – это пример, где НПЦ пропорционально зависит от избирательного цикла в демократических странах, в которых одна партия одобряет национализацию, а другая – приватизацию. Проблема с гипотезой политического цикла состоит в том, что трудно ответить на вопрос, почему государство (или заинтересованные группы на политическом рынке) используют государственные фирмы для реализации их политических целей. Если, например, перераспределение является главной политической целью, то налогообложение и субсидирование могут привести к тем же результатам, как и использование государственных фирм. Так, если защита потребителей монополистическим регулированием является главной политической целью, то государственное регулирование частных монополий может оказать такой же эффект, как и государственные монополии. Гипотеза политического цикла кажется вероятной для объяснения краткосрочных колебаний в сторону национализации или приватизации в конкретных странах. Однако до конца не ясно, каковы определенные преимущества и издержки существования государственных фирм. Каково их сравнительное преимущество в отношении других стратегических инструментов экономической политики?

Гипотеза эффективности состоит из двух подгипотез. В традиционной гипотезе эффективности говорится, что частные фирмы всегда более эффективны, чем государственные фирмы, и это естественное объяснение приватизации, которое используется Бакхаусом и Чуа и упоминается Роза. Тогда возникает вопрос, как традиционная гипотеза эффективности может объяснить национализацию? Вполне вероятно, что первичные акты национализации были проверкой эффективности государственных фирм. Например, в начале ХХ века многие полагали (по разным причинам), что государственные фирмы могут превосходить в эффективности частные фирмы. Однако позже неэффективность государственных фирм привела к их приватизации. Поэтому это обстоятельство не может объяснить возникновения цикличности смены собственности.

В современной гипотезе эффективности говорится, что при определенных условиях государственные фирмы более эффективны, чем частные фирмы, например в случае производства общественных благ [7]. Гипотеза появилась вместе с теориями агентства и теорией положительного регулирования. Объектом анализа этих концепций, как правило, является регулирование посредством государственной собственности по сравнению с регулированием с помощью регулятивного органа за деятельностью частных компаний, в основном речь идет о предприятиях – естественных монополиях. Главные объяснения того, чем один способ собственности лучше другого, связывают с трансакционными издержками, особенно издержками поиска информации и агентскими издержками. Например, правительство могло бы понизить свои информационные затраты, владея фирмой, вместо того, чтобы иметь только регулятивный орган, который имеет ограниченный доступ к (частной) информации частной фирмы. Или агенты в фирмах (например, менеджеры) не соглашаются больше с «общественным» интересом, установленным правительством через его регулятивный орган. Чтобы достигнуть схожести интересов или доступа к большей информации, правительство может захотеть владеть фирмой, чтобы контролирующие затраты были уменьшены, что вызывает национализацию. Роза и в меньшей степени Бакхаус рассматривали государственную собственность как единственный государственный инструмент, но не объясняли его определенные преимущества или затраты.

Современная гипотеза эффективности пытается заполнить этот промежуток, но, несмотря на ее явный потенциал, еще в недостаточной мере используется исследователями для объяснения НПЦ. Гипотеза помогает объяснить различия в европейском и американском способе регулирования монополий и почему в военное время в военной промышленности больше государственных фирм, чем в мирное время или в других отраслях промышленности. В соответствии с современной гипотезой эффективности национализация происходит в военное время и в случаях, когда у правительства есть стремление что-либо быстро изменить. Независимое от предпочтений людей и от политического рынка, государство выбирает между частными и государственными фирмами, ссылаясь на «общественный» интерес [8]. Но если в традиционной гипотезе эффективности государство просто хочет проверить, может ли оно управлять фирмами лучше, то в современной гипотезе эффективности, государство рационально выбирает способ регулирования в соответствии со своими трансакционными издержками.

Таким образом, существование циклов национализации-приватизации (НПЦ) можно трактовать как эмпирически, логически и математически доказанное экономическое явление. Однако научная картина этого явления далека от завершения, поскольку на основе анализа современных исследований НПЦ можно обнаружить лишь разрозненные эмпирические наблюдения для различных областей и экономических систем, для фрагментарных периодов времени и на базе часто различных индикаторов, поэтому регулярно повторяющиеся циклы национализации и приватизации, колебания между государственной и частной собственностью должны по-прежнему быть предметом исследования и расширения эмпирической базы.

Рецензенты:

Барышева Г.А., д.э.н., профессор, заведующая кафедрой экономики, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет», г. Томск;

Нехорошев Ю.С., д.э.н., профессор кафедры экономики, ФГАОУ ВО «Национальный исследовательский Томский политехнический университет», г. Томск.

Статья написана по материалам сайтов: other.refmag.ru, confcontact.com, fundamental-research.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector