+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Начало приватизации в ссср 2019 год

Слово «приватизация» пришло в наш обиход после развала СССР в 1991 г. Оно означает буквально перевод государственной собственности в частную. Приватизировались целые предприятия и отрасли, появились доморощенные капиталисты, акционерные общества, олигархическая прослойка. По своей сути приватизация в экономике — это был элементарный грабеж прекратившего своё существование государства. Передел собственности коснулся и жилья. До этого времени большинство населения проживало в государственных бесплатных квартирах, которые получали в основном на производствах. В 1958 г. было разрешено строительство кооперативных домов. Государственные и кооперативные квартиры стали приватизировать в 1991 году. Что значит приватизировать квартиру? Как проходила приватизация раньше, и что она представляет из себя сейчас?

Приватизация жилья: от 90-х до настоящих дней

Историческая справка: жильё в СССР

В СССР люди в большинстве своём бессрочно и безвозмездно арендовали квартиру у государства. Договор социального найма тогда заменял ордер на предоставление жилья. Коммунальные услуги стоили дёшево, арендной платы как таковой не было. Помимо этого, можно было стоять в очереди на улучшение жилищных условий.

Кооперативное жильё строилось за счёт государственных ссуд и паевых вступительных взносов членов кооператива. Остаток долга погашался жильцами в течение ряда лет. Огромным плюсом было то, что пользование займом было беспроцентным, либо выплачивались какие-то символические проценты, чего в настоящее время трудно и представить.

  • невозможность распоряжаться недвижимостью (в том числе и кооперативной), продавать её, завещать, использовать в качестве залога при получении кредита ;
  • существовала норма жилой площади на человека, которая не позволяла получить нормальную большую квартиру;
  • медленное продвижение очереди.

Последнее — факт не абсолютный:

  • в больших столичных городах в очереди можно было простоять 10 — 20 лет, но в небольших, где развивалось промышленное производство, квартиру могли предоставить за два -три года;
  • служебное жильё выделялось порой вне очереди;
  • отдельные категории граждан (инвалиды, ветераны, афганцы, матери-одиночки) имели право на внеочередное получение жилья;
  • кооперативные очереди продвигались значительно быстрее.

Сделки с недвижимостью в советское время

Какие-то операции с жильём все же совершались: например, можно было обменять квартиру, снять или сдать в аренду. Популярны были схемы двойных и тройных обменов, фиктивная прописка. Квартиры ухищрялись даже каким-то образом продавать при помощи всезнающих и вездесущих жилищных маклеров (так называли тогда спекулянтов по операциям с недвижимостью). Тем не менее человек не являлся полноценным собственником.

Приватизация жилья в 90-х годах

Начиная с 1991 г., государственные и кооперативные квартиры стали бесплатно передаваться в собственность гражданам.

В местные органы власти или управления кооперативов нужно было представить:

  • заявление с просьбой о приватизации;
  • документы, удостоверяющие личности прописанных на жилой площади;
  • ордер;
  • справку о составе семьи;
  • выписку из домовой книги;
  • копии последних квитанций коммунальных платежей;
  • банковский платёжный документ о выплате остатка долга (для членов ЖСК);
  • справку из МБТИ об отсутствии другой собственности.

Затем квартиросъёмщик обращался в ЕГРП и БТИ для получения свидетельства регистрации и кадастрового плана.

Приватизацию продлевали не раз, последним сроком продления был 2017 г.

Приватизация квартир в 2018 году

Приватизация в этом году, как и раньше, является бесплатной процедурой: квартиру не нужно выкупать у государства — оплачивается только стоимость оформления документов на собственность. В марте 2018 года Дмитрий Медведев предложил сделать приватизацию жилья бессрочной.

В настоящее время приватизация — это передача жилья, которое сдаётся государством по договору социального найма, в собственность нанимателю.

Спонтанная, или «ползучая» приватизация в СССР

Спонтанная приватизация в СССР началась в 1988 году после принятия ряда законов СССР, в частности Закона СССР «О государственном предприятии (объединении)», которые позволили руководству предприятий, так называемым «красным директорам», получить доступ к финансовым потокам и имуществу государственных предприятий. Масштабы спонтанной приватизации значительно расширились весной—летом 1991 года в преддверии принятия союзного и российского законов о приватизации.

Основной механизм «ползучей» приватизации был связан с изменением организационно-правовой формы государственного предприятия. Новая структура (ассоциация, концерн и т.п.) приобретала юридический статус акционерного общества, где держателями акций наряду с государством становились и физические лица — руководители предприятия. Одними из первых по решению советского правительства сменили форму собственности концерн «БУТЭК» (строительные материалы), МНТК «Микрохирургия глаза» (здравоохранение), заводы КАМАЗ и ВАЗ (автомобилестроение) 1 . Например, Министерство станкостроительной и инструментальной промышленности СССР, в которое входило 311 предприятий и организаций, с I июля 1991 года было преобразовано в государственное акционерное объединение «Стаикоинструмент». В российской ассоциации «Рослегпром» (370 предприятий и организаций), которая до 18 марта 1991 года была Министерством легкой промышленности РСФСР, были разработаны планы преобразования в новую холдинговую структуру, объединяющую акционерные «народные предприятия».

Поданным, приведенным на заседании Верховного Совета СССР 28 июня 1991 года, только с 1 января этого года в Советском Союзе было создано 54 объединения, 126 концернов и около 1,5 тыс. ассоциаций. Многим из них были делегированы права по управлению государственным имуществом и функции держателя акций государства тех предприятий в их составе, которые могут быть акционированы.

В РСФСР, поданным Госкомстата РСФСР, к 30 апреля 1991 года сменили форму собственности более трех тысяч промышленных предприятий: было создано 58 межотраслевых государственных объединений, 92 консорциума, 164 концерна, 1186 акционерных обществ и 1798 ассоциаций 2 . А летом 1992 года (т.е. до начала осуществления Государственной программы приватизации) стихийно были приватизированы еще около 2 тыс. предприятий 3 .

Как отмечал в своей книге «Приватизация по-российски» А.Б. Чубайс, «[в 1990—1991 годах]. чаще всего работали две схемы захвата госсобственности. Первая: имущество госпредприятия просто переписывалось как составная часть имущества некоего вновь создаваемого акционерного общества. Вторая: госимущество становилось частной собственностью в результате проведения нехитрой операции “аренда с выкупом”. Оценить объемы такой спонтанной приватизации было совершенно невозможно. Потому что невозможно было отделить легальное от нелегального. Потому что не было единой формы учета. Потому что — элементарно — не было места, где бы регистрировались все арендные договоры. Можно указать

еще одну схему: госсобственность с правом “полного хозяйственного

ведения” — полная свобода без ответственности» [1] .

В российских условиях разработка и реализация программ приватизации осложнялись рядом факторов. Во-первых, это уже обсуждавшийся процесс спонтанной («ползучей») приватизации государственных предприятий и имущества. Во-вторых, это высочайший уровень концентрации российской промышленности наравне с технологической отсталостью ее многих секторов, препятствовавший проведению эффективной и социально «приемлемой» структурной перестройки как до, так и в ходе приватизации. И наконец, в-третьих, это политический и популистский прессинг в котором находились реформаторы того времени, обусловивший конфликтно-компромиссный характер приватизационного процесса.

По мнению Б.Н. Ельцина, именно приватизация должна была освободить предпринимательскую инициативу, помочь запустить «мотор рынка», создать условия для повышения эффективности работы предприятий. Вместе с тем на первом этапе цель приватизации состояла прежде всего в создании социального слоя, заинтересованного в продолжении экономических реформ. При этом необходимо было также свести к минимуму социальные конфликты.

В результате в России был избран вариант такой реформы отношений собственности, который не должен был привести к резкому росту безработицы, и потому жесткая санация, массовое банкротство предприятий были отложены из-за реальной опасности социальной катастрофы. На приватизированных предприятиях руководители избегали проводить в рамках структурной реорганизации и оздоровления хозяйственной деятельности сокращение персонала. Оно проводилось до середины 1990-х годов лишь в очень ограниченных масштабах и коснулось прежде всего не рядовых трудящихся, сосредоточенных на своей заработной плате, а инженерно-технических работников, способных серьезно, что называется, с «цифрами в руках» противостоять амбициям директорского корпуса.

Сюжет о приватизации становится популярной политической темой в СССР примерно с середины лета 1990 года, когда обсуждались возможные совместные меры, прежде всего, руководства СССР и РСФСР по спасению союзной экономики. Идея приватизации становится выражением сразу нескольких идущих параллельно крупных социально-экономических процессов.

Во-первых, это попытки союзных республик, в том числе и РСФСР, в рамках политического процесса подготовки нового Союзного Договора, что называется, «разделить», закрепить за собой объекты государственной собственности СССР, находящиеся на их территории. В РСФСР это выражается в принятии законодательных актов, расширяющих экономические основы суверенитета республики и полномочия местных Советов народных депутатов распоряжаться и управлять государственным (республиканским) имуществом, в том числе принимать решения о его разгосударствлении и приватизации. И хотя эти меры носят в основном реактивный характер в силу торможения реальных экономических реформ на союзном уровне, постепенно становится очевидной идея разработки в России собственного приватизационного законодательства 1 . Логика таких решений вполне очевидна: для проведения самостоятельной экономической политики нужны были реальные ресурсы.

Во-вторых, на формирование российской модели приватизации повлияли продолжающиеся попытки союзных органов власти изменить советскую систему, на деле ничего в ней не меняя. К этому времени становится очевидной вся тяжесть экономического кризиса в СССР, но решиться на быстрые, т.е. радикальные, меры в этих условиях означает подставить под удар политическую основу государственной власти. В результате популярным становится широкий круг идей, которые только запутывают ситуацию с поиском согласия по поводу целей приватизации и выбором приватизационной модели. Это и разработки академика АН СССР Л.И. Абалкина по концепции «рыночного социализма», предполагающие широкое внедрение арендных отношений и создание «народных предприятий», и идеи Г.А. Явлинского о приватизации как универсальном инструменте ликвидации «денежного навеса» неудовлетворенного спроса, и многое другое. Подавляющее большинство граждан СССР, привыкших получать заработную плату на государствен-

ном предприятии, считали в это время приватизацию скорее возможным небольшим приятным бонусом к зарплате, нежели инструментом, который может реально изменить их жизнь.

Наконец, в-третьих, это резко возросшая скорость социально- политических изменений в Советском Союзе и нарастающая фрагментация прежде единого союзного политического и экономического пространства. В этих условиях приватизация становится скорее политическим лозунгом сторонников рыночных перемен, нежели результатом серьезной подготовительной работы. Например, в день принятия российского закона о собственности Съезд народных депутатов СССР поставил задачи: «В 1991 году осуществить конкретные и решительные меры по созданию рыночной инфраструктуры. Верховному Совету СССР, Верховным Советам [союзных] республик принять. законодательные акты о разгосударствлении, приватизации предприятий, демонополизации, охране промышленной и интеллектуальной собственности, предпринимательстве, защите прав потребителей. Президенту СССР утвердить Положение о Фонде государственного имущества» 1 .

Вдобавок повсеместное увлечение ускоренными методами проведения реформ в духе «Вашингтонского Консенсуса» не способствовало кропотливой работе по подготовке приватизации. Считалось, что рынок быстро все сам урегулирует и спишет все долги.

Приватизация в России уничтожила практически всю советскую промышленность

25 лет приватизации в России: что осталось от страны заводов и фабрик?

Советский Союз можно было назвать страной заводов. Промышленные предприятия были в каждом городе. Они были источником жизни – давали людям работу, жильё, позволяли рожать и воспитывать детей. СССР был одним из лидеров (а по многим видам продукции и первым) промышленного производства в мире и самостоятельно выпускал необходимое оборудование и станки. Что из этого мы потеряли и что сохранили за 25 лет, прошедшие с начала приватизации предприятий?

Разрушенный Воронежский экскаваторный завод. © / VolnyiStrelok / Кадр youtube.com

Кровавая хроника

Растаскивание по карманам бывшей социалистической собственности не обошлось без заказных убийств, пик которых пришёлся на начало 90-х. Самой кровавой оказалась нефтянка – к неиссякаемому крану с чёрным золотом спешили присосаться любой ценой. Только с «Нефтью Самары» связывали 50 заказных убийств. Второй отраслью по длине кровавого следа оказалась металлургия. Многие убийства так и остались нераскрыты.

В Питере в 90-е только за время приватизации АО «Сталепрокатный завод» поочередно убили четырёх претендентов на эту недвижимость. В 1996 г. был убит у себя в кабинете П. Шарлаев – реальный лидер трикотажной фабрики «Красное знамя», числившийся там замгендиректора. Он вплотную подошёл к созданию финансово-промышленной группы, которая объединила бы хлопководческие колхозы Узбекистана, петербургские фабрики и банковские ресурсы. Это первое, но далеко не последнее убийство руководителей фабрики. В 90-е воровской общак пустили на приватизацию самых лакомых кусков госсобственности. «Законники» пытались купить пакеты акций и участвовать в приватизации различных ГРЭС, ЦБК, а также «Воронежэнерго», «Самараэнерго», «Курганэнерго». Среди интересующих мафиози объектов были «Ленэнерго» и «Морской порт С.-Петербург».

«Узаконенное расхищение»

В СССР на развитие собст­венной тяжёлой промышленности направлялась основная часть ресурсов – материальных и людских. По уровню промышленного развития страна находилась на втором месте в мире.

К 1990 г. в РСФСР было 30 тыс. 600 дееспо­собных крупных и средних промышленных предприятий, – говорит доктор экономических наук, профессор Василий Симчера. – В том числе 4,5 тыс. крупных и крупнейших, с численностью занятых на каждом до 5 тыс. человек, на долю которых приходилось свыше 55% всех работников промышленности и более половины общего объёма промышленной продукции. Ныне таких предприятий в России всего несколько сотен. Создание такой мощной индустрии было закономерным явлением – являясь сверхдержавой, СССР осуществлял масштабные проекты, а для них была необходима промышленная продукция, особенно продукция тяжёлой промышленности.

Рабочих не обижали

РСФСР обеспечивала себя и другие союзные республики основными видами промышленной продукции. В год гибели Союза, 1991-м, в РСФСР производили в 4,5 раза больше грузовиков, в 10,2 раза – зерноуборочных комбайнов, в 11,2 раза – кузнечно-прессовых машин, в 19,2 раза – металлорежущих станков, в 33,3 раза больше тракторов и экскаваторов, в 58,8 раз больше мотоциклов, в 30 раз больше высокоточных приборов и самолётов.

Раздали задарма

Сегодня в РФ едва набирается 5 тыс. крупных и средних промышленных предприятий, в том числе и бывших советских. В первый год приватизации было передано новым собственникам 42 тыс. предприятий (крупных, средних и мелких). А создано на их базе всего 12 тыс. новых хозяйствующих субъектов, большинство которых затем было также раскассировано. Поэтому у меня есть основания доверять гуляющей в Интернете цифре: 30 тыс. крупных и средних предприятий, не считая множество малых, были уничтожены приватизаторами и реформаторами, а их имущество разворовано. Промышленная перепись, на проведении которой я в свою бытность директором НИИ статистики Росстата настаивал (и которая могла бы дать более достоверную картину), интересантами злоумышленной приватизации по сей день упорно блокируется.

Заводы пустили с молотка за бесценок: например, Завод имени Лихачёва, знаменитый ЗИЛ, продавался за 130 млн долл., казна получила 13 млн. Тогда как аналогичный бразильский автогигант был продан частному предпринимателю правительст­вом Бразилии за 13 млрд долл. «Сибнефть», которую приватизировали за 100 млн долл., теперь стоит 26 млрд. Доход казны от ваучерной приватизации составил 2 трлн руб., или 60 млрд долл., что вдвое меньше, чем было получено госбюджетом от приватизации в маленькой Венгрии, где живёт 10 млн человек. По оценке, стоимость приватизированного имущества была занижена в 10 раз и составляла 20 трлн руб., или 600 млрд долл.

В результате приватизации Россия по развитию экономики оказалась отброшена к уровню 1975 г. Вдобавок страна потеряла 1,5 трлн долл. Поэтому пересмотр итогов проведённых мошеннических сделок неизбежен. Необходимо, чтобы нынешние реальные собственники приватизированных заводов компенсировали стране причинённый ущерб и уплатили все причитающиеся налоги с реальной рыночной стоимости полученного имущества. Или пусть вернут полученное обманом.

Название
предприятия

Сколько получил
бюджет

Рыночная
оценка

1. «Норильский
никель»

Начало приватизации в ссср. Ваучерная приватизация. Проведение приватизации в России

Порочный круг социалистического хозяйствования и управления, когда всё принадлежит всем и никто конкретно в результате не заинтересован, привел к катастрофическому состоянию экономики. Развал СССР в 1991 добавил масла в огонь. Старая правовая база уже не соответствовала требованиям действительности. Новая фактически не была сформирована.

В таких условиях передача государственной собственности частникам имела решающее значение. Ставка делалась на то, что новые владельцы будут кровно заинтересованы в прибыльности предприятий и смогут наладить разрушенное за годы советской власти производство. Но именно из-за отсутствия четкой правовой базы благое начинание пошло по ложному пути и превратилось в настоящее разворовывание богатств страны.

Ваучерная приватизация

Управление ходом приватизации традиционно связывают с именами двух людей: Анатолия Чубайса и Егора Гайдара. Первый – председатель Госкомимущества РСФСР и один из авторов новой экономической реформы. Второй — заместитель главы правительства по экономическим вопросам и главный идеолог приватизации.

По их предложению было решено провести процесс разгосударствления путем распространения среди населения приватизационных ваучеров (чеков) гособразца. По задумке идеологов реформы 1 ваучер равнялся 10-ти тысячам дененоминированных рублей. Выдача ваучеров была попыткой как-то урегулировать ход приватизации при отсутствии адекватной правовой базы.

Стоимость всего имущества была условно поделена на общее число граждан страны. 1 ваучер и обозначал долю, которой владел каждый отдельно взятый россиянин. По замыслу держатели ваучеров после окончания приватизации должны были получать некий процент прибыли от суммарных доходов предприятия, долей которого они владели.

Что происходило на самом деле

Ход приватизации теоретически регулировался двумя главными правовыми актами. Один из них был издан по инициативе лично президента Ельцина. Но на деле эти законы не действовали. Приватизация производилась огромной коррумпированной «машиной». Проценты и доли участников подтасовывались. В одних случаях предприятия силой захватывались их директорами. В других — в ход шли взятки чиновникам, которые должны были регулировать процесс и следить за соблюдением законов.

Ваучеры, которые были розданы населению, фактически мало что стоили. 2 ваучера в 90-ые годы меняли на одну бутылку водки или пару килограмм гречки. Простые россияне не знали, как поступать с этими документами, поэтому нередко просто выменивали их на еду. Ваучеры пачками скупались спекулянтами всех мастей, и в результате основная часть населения страны в приватизации вообще никак не участвовала.

Ценнейшая госсобственность почти «раздаривалась» тем, кто имел связи в Госкомимуществе и подчиненных организациях. В ходу была такая схема: реальная стоимость предприятия искусственно занижалась, после чего на залоговом аукционе оно продавалось за бесценок заинтересованному лицу. Особенно часто это практиковалось в отношении крупных объектов типа морских пароходств, заводов черных и цветных металлов, предприятий по добыче нефти и пр.

Результаты

Благодаря варварской приватизации более 70% государственной собственности было продано за бесценок и переделено между «приближенными». Сейчас она приносит новым владельцам огромные доходы. На этой основе и сформировался процветающий тогда и сейчас класс олигархов. Другим негативным последствием безграмотной приватизации стал резкий спад производства и новый кризис в экономике.

В 90-ые годы много потеряло не только государство в общем, но и каждый россиянин в частности. Почти 80% населения не получило ни копейки за свою часть бывшей государственной собственности. Многие российские граждане считают приватизацию нечестной и готовы к пересмотру ее результатов.

Берман Владимир Романович,
государственный советник Санкт-Петербурга 1-го класса

Необходимость приватизации

Один из фундаментальных принципов марксизма — требование национализации средств производства якобы «для уничтожения эксплуатации человека человеком». На практике в СССР это означало, что коммунисты допускали единственную форму частной экономической деятельности — индивидуальную работу без применения наемного труда и при ограниченном размере капитала. Впрочем, и она не поощрялась.

В Советском Союзе директивное планирование производства и фиксированные цены уничтожили конкуренцию, лишили руководителей предприятий стимулов к техническому прогрессу, повышению производительности труда и эффективности производства. Но неэффективность социалистической экономики определялась и самой государственной формой собственности на предприятия. Людвиг фон Мизес писал: «Если история и может что-либо доказать и чему-нибудь нас научить, то только лишь тому, что частная собственность на средства производства есть необходимая предпосылка цивилизации и материального благосостояния. Только народы, приверженные принципу частной собственности, вырвались из нищеты… Не существует свидетельств тому, что любое другое устройство общества могло бы одарить человечество плодами цивилизации» .

Крах СССР, банкротство советской экономики поставили на повестку дня приватизацию, то есть передачу или продажу физическим или негосударственным юридическим лицам полностью или частично имущества государственных предприятий. Иногда в определение приватизации включали и модификацию модели управления государственными предприятиями без отчуждения имущественных прав — на основе подряда, аренды, контрактов, полного либо частичного изменения юридического или финансового статуса предприятия. Синонимом такой трактовки стало понятие «разгосударствление».

Приватизация предприятий позволяла отказаться от государственных инвестиций в промышленность, которые, как показывает мировой опыт, всегда неэффективны. Активы государственных предприятий и корпораций «ничейные». Решения по государственным инвестициям принимал бюрократический аппарат министерств и Госплана, но у чиновников не было личной заинтересованности в увеличении стоимости активов. Именно поэтому государственные предприятия, даже сравнявшись с частными в своей текущей производственной деятельности, всегда проигрывают им в долгосрочном плане. Заводы, которые народ строил, терпя нищету и лишения, оказались в условиях рынка без будущего. Яркий тому пример — московский АЗЛК, производивший «Москвичи».

Приватизация позволяла, опираясь на интересы собственников, увеличить отдачу от активов предприятий и эффективность инвестиций, перестроить структуру промышленности под требования рынка. А также отказаться от текущих бюджетных субсидий убыточным предприятиям, ведь, находясь в государственной собственности, предприятия могли рассчитывать на поддержку государства. Как бы плохо ни работало предприятие, банкротство ему не грозило. Мировой опыт показывал, что без приватизации даже хороших структурных реформ недостаточно, чтобы покончить с дотациями . Отсюда важная цель приватизации — ввести предприятия в рамки жестких финансовых ограничений, передав или продав их частным лицам. Это позволяло снизить нагрузку на бюджет, имевший в те годы огромный дефицит, и направить высвободившиеся средства на зарплату бюджетникам и пенсии.

Возрождение в России частной собственности было необходимо еще и потому, что оно обеспечивало сохранение политических свобод, обретенных россиянами на рубеже 1990-х годов. Лауреат Нобелевской премии по экономике Фридрих Хайек еще в начале ХХ века писал: «Наше поколение напрочь забыло простую истину, что частная собственность является главной гарантией свободы, причем не только для тех, кто владеет этой собственностью, но и для тех, кто ею не владеет. Лишь потому, что контроль над средствами производства распределен между многими не связанными между собой собственниками, никто не имеет над ними безраздельной власти, и мы, как индивиды, можем принимать решения и действовать самостоятельно. Но если сосредоточить все средства производства в одних руках, будь то диктатор или номинальные „представители всего общества“, мы тут же попадем под ярмо всеобщей зависимости» .

Любая рыночная экономика опирается на три фундаментальных принципа: экономическую свободу, экономические контрактные отношения и частную собственность. Поэтому, признавая важность приватизации, нельзя недооценивать значение самого рынка. Без либерализации рынка формальные права собственности оказываются крайне ограниченными. Трудно представить себе гражданина, согласного приватизировать магазин, товары в котором будут продаваться по директивным, чаще всего заниженным ценам. Уместно вспомнить, что нацисты, придя к власти в Германии, формально не отменяли частную собственность, но ввели государственные цены. Реакцией частных собственников было бегство из страны, от своей собственности.

Накануне легальной массовой приватизации

В понимании членов Политбюро ЦК КПСС в основе экономических преобразований должно было лежать внедрение в социалистическую экономику элементов рыночных отношений, чтобы хозяйствующие субъекты были экономически самостоятельны, свободны в принятии решений и заключении договоров. А гарантом договорных отношений вместо прямого административного принуждения должны были стать закон и предусмотренная им ответственность. Для этого нужно было обособить имущество предприятий, чтобы они могли отвечать им по своим обязательствам. Это требовало создания определенных юридических конструкций и законодательного их закрепления.

Применение на практике концепции «полного хозяйственного ведения» создало своеобразную ситуацию. Госпредприятие-де-факто становилось собственником своего имущества. При этом Закон «О государственном предприятии» 1987 года, запретив промышленным министерствам увольнять директоров предприятий, сделал их независимыми от министерств. Такой директор, действуя от имени предприятия, имел все полномочия собственника. Но эти полномочия не были уравновешены должной мерой ответственности: поскольку активы предприятия формально не принадлежали его руководителю, все убытки относились на государство.

Директора, пользуясь разницей между государственными и рыночными ценами, лишали «свои» предприятия оборотных средств. Они продавали продукцию предприятия принадлежавшим им кооперативам по более низкой цене, а те продавали ее дороже, оставляя полученную прибыль на своих счетах. Право «полного хозяйственного ведения» дополнялось фактической финансовой безответственностью. Установить государственный контроль над всеми было нереально.

К 1990 году на основе концепций аренды и «полного хозяйственного ведения» действовало подавляющее большинство предприятий в СССР. В электротехнической промышленности к 1991 году в аренду было передано примерно 80% предприятий .

В конце 1991 года в условиях распада СССР стихийная приватизация бушевала вовсю. По сути это было нелегальное присвоение номенклатурой общенародной собственности, так как законных процедур разгосударствления не существовало. Чаще всего работали две схемы захвата госсобственности. Первая : имущество госпредприятия просто переписывалось как составная часть имущества некоего вновь создаваемого акционерного общества, здравый смысл игнорировался открыто и бесстыдно. Вторая : государственное имущество становилось частной собственностью в результате проведения нехитрой операции «аренды с выкупом» . Пользуясь отсутствием законодательства об интеллектуальной собственности, большие пакеты акций отдавались за «знания, опыт директора и его заместителей». Позже, чтобы подобные действия выглядели более «рыночными», номенклатурная приватизация приняла форму финансово-индустриальных групп и холдинговых компаний .

Первым законодательным актом, установившим некоторые правила приватизации, можно считать Основы законодательства СССР «Об аренде» . В соответствии с ними государственным предприятиям и организациям было предоставлено право сдавать в аренду имущественные комплексы, отдельные здания, сооружения, оборудование и другие материальные ценности, находившиеся в их полном хозяйственном ведении или оперативном управлении. Советы народных депутатов получили право сдавать землю в аренду, арендаторы — на добровольных началах образовывать ассоциации, союзы, консорциумы, концерны и другие объединения, финансировать их деятельность и свободно выходить из них. В эти объединения могли входить любые коллективы и граждане, независимо от форм собственности.

Арендатор мог полностью или частично выкупить арендованное имущество. Условия, порядок и сроки выкупа определялись договором аренды. Право выкупа устанавливалось на любое арендованное имущество, если законами не были предусмотрены специальные ограничения. Выкупив арендованное имущество, предприятие могло преобразовываться в «коллективное предприятие», кооператив, акционерное общество и т. п. , которые действовали на основе коллективной собственности. Трудовой коллектив любого госпредприятия или структурной единицы объединения имел право образовать организацию арендаторов как самостоятельное юридическое лицо для создания на его основе арендного предприятия.

Арендное предприятие становилось правопреемником имущественных прав и обязанностей госпредприятия, взятого им в аренду, в том числе прав пользования землей и другими природными ресурсами. При этом арендодатель мог взять на себя погашение (полностью или частично) кредиторской задолженности предприятия. Важно, что арендное предприятие сохраняло право на централизованные государственные капитальные вложения и дотации (!) в объемах, установленных для государственного предприятия, взятого в аренду.

О степени свободы арендаторов распоряжаться по своему усмотрению государственной собственностью можно судить по тому, что арендное предприятие имело право продавать, обменивать, сдавать в субаренду, предоставлять бесплатно во временное пользование либо взаймы материальные ценности, входившие в состав арендованного имущества, а также выпускать ценные бумаги.

Общественные организации получили право сдавать в аренду предприятия и их подразделения на условиях, которые они сами определяли, что создало легальные условия для присвоения имущества (пионерлагерей, домов отдыха и т. п.) руководителями этих организаций.

«К концу 1991 года мы имели гибрид бюрократического и экономического рынков (преобладал первый), имели почти законченное (именно за счет принципиальной юридической неопределенности в отношении формальных прав собственности) здание бюрократического капитализма. Господствовала идеальная для бюрократического капитализма форма — лжегосударственная форма деятельности частного капитала… И пока господствующие классы успешно решали свои проблемы, хозяйство разорялось дотла» .

Модели приватизации

Были известны три основные модели:

Модель массовой бесплатной приватизации — граждане страны бесплатно наделяются весомой частью государственной собственности. Для эффективного корпоративного управления предприятием массовая приватизация оказывается скорее негативной, но в дальнейшем все зависит от темпов концентрации собственности;

Модель инсайдеров&nbsp ;- работники и менеджеры приобретают предприятие целиком или контрольный пакет его акций (акции принадлежат им персонально) с правом их последующей продажи. В мировой практике достаточно распространена передача убыточных государственных предприятий в собственность работников. Недостаток этой модели в том, что работники больше заинтересованы в росте зарплаты и сохранении рабочих мест, чем в прибыли и дивидендах. Эффективность приватизации по этой модели зависит от развития рынка акций и состояния корпоративного законодательства;

Модель единовременного установления мажоритарного контроля — внешний покупатель приобретает предприятие целиком или контрольный пакет его акций. Нередко им становится инвестор, технологически связанный с этим предприятием. При реализации этой модели практикуются прямая продажа предприятия стратегическому инвестору (case-by-case), аукционы и инвестиционные конкурсы. Это самый медленный способ приватизации, но он позволяет обеспечить эффективное корпоративное управление.

Можно также назвать модель смешанного (частно-государственного) контроля , которую использовали страны с переходной экономикой. Правда, ни в одной из них чиновники так и не сумели эффективно управлять пакетами акций, оставшимися в собственности государства. Модель «социально ориентированной» собственности отличалась от других тем, что непроданные акции передавались в социальные фонды. Встречалась и модель «стандартных продаж » по открытой подписке.

Зарубежный опыт

За 1980-е годы в мире было приватизировано около 7 тыс. предприятий, из них 2 тыс. — в развивающихся странах. Джеффри Сакс в 1994 году писал: «Даже сегодня процесс приватизации государственных предприятий проходит более чем в 50 странах» . Как правило, приватизация сводилась к трудным переговорам о продаже крупных государственных предприятий стратегическим инвесторам — по возможности за лучшую цену. При этом важнейшим условием была способность потенциального приобретателя управлять предприятием. Приватизация проводилась в основном с целью сокращения бюджетных расходов на дотации убыточным предприятиям, а также для пополнения бюджета за счет продажи компаний. Очевидные достоинства такого способа приватизации реализуются, если в стране действует фондовый рынок, есть твердые гарантии прав частной собственности и традиции корпоративного управления. В постсоциалистических странах, где отсутствовал рынок капитала, а традиций частной собственности на средства производства не было вовсе, использовать этот опыт было сложно.

Государственная «ничейная» собственность объективно оказывается жертвой хищений, «распилов» бюджетных средств и т. п. И на Западе на государственных предприятиях также существовала почва для коррупции, что иллюстрируют коррупционные скандалы в Италии, Франции, Австрии и Греции. Приватизация, позволяющая предприятиям обрести рачительных собственников, представлялась средством, которое могло обуздать коррупцию.

Это интересно:  Основания приватизации жилых помещений 2019 год

Великобритания начала свою приватизационную программу в 1980-х годах. Предстояло продать в частные руки около 50 крупных государственных компаний. Для каждой из них квалифицированные менеджеры определили конкурентоспособность ее продукции и потребность в инвестициях для достижения нужного уровня конкурентоспособности. Путем опросов были выявлены потенциальные покупатели, которым были сделаны предложения (модель единовременного установления мажоритарного контроля). Цена компании определялась с учетом затрат на ее санацию и будущего спроса на продукцию . За первые восемь лет правительство Маргарет Тэтчер сумело приватизировать чуть более половины намеченного на общую сумму 17 млрд фунтов стерлингов.

Принципиальное отличие приватизации в постсоциалистических странах от небольших по масштабам программ приватизации в странах Запада и развивающихся странах — во всеобъемлющем характере государственной собственности, который и предопределил системный, массовый характер преобразований. Если в Чили и Мексике приватизационные программы конца 1980-х годов предполагали продажу сотен предприятий, то в странах Восточной Европы и государствах, созданных на месте распавшегося Советского Союза, приватизации подлежали сотни тысяч предприятий, в том числе несколько тысяч довольно крупных.

Поэтому ключевой проблемой был выбор модели приватизации, политически приемлемой для основных групп интересов, которая дала бы шанс исполнения программы приватизации при достаточном уровне эффективности. Эти страны были вынуждены принять ускоренные модели приватизации, отличавшиеся от моделей западных стран. Как правило, применялась модель массовой бесплатной приватизации или модель инсайдеров, хотя были случаи, когда крупные предприятия продавались стратегическому инвестору по схеме case-by-case .

В ряде постсоциалистических стран были восстановлены права собственности прежних владельцев (проведена реституция). В случаях земельной реформы реституция срабатывала успешно, так как во многих районах было хорошо известно, а кое-где и документально подтверждено, кому какая часть земли принадлежала. Латвия приватизировала основную часть земель, возвратив их прежним владельцам. Аналогично земельная реформа проходила в Литве, Эстонии и Восточной Германии.

Первой в Восточной Европе начала приватизацию Венгрия. Она продавала собственность, в том числе крупные предприятия, как по модели инсайдеров, так и через выпуск акций на открытый рынок. В процессе такой приватизации многие предприятия перешли в собственность их директоров. Были и прямые сделки с внешними иностранными стратегическими инвесторами. В стране возникли новые крупные финансовые структуры. Вместе с тем сформировалась сеть перекрестной собственности на предприятия, в которых государство сохраняло свое участие. Приватизация проходила крайне медленно.

Болгария позже Венгрии приняла закон о приватизации (в 1992 году), который во многом повторял венгерскую стратегию.

В Восточной Германии для ускорения приватизации не ориентировались на высокие цены при продаже государственной собственности, многие предприятия выставлялись на аукцион по стартовой цене в одну марку, чтобы на нем определилась их реальная продажная цена. Особенностью приватизации в Восточной Германии было широкое участие в ней западногерманского и европейского капитала.

Чехия, Литва, Монголия, Польша, Латвия, Румыния практиковали бесплатное распределение госсобственности с помощью приватизационных чеков или приватизационных счетов, которые можно было обменять на акции. Первые три страны дальше других продвинулись в этом. В Литве приватизационные счета индексировались с учетом инфляции. Бесплатное распределение долей государственной собственности позволило провести массовую и быструю приватизацию и создать исходные условия для зарождения финансовых рынков.

В Польше сочетались бесплатное распределение акций среди населения и продажа акций, в том числе со скидкой, для работников приватизируемых предприятий. Успешно прошла «малая приватизация» предприятий бытового обслуживания, а также приватизация через ликвидацию предприятий. Многие предприятия средних размеров формально ликвидировались, и их имущество продавалось работникам.

Выбор модели приватизации в России

В СССР в начале переходного периода от социализма к капитализму государству формально принадлежало примерно 250 тыс. предприятий, или более 90%. Массовый характер предстоявшей приватизации накладывал на нее политические ограничения: реализована могла быть только такая программа, которая отвечала народным представлениям о «справедливой» приватизации. Для большинства жителей Прибалтийских республик справедливость заключалась в реституции прав собственности. В России она понималась иначе — «отнять и разделить», только теперь не у буржуа, как в 1917 году, а у коммунистической номенклатуры. Именно поэтому такой популярностью пользовалась идея бесплатной приватизации. Граждане расходились в частностях: между кем и как делить? Только между работниками предприятий или между всеми? Было ясно, что каждый участник приватизации (рабочие, администрация, местная власть) захочет извлечь в ходе массовой бесплатной приватизации выгоду для себя. Как совместить интересы разных сторон?

Возможная цена продажи приватизируемого имущества зависит не столько от принятой модели приватизации, сколько от общей экономической и политической ситуации в стране, от хода других экономических и политических реформ, от доверия граждан к власти и ее решимости последовательно проводить реформы. Продавец-приватизатор при установлении цены исходит из наличия платежеспособного спроса и, что особенно важно, из того, как быстро надо реализовать объект. Если речь идет о массовой приватизации, то продавать приходится дешево.

На выбор модели приватизации повлияло ощущение «окна возможностей», краткости исторического периода, отпущенного на институциональные преобразования. Стремление реформаторов, пришедших к власти после крушения коммунистического режима, к быстрой массовой приватизации было связано с желанием достичь точки невозврата к социализму. Возникла невиданная ранее в истории проблема: как приватизировать «сразу все»?

Не меньшую сложность представляли экономические аспекты приватизации. Какой должна быть программа приватизации, чтобы быстрее добиться повышения эффективности управления теперь уже от частных владельцев? Какую правовую форму придать предприятиям — открытые или закрытые акционерные общества, товарищества? Как проводить аукционы при продаже предприятий? Какие финансовые организации смогут способствовать приватизации? Сколько стоит приватизируемая госсобственность? Ведь цена зависит от того, кто покупает и кто продает. Каковы финансовые возможности покупателя, а главное — какой доход он рассчитывает получить от покупаемого объекта? И вообще, захотят ли российские граждане, не имеющие опыта частной собственности на средства производства, в массовом порядке вкладывать деньги в покупку неведомых им акций?

Опыт западных стран с развитой рыночной экономикой для России был практически неприменим. Приватизация крупных предприятий по стратегии case-by-case , как в Великобритании, была возможна только при наличии развитого фондового рынка, значительных свободных капиталов, которые можно привлечь к приватизации, достаточного числа квалифицированных менеджеров с опытом работы в условиях рынка и специалистов по аудиторской оценке предприятий. При определении цены предприятия важна цена земли, на которой оно находится. А ее объективно определить невозможно, пока не сложится рынок земли. Всех этих необходимых предпосылок в начале приватизации в России не было. Как не было и возможности проводить приватизацию медленно.

Впрочем, все сказанное относится к крупным предприятиям. А кафе, магазины и ателье могли быть приватизированы через аукционы за деньги, то есть экономически наиболее рациональным способом. Что и было сделано. Уже с начала 1992 года в ходе «малой приватизации» на российской земле начал укореняться институт легальной частной собственности.

Первый российский закон о приватизации

К лету 1991 года стала очевидной неудача Польши приватизировать промышленность через продажу предприятий инвесторам. А чековая приватизация в Чехии выглядела многообещающе. Предложение использовать для массовой приватизации в России специальные платежные средства становилось все более популярным. В Комитете по собственности Верховного Совета РСФСР усилиями П. С. Филиппова, Д. И. Беднякова, П. П. Мостового были разработаны соответствующие законопроекты. После нескольких парламентских слушаний и обсуждения на совещании у Б. Н. Ельцина проекты законов были вынесены на рассмотрение парламента. Верховный Совет РСФСР сделал первый реальный шаг в сторону массовой легальной приватизации, приняв 3 июля 1991 года Закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» и Закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР».

Законы устанавливали правовые основы приватизации предприятий, регламентировали ее процедуры, определили полномочия федеральных и региональных органов власти. Промышленные министерства были не в состоянии управлять приватизацией, поскольку их аппарат либо был против нее, либо хотел провести ее в свою пользу. Проведение приватизации поручалось Государственному комитету по управлению государственным имуществом (Госкомимуществу), которому подчинялись республиканские, областные и местные комитеты по управлению государственным имуществом. Председатель Госкомимущества по должности становился заместителем председателя правительства.

Продажей предприятий должны были заниматься фонды имущества. Этим разделением полномочий законодатели пытались создать конфликт интересов и разделить субъектов публичного права (Госкомимущество) и субъектов частного права (фондов имущества как участников рынка). Впрочем, в регионах, где не были созданы фонды, их функции выполняли комитеты по управлению имуществом.

Закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР» предполагал открытие каждому совершеннолетнему гражданину России в Сбербанке специального приватизационного счета, средства с которого могли быть использованы исключительно на приобретение акций приватизируемых предприятий. На эти цели разрешалось также использовать личные сбережения граждан и собственные средства юридических лиц.

Для предотвращения возникновения перекрестных прав собственности и противодействия использованию денежных средств, не принадлежавших частным лицам, Закон «О приватизации…» запретил участвовать в приватизации юридическим лицам, в уставном капитале которых доля государства, муниципальных образований, общественных организаций, благотворительных и иных общественных фондов превышала 25%. Но разрешил участие членов трудового коллектива предприятия, которые должны были для этого образовать товарищество или акционерное общество. Для них и бывших работников предприятия были предусмотрены значительные льготы.

Особое значение для ускорения приватизации и преодоления бюрократических барьеров имела норма, согласно которой любое физическое или частное (негосударственное) юридическое лицо могло инициировать приватизацию любого предприятия. Это позволяло вовлечь в процесс реформирования рядовых активных граждан и сломать сопротивление бюрократии.

Закон «О приватизации…» не предусматривал восстановления имущественных прав собственников, их наследников и правопреемников на предприятия, которые были национализированы, конфискованы или иным способом изъяты в собственность государства. Приватизация земельного и жилищного фондов, социально-культурных учреждений, объектов культурного и природного наследия регулировалась другими законодательными актами.

Хотя названные законы были приняты в июле, практическая работа по подготовке к массовой приватизации все не начиналась, и 28 октября 1991 года Б. Н. Ельцин, приняв решение о формировании правительства реформаторов, в речи, посвященной перспективам реформ, заявил: «Мы слишком долго обсуждали, необходима ли частная собственность. Тем временем партийно-государственная элита активно занималась личной приватизацией. Их размах, предприимчивость и лицемерие поразительны. Приватизация в России идет уже длительное время, но неупорядоченно, спонтанно, часто на криминальной основе. Сегодня нужно перехватить инициативу, и мы намерены это сделать» .

Следует отметить первоначально негативное отношение к предусмотренной Законом «О приватизации…» безденежной приватизации со стороны будущего первого вице-премьера правительства Е. Т. Гайдара и ответственного за приватизацию А. Б. Чубайса. Они справедливо указывали на негативные экономические последствия такой модели. Когда предприятия переходят в руки мелких акционеров и инсайдеров, краткосрочные цели деятельности предприятия оказываются важнее долгосрочных, работники-акционеры предпочитают направлять доходы предприятия на зарплату. Себестоимость растет, прибыль снижается, сохраняется избыточная численность работающих, инвестиции не производятся, наступает технический застой. Кроме того, массовая бесплатная приватизация по стандартной схеме не учитывает отраслевые и региональные особенности предприятий, значит, не может быть эффективной.

Но, заняв посты в правительстве, Гайдар и Чубайс вынуждены были учитывать политические реалии. В то время широкие слои населения отвергали саму идею перехода государственной собственности в руки «разных кооператоров и водочных королей». «Правительству реформ» пришлось ради политической поддержки самой идеи приватизации и вопреки интересам финансовой стабилизации не только согласиться на модель массовой бесплатной приватизации, но и активно проводить ее в жизнь.

Впрочем, в августе 1992 года, воспользовавшись каникулами Верховного Совета, правительство Указом Президента РФ вместо именных приватизационных счетов ввело приватизационные чеки. Были сняты ограничения на оборот акций приватизируемых предприятий, что не только упростило процедуру приватизации, но и ускорило консолидацию крупных пакетов акций, препятствовало чрезмерному их распылению. Сложился рынок приватизационных чеков, позволивший одним гражданам, не верившим в рыночные перспективы, продать чеки, а другим, обладавшим предпринимательскими наклонностями, легально сконцентрировать в своих руках значительные активы .

Часто высказывается мнение, будто правительство Ельцина-Гайдара, сформированное в ноябре 1991 года, нарушило последовательность реформ, пошло на либерализацию цен до начала широкомасштабной легальной приватизации. Но такое решение в то время было единственно возможным, хотя и противоречило теоретическим концепциям перехода постсоциалистических стран к рынку, которые предлагали зарубежные эксперты. Без либерализации цен крупным городам России грозил голод, так как государственные запасы зерна были совершенно недостаточны, валютные резервы исчерпаны, а колхозы отказывались сдавать хлеб по заниженным ценам. При этом законодательное и организационное обеспечение приватизации требовало многих месяцев и даже лет. Поэтому откладывать либерализацию цен до окончания приватизации было нельзя. Да и граждане не захотели бы участвовать в ней при сохранении государственных директивных цен на товары.

«Малая приватизация»

Переходить к легальной массовой приватизации надо было как можно быстрее. По Закону «О приватизации…» цели, приоритеты и ограничения при проведении приватизации должны были устанавливаться Государственной программой приватизации на соответствующий год. Чтобы ускорить процесс, правительство добилось, что Президиум Верховного Совета РФ принял 27 декабря 1991 года «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год», которые были сразу утверждены Указом Президента РФ «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 29 декабря 1991 года № 341. Это позволило еще до принятия Верховным Советом Государственной программы приватизации на 1992 год начать «малую приватизацию» магазинов, кафе, ателье бытового обслуживания за деньги и развернуть подготовку к массовой бесплатной приватизации.

Быстрый старт «малой приватизации» демонстрировал необратимость курса правительства на приватизацию торговли и промышленности и давал обществу надежду на то, что в России легальный бизнес, легальная частная собственность на средства производства возможны и к этому стремятся российские власти. Это было чрезвычайно важно для страны, где полвека частнопредпринимательская деятельность рассматривалась как уголовное преступление, где она все еще стыдливо маскировалась под вывеской кооперативов.

Под патронатом высшего руководства страны были проведены аукционы в Нижнем Новгороде. Губернаторам, как и раньше в СССР, спустили плановые задания по «малой приватизации», что подействовало.

В торговле препятствием для перехода магазинов в частные руки были оставшиеся от советской власти торги. Эти юридические лица заключали договоры на поставку товаров и вели бухучет, а магазины, столовые, ателье были лишь торговыми точками. Потребовалось издать специальное постановление правительства, которое обязало региональные Комитеты по управлению имуществом распускать торги и выделять эти объекты для продажи раздельно.

В отношении объектов «малой приватизации», которые ранее были сданы в аренду с правом выкупа, применялись условия договора аренды. Если договоров аренды не было, магазины выставлялись на аукционы. Тот факт, что приватизация велась за деньги, не тормозил ее проведения, потому что объекты были небольшие и у этого бизнеса просматривались реальные перспективы.

На всю «малую приватизацию» ушел год. Ее результаты, достигнутые на 1 ноября 1994 года, представлены в табл. 1.

Государственная программа приватизации на 1992 год

Параллельно с «малой приватизацией» велась подготовка к массовой бесплатной приватизации. Для облегчения и ускорения процесса критически важно было получить поддержку трудовых коллективов и руководителей предприятий. Именно поэтому «Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год» предусматривали значительные льготы трудовым коллективам. А. Б. Чубайс так объяснял решение правительства отдать работникам часть государственной собственности: «Если бы мы его не приняли, трудовые коллективы вряд ли поддержали бы приватизацию. Но теперь они вдруг проявили интерес к этому закону и начали подталкивать администрацию» .

Массовая легальная приватизация была компромиссом между моделью приватизации «для всех» и разделом собственности среди работников предприятий, она была платной для активной части населения и безвозмездной для остальных граждан. Программа приватизации предусматривала не только льготы трудовым коллективам предприятий, но и дополнительные возможности для менеджеров. Компромисс приводил к явным с экономической точки зрения недостаткам: имущество оценивалось по остаточной стоимости; пришлось отказаться от реструктуризации предприятий перед приватизацией; не были урегулированы проблемы с социальными объектами, находившимися на балансе предприятий; игнорировались противоречия между требованием демонополизации промышленности и важностью сохранения технологических цепочек. На первом этапе такой приватизации трудно было рассчитывать на частные инвестиции. Но эта схема давала шанс уложиться в «окно возможностей», и это было главным.

Государственная программа приватизации на 1992 год поставила цели формирования слоя частных собственников, повышения эффективности предприятий, социальной защиты населения и развития социальной инфраструктуры за счет средств от приватизации, содействия финансовой стабилизации, создания конкурентной среды и демонополизации, привлечения иностранных инвестиций, создания условий и организационных структур для расширения масштаба приватизации.

Предприятия были поделены на группы, а именно: предприятия, приватизация которых была запрещена; разрешалась только по решению Правительства РФ или правительств республик в составе РФ; разрешалась по решению Госкомимущества с учетом мнения отраслевых министерств; разрешалась в соответствии с местными программами приватизации; разрешалась с согласия трудовых коллективов в случаях, предусмотренных Законом «О приватизации…»; предприятия, которые подлежали обязательной приватизации.

Объекты собственности, не включенные в обязательные задания и не имевшие ограничений на приватизацию, приватизировались на основании местных программ или заявок. Программа не регулировала приватизацию совхозов, земельного и жилищного фондов. Конкретный способ приватизации предприятия определялся по результатам работы комиссии по приватизации с учетом мнения его трудового коллектива. Приватизация проводилась в соответствии с «Типовым планом приватизации», утвержденным Постановлением Правительства РФ от 4 августа 1992 года № 547.

Акционерные общества учреждались в соответствии с Положением об акционерных обществах , которое действовало до вступления в силу Закона «Об акционерных обществах» от 24 ноября 1995 года № 208-ФЗ. Указом Президента РФ от 1 июля 1992 года № 721 был утвержден «Типовой устав акционерного общества открытого типа». Не допускалось создание АО закрытого типа и на базе концернов, союзов, ассоциаций и иных объединений предприятий, в которые входили государственные (муниципальные) предприятия.

Имущественные вклады, внесенные государственными (муниципальными) предприятиями в уставный капитал других предприятий, признавались находящимися в государственной (муниципальной) собственности. Внесение таких вкладов допускалось только с разрешения Комитета по управлению имуществом, а отчуждение в любых формах — только в соответствии с законодательством о приватизации.

Для борьбы с монополизмом и стремлением советских административных структур перекраситься под участников рынка блокировалось создание новых предприятий объединениями государственных (муниципальных) предприятий, органами государственной власти и управления, органами местного самоуправления. Исключение делалось только для комитетов по управлению имуществом и фондов имущества. Правопреемниками учредителей таких предприятий, созданных еще до утверждения Государственной программы приватизации, признавались лишь фонды имущества.

Комитеты по управлению государственным имуществом, выделяя структурные подразделения из состава приватизируемых предприятий, учитывали требования антимонопольного законодательства, а согласования с трудовым коллективом не требовалось. Для создания стимулов к разрушению монопольных структур типа отраслевых объединений, торгов и т. п. льготы должностным лицам выделяемых подразделений предоставлялись в полном объеме, только если подразделения преобразовывались в открытые АО.

Были предусмотрены следующие способы приватизации: продажа акций открытых АО; продажа предприятий на аукционе; продажа предприятий по коммерческому конкурсу; продажа предприятий по некоммерческому инвестиционному конкурсу (инвестиционные торги); продажа имущества ликвидируемых и ликвидированных предприятий; выкуп арендованного имущества.

Крупные предприятия (более 1 тыс. работников, стоимость основных фондов свыше 50 млн рублей) преобразовывались в открытые АО, а мелкие предприятия (до 200 работающих, балансовая стоимость менее 1 млн рублей) подлежали продаже на аукционе или по конкурсу. На основании заданий Государственной программы приватизации комитеты по управлению государственным имуществом в республиках и областях разрабатывали местные программы приватизации и прогнозировали поступления средств от приватизации в бюджеты разных уровней.

Варианты льгот членам трудовых коллективов

Выбор схемы приватизации и вариантов льгот определялся стремлением сбалансировать интересы различных социальных групп в ходе реформы отношений собственности. Если приватизация проводилась по предложению трудового коллектива, то применялся один из трех вариантов льгот его членам :

Первый — всем членам трудового коллектива безвозмездно передавались привилегированные акции на 25% уставного капитала, но в сумме не более 20 МРОТ на одного; обыкновенные акции до 10% уставного капитала, но в сумме не более 6 МРОТ на одного, продавались по закрытой подписке со скидкой 30% от их номинальной стоимости и предоставлением рассрочки до трех лет. Директору, его заместителю, главному инженеру, главному бухгалтеру предоставлялось право на приобретение обыкновенных акций по номинальной стоимости в пределах 5% уставного капитала, но не более 2000 МРОТ на каждого;

Второй — всем членам трудового коллектива предоставлялось право приобретения обыкновенных акций суммарно до 51% величины уставного капитала. Цена акций была установлена Госкомимуществом в размере 170% номинальной стоимости. Комитеты по управлению государственным имуществом с согласия трудового коллектива могли разрешить участвовать в закрытой подписке на акции работникам предприятий, входивших в единый технологический комплекс с приватизируемым предприятием;

Третий — группе работников предприятия предоставлялось право на приобретение обыкновенных акций в сумме до 20% уставного капитала при условии, что она берет на себя ответственность за выполнение плана приватизации предприятия и недопущение его банкротства, а также получает согласие трудового коллектива на заключение соответствующего договора, срок действия которого не более одного года (без права продления). Эта группа приобретала акции по истечении срока договора. На период его действия ей передавалось право на голосование 20% акций, принадлежавших фонду имущества. Если группа не выполняла условия договора, право на опцион утрачивалось и акции поступали в продажу. Члены группы несли материальную ответственность имуществом, принадлежавшим им на праве частной собственности и вносимым в виде залога на сумму не менее 200 МРОТ в расчете на каждого члена группы. При этом всем работникам предприятия (включая членов группы) продавались по закрытой подписке обыкновенные акции, составляющие 20% величины уставного капитала, но на сумму не более 20 МРОТ в расчете на одного работника, со скидкой 30% от их номинальной стоимости и с предоставлением рассрочки на три года. Третий вариант мог применяться только на предприятиях с численностью более 200 работников и балансовой стоимостью основных фондов от 1 до 50 млн рублей.

Во всех трех вариантах 10% средств, поступивших от продажи акций приватизируемого предприятия (за исключением акций, проданных членам трудового коллектива), зачислялось на личные лицевые счета приватизации его работников.

Решение о выборе второго или третьего варианта предоставления льгот принималось общим собранием членов трудового коллектива либо удостоверялось их подписными листами и считалось принятым, если за него проголосовало не менее 2/3 общего числа работников. Если такого решения не было, льготы предоставлялись в соответствии с первым вариантом.

После приватизации предприятия акционеры могли продавать акции без каких-либо ограничений. Не выкупленные членами трудовых коллективов акции фонды имущества реализовали на чековых аукционах. В итоге первый вариант был применен при приватизации 24% предприятий, второй — 75, третий — 1% .

На практике преобладал второй вариант предоставления льгот. Предполагалось, что он обеспечит сохранение контрольного пакета акций у трудового коллектива и позволит администрации контролировать этот пакет. Но на практике сторонние инвесторы быстро выкупали контрольный пакет у работников или бывших работников. Нередко делали это сами директора, причем — по минимальным ценам.

Продажа на аукционе по конкурсу

Предприятие продавалось на аукционе, если от покупателей не требовалось выполнения каких-либо условий. Право собственности передавалось покупателю, предложившему в ходе торгов максимальную цену. При этом работники приватизируемого предприятия получали до 30% продажной цены, но не более чем 20 МРОТ в расчете на одного работника.

Продажа по конкурсу (коммерческому, инвестиционному) проводилась, когда от покупателей требовалось выполнение определенных условий — сохранение профиля предприятия или назначения объекта, числа рабочих мест, финансирование объектов социальной сферы, заданная сумма инвестиций. Работники приватизируемого предприятия получали до 20% продажной цены объекта, но не более 15 МРОТ в расчете на одного работника.

При продаже государственных и муниципальных предприятий, а также имущества ликвидируемых предприятий по конкурсу или на аукционе товариществу либо акционерному обществу, включавшему не менее 1/3 списочного состава работников приватизируемого предприятия, предоставлялась 30%-я скидка с продажной цены и рассрочка платежа до трех лет. При этом сумма первоначального взноса не могла быть менее 25% продажной цены.

Собственникам приватизированных предприятий предоставлялось право на заключение долгосрочных (до 15 лет) договоров аренды занимаемых предприятиями нежилых помещений, зданий, строений, не вошедших в состав приобретенного имущества, а также на приобретение помещений, зданий, строений и занимаемых земельных участков.

Права арендаторов на выкуп арендованных предприятий

Способы приватизации государственного и муниципального имущества, сданного в аренду, зависели от наличия права выкупа в договоре аренды и согласия трудового коллектива предприятия-арендатора, принятого решением не менее половины его членов. Если размеры, сроки, порядок и условия внесения выкупа были установлены договором аренды, заключенным до вступления в силу Закона «О приватизации…», предприятие преобразовывалось в открытое АО, право первоочередного приобретения акций которого было у арендаторов. Для структурных подразделений, выделившихся из состава предприятий до вступления в силу этого Закона на основе аренды имущества этих предприятий, право на выкуп арендованного имущества предоставлялось товариществам, которые создавались трудовыми коллективами этих подразделений.

Приватизационные фонды, защита интересов работников

В 1992 году государственные и муниципальные предприятия за счет остатков фондов экономического стимулирования и прибыли, остававшейся в их распоряжении, могли создавать приватизационные фонды с открытием личных лицевых счетов приватизации для работников. В эти фонды разрешалось направлять все остатки фондов экономического стимулирования по состоянию на 1 января 1992 года и до 50% прибыли, оставшейся в распоряжении предприятия после уплаты обязательных платежей. Средства, зачисленные на личные лицевые счета приватизации работников, не подлежали налогообложению. После приватизации предприятий они оставались в распоряжении работников и могли использоваться только на приобретение акций или иных активов в процессе приватизации. Права на эти средства переходили в порядке наследования и дарения.

Для защиты интересов работников приватизируемых предприятий было предусмотрено, что со дня подачи заявки на приватизацию и до момента возникновения права собственности у покупателя запрещалось без согласия комитетов по управлению государственным имуществом проводить реорганизацию, ликвидацию и изменение структуры предприятия, а также изменять и прекращать действие договоров аренды. Для АО, создаваемых в процессе приватизации, моментом возникновения права собственности у покупателя считалась дата проведения первого собрания акционеров. До этого без решения трудового коллектива предприятия либо уполномоченного им органа запрещалось изменять штатное расписание предприятия, сокращать численность его работников.

Товарищество, созданное работниками предприятия, где численность инвалидов превышала 50%, имело приоритетное право приобрести предприятие по остаточной стоимости. Если численность инвалидов была от 10 до 50%, на покупателя накладывалось обязательство сохранения определенной планом приватизации численности рабочих мест для инвалидов и обеспечения им специальных условий труда. Товарищество, созданное не менее чем 2/3 общего числа работников предприятия традиционных промыслов и ремесел народов Крайнего Севера, имело приоритетное право на приобретение предприятия по остаточной стоимости.

Использование приватизационных чеков

Госкомимущество и комитеты по управлению государственным имуществом до 1 сентября 1992 года подготовили к преобразованию в открытые АО предприятия с балансовой стоимостью основных фондов более 50 млн рублей по состоянию на 1 января 1992 года. На руководителей этих предприятий была возложена разработка проектов документов по учреждению открытых АО и планов их приватизации. Согласованные с трудовыми коллективами проекты этих планов были представлены руководителями предприятий в комитеты по управлению государственным имуществом до 1 сентября 1992 года, за исключением предприятий, приватизация которых была запрещена.

Для ускорения передачи государственного имущества и привлечения к приватизации широких слоев населения с 1 октября 1992 года были введены в действие приватизационные чеки . Каждый гражданин России получал право на один приватизационный чек равной номинальной стоимости в каждом выпуске. Выпуски приватизационных чеков должны были производиться на основании президентских указов. Номинальная стоимость приватизационного чека выпуска 1992 года была установлена в размере 10 тыс. рублей. Никаких последующих выпусков не было. Срок действия чеков выпуска 1992 года был продлен до 1 июля 1994 года .

На 1 июля 1994 года было введено в обращение 151,5 млн приватизационных чеков, выведено из обращения — 148,6 млн (в том числе собрано по закрытой подписке 26,0 млн, на чековых аукционах — 114,7 млн, иным способом — 7,9 млн), осталось в обращении — 2,8 млн .

Иностранные инвесторы

Иностранным инвесторам было предоставлено право участвовать в аукционах, конкурсах, инвестиционных торгах, но оно было ограничено при приватизации в торговле, сфере общественного питания, бытового обслуживания населения, мелких предприятий промышленности и строительства, автомобильного транспорта. В эти сферы они допускались только по решению местных Советов народных депутатов или уполномоченных ими органов. А решения о допуске иностранцев к приватизации предприятий топливно-энергетического комплекса, по добыче и переработке руд, драгоценных и полудрагоценных камней, драгоценных металлов, радиоактивных и редкоземельных элементов принимали Правительство РФ или правительства республик в составе Федерации (в зависимости от вида собственности). Иных ограничений на участие иностранных инвесторов в приватизации не предусматривалось.

Однако и опасения, и надежды на приток иностранных инвестиций были преувеличены. Мешали не только политическая нестабильность, крайне слабая защита прав собственности, но и тяжелая криминальная обстановка тех лет.

Формирование рынка ценных бумаг

Тем не менее массовая приватизация начала 1990-х годов требовала создания рынка ценных бумаг. Его правовая основа была заложена в «Положении о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР» и Указе Президента РФ «О мерах по организации рынка ценных бумаг в процессе приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 7 октября 1992 года № 1186.

Для создания первичного рынка ценных бумаг и снижения риска для покупателей акций создавались чековые инвестиционные фонды (ЧИФы). Они консолидировали приватизационные чеки населения и приобретали на них пакеты акций приватизируемых предприятий. Предполагалось, что они смогут противостоять интересам инсайдеров АО, а со временем превратятся в активных участников фондового рынка. На 1 июля 1994 года действовало 662 ЧИФа, в дальнейшем за счет слияний их число сократилось. На конец 1996 года они имели около 2,6 трлн неденоминированных рублей активов и свыше 17 млн пайщиков (акционеров).

Для кооперации предприятий-смежников учреждались холдинговые компании. При этом ставилась задача не допускать монополизации производства продукции и оказания услуг .

Как уже отмечалось, процесс перераспределения и концентрации пакетов акций происходил довольно интенсивно уже в первые месяцы после приватизации предприятий. Это не только вело к появлению крупных собственников — настоящих хозяев предприятий, но и способствовало развитию фондового рынка.

Приватизация в 1993-1994 годах

Предприятия, не включенные в задания по приватизации, но и не имевшие ограничений на нее, приватизировались на основании подаваемых заявок на приватизацию.

В соответствии с этой Государственной программой приватизации (в отличие от 1992 года) все предприятия по отношению к способам приватизации делились на две группы. Первая включала мелкие предприятия с балансовой стоимостью основных фондов по состоянию на 1 января 1992 года не более 1 млн рублей. Они продавались на аукционах, конкурсах или инвестиционных конкурсах. Любой из этих способов трудовой коллектив мог выбрать квалифицированным большинством в 2/3 голосов, но без ограничения состава участников. Это решение было обязательным для комитетов по управлению государственным имуществом. Во вторую группу входили остальные предприятия, которые могли приватизироваться любым узаконенным способом.

Способы приватизации остались прежними, а льготы членам трудового коллектива при преобразовании предприятия в АО были частично изменены. При первом варианте при покупке акций, составлявших до 10% уставного капитала, но не более 6 МРОТ в расчете на одного работника, предоставлялась рассрочка до трех месяцев, а величина первоначального взноса не могла быть меньше 50% номинальной стоимости акций. При третьем варианте группе работников, которая брала на себя ответственность за будущее предприятия, по истечении срока и при выполнении условий договора предоставлялось право на приобретение акций по номинальной стоимости до 30% уставного капитала. На период действия договора группе передавалось право на голосование всеми акциями, принадлежащими фонду имущества. При этом всем работникам предприятия, включая членов группы, заключивших договор, продавались обыкновенные акции на сумму до 20% уставного капитала, но не более 20 МРОТ на одного работника, со скидкой 30% от их номинальной стоимости и с предоставлением рассрочки на три месяца. Величина первоначального взноса не могла быть менее 25% номинальной стоимости акций.

Начальная цена предприятий при продаже на аукционе, по коммерческому, некоммерческому и инвестиционному конкурам определялась по бухгалтерскому балансу за отчетный квартал, предшествовавший оценке. Стоимость основных средств незавершенного строительства и неустановленного оборудования определялась без учета результатов переоценки основных фондов .

Для защиты прав акционеров запрещалось до продажи 90% акций АО увеличивать уставный капитал. Акционерному обществу предоставлялось право выкупить земельный участок под приватизируемым предприятием. Продавали земельные участки фонды имущества.

Закрепление пакетов в федеральной собственности

При преобразовании в АО предприятий, находившихся в федеральной собственности, которые приватизировались по решению правительства или Госкомимущества, эти органы должны были определить цели, условия и сроки закрепления пакетов акций или «золотой акции» в федеральной собственности. Закрепляться могли только пакеты акций в размерах 51%, 38 и 25,5% обыкновенных акций. Не допускалось одновременное закрепление в госсобственности «золотой акции» и иных пакетов акций. Правительство и Госкомимущество могли заменить пакет акций, закрепленных в федеральной собственности, на «золотую акцию» на срок до трех лет. Впоследствии установленные сроки в массовом порядке были продлены.

Наличие у предприятия оборонного заказа, не превышавшего 30% реализуемой продукции, обязанностей по мобилизационной подготовке, охране государственных тайн и обеспечению безопасного ведения работ не являлось основанием для закрепления в федеральной собственности пакетов акций. Акции приватизируемых предприятий, не закрепленные в федеральной собственности, следовало продать не позднее четырех месяцев с момента регистрации АО. Если контрольный пакет акций закреплялся в государственной или муниципальной собственности, льготы членам трудового коллектива и администрации предоставлялись по особой модели.

Продажа акций на специализированных чековых аукционах

На специализированных чековых аукционах , порядок проведения которых определяло Госкомимущество. К участию в них допускались владельцы приватизационных чеков. Все победители аукциона получали акции по единой цене;

На межрегиональных специализированных чековых аукционах и межрегиональных всероссийских специализированных чековых аукционах .

Для участия в аукционе заявитель мог подать заявку одного из двух типов: с указанием только количества подаваемых приватизированных чеков; с указанием минимального количества акций в расчете на один поданный чек. Лица, подавшие заявку первого типа, всегда входили в число победителей аукциона.

Заявки на участие в межрегиональном специализированном чековом аукционе собирались одновременно не менее чем в пяти субъектах Федерации, а в межрегиональном всероссийском специализированном чековом аукционе — не менее чем в 25 регионах (в том числе обязательно в Москве). Акции АО, создаваемых в процессе приватизации и относившихся к федеральной собственности, имевших на 1 января 1992 года балансовую стоимость основных фондов свыше 250 млн рублей, продавались исключительно на межрегиональных и межрегиональных всероссийских специализированных чековых аукционах.

После 1 июля 1994 года акции продавались на аукционах за деньги в соответствии с «Положением о порядке продажи на аукционе за рубли акций в количестве до 10 процентов от общего количества акций акционерных обществ, проданных на специализированном чековом аукционе», утвержденным распоряжением Госкомимущества от 2 февраля 1994 года № 236-р.

Условия и льготы при продаже предприятий и их имущества

Продажа имущества ликвидируемых и ликвидированных предприятий проводилась исключительно на аукционе. Их работникам выплачивалось до 50% денежной выручки, оставшейся после удовлетворения требований кредиторов, но не более 40 МРОТ на одного работника . Предприятия-должники продавались по специальной процедуре в соответствии с Указом Президента РФ «О продаже государственных предприятий-должников » от 2 июня 1994 года № 1114.

Имущество действовавших предприятий реализовывалось на аукционах лишь за деньги и с разрешения комитета по управлению государственным имуществом. Приватизация активов объектов незавершенного строительства проводилась также только за деньги, но на аукционах, по конкурсу или путем учреждения открытого АО со 100%-м государственным капиталом с последующей продажей акций.

Федеральное управление по делам несостоятельности (банкротства) при Госкомимуществе для предотвращения банкротств принимало решения об обязательной приватизации предприятий, неплатежеспособных или имевших неудовлетворительную структуру баланса, за исключением тех, приватизация которых была запрещена в соответствии с Государственной программой приватизации .

Это интересно:  Бесплатная приватизация квартиры сроки окончания 2019 год

Приватизация предприятий путем продажи акций проводилась после их преобразования в открытые акционерные общества. В открытые АО преобразовывались и предприятия, ранее созданные в иных организационно-правовых формах.

При продаже имущества, долей, паев, акций приватизируемых предприятий, АО, товариществ за деньги юридические лица в случае сделки на сумму более 500 тыс. МРОТ, а физические лица — более 5 тыс. МРОТ должны были предоставлять сведения об источнике средств и его законности . Предприятия-монополисты подлежали реорганизации после проведения приватизации или в ее процессе в соответствии с действовавшим законодательством .

Развитие фондового рынка

С 1992 года и до вступления в силу 22 апреля 1996 года Закона «О рынке ценных бумаг» № 39-ФЗ основным нормативным документом в данной сфере оставалось «Положение о выпуске и обращении ценных бумаг и фондовых биржах в РСФСР» . Были созданы независимые регистраторы, депозитарии и расчетные организации. Для предотвращения злоупотреблений инвестиционным фондам всех типов было запрещено обменивать выпущенные ими акции на акции АО, созданные в процессе приватизации, держателем которых являлись Фонды имущества. Специализированные инвестиционные фонды приватизации, аккумулирующие приватизационные чеки граждан, были вправе иметь в своих активах не более 25% ценных бумаг одного эмитента.

Для развития рынка ценных бумаг и до принятия законодательства об инвестиционных банках были предусмотрены ограничения на экспансию банков. Им запрещалось покупать на аукционах доли участия, паи, акции приватизируемых предприятий и специализированных инвестиционных фондов приватизации за деньги и за приватизационные чеки. Банки не могли иметь в собственности более 10% акций какого-либо АО, а в своих активах — более 5% акций акционерных обществ. Им разрешалось лишь принимать на хранение приватизационные чеки, ценные бумаги приватизируемых предприятий и инвестиционных фондов от граждан и юридических лиц.

Цели денежной приватизации

В «Основных положениях государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 1 июля 1994 года» изменились приоритеты — упор был сделан на привлечение инвестиций и модернизацию производства. Целью стало не количество приватизированных предприятий, а продажа госпредприятий эффективным собственникам. Поэтому широкое распространение получила конкурсная продажа акций приватизируемых предприятий через инвестиционные торги (табл. 2 ).

Таблица 2. Распределение приватизированных предприятий по способам приватизации, % к итогу

Источник : Социально-экономическое положение России, 1995.

Были уменьшены льготы трудовым коллективам. Если при чековой приватизации работникам предприятия на льготных условиях продавалось от 40 до 51% уставного капитала предприятия, а 25% — передавалось безвозмездно в виде бесплатных привилегированных акций, то теперь трудовой коллектив мог выкупить по номинальной стоимости лишь 10% обыкновенных акций или безвозмездно получить 25% уставного капитала в виде привилегированных акций. Причем уставный капитал оценивался уже с учетом переоценки основных фондов . Льготы трудовым коллективам уменьшались, с тем чтобы сохранить контрольный пакет акций для продажи крупному инвестору, который хотел контролировать предприятие. Эта программа была рассчитана на привлечение не только российских, но и иностранных инвесторов. Кроме инвестиционных торгов, массово проводились денежные аукционы по продаже акций, в том числе крупными лотами.

Сельскохозяйственным товаропроизводителям и созданным ими кооперативам было предоставлено преимущественное право приобретать акции предприятий по первичной переработке сельхозпродукции, обслуживанию и обеспечению агропромышленного комплекса . Творческие работники редакций газет и журналов получили право на получение безвозмездно передаваемых привилегированных акций и на участие в закрытой подписке на продаваемые на льготных условиях обыкновенные акции обществ, создаваемых в порядке преобразования издательско-полиграфических предприятий, в которые ранее входили эти редакции .

При продаже предприятий и акций АО начальная цена могла устанавливаться в пределах не менее 70% и не более двукратной величины номинальной стоимости.

Приватизация недвижимого имущества

«Основные положения…» регламентировали приватизацию и недвижимого имущества, то есть сданных в аренду объектов нежилого фонда, в том числе встроенных и пристроенных помещений в жилых домах, земельных участков под приватизируемыми предприятиями, иных объектов недвижимости в частной собственности, незанятых зданий, сооружений, помещений вместе с земельными участками под ними, земельных участков с находившимся на них объектами недвижимости, предоставленными для предпринимательской деятельности.

Не допускался отказ в продаже арендаторам арендованных ими объектов нежилого фонда, включая объекты исторического и культурного значения. Исключение составляли объекты, на которые распространялись ограничения, установленные Государственной программой приватизации, а также здания и сооружения, занимаемые органами государственной власти, местного самоуправления и судами. При этом здания и строения — культурно-исторические памятники могли приватизироваться с обязательным условием их содержания новым собственником в надлежащем порядке. Отказ в продаже земельного участка собственнику расположенного на нем здания, нежилого помещения и т. п. допускался только в случаях, предусмотренных федеральным законом. Собственники приватизированных предприятий и объектов нежилого фонда имели исключительное право приобрести в собственность или взять в долгосрочную аренду земельные участки под ними.

Вопрос о продаже земельных участков при приватизации предприятий (напомним, что земельные участки не учитывались в активах советских предприятий — земля не имела цены), а также участков, предоставленных гражданам и их объединениям для предпринимательской деятельности, был урегулирован еще в июне 1992 года . Но и к концу 1995 года приватизация земельных участков, занятых предприятиями, шла медленно. Хотя при переходе 75% акций в частные руки предприятия могли выкупить земельный участок, их приобрели лишь 1264 предприятия и 2295 предприятий подали заявки на выкуп (в сумме менее 3%).

Отраслевые особенности приватизациии

Значительная часть государственной собственности приватизировалась не по установленной модели, а на основании специальных указов, постановлений и распоряжений . Рассмотрим эти особенности на примере «Газпрома» . Его приватизация проводилась по Указу Президента РФ «О преобразовании государственного газового концерна «Газпром» в Российское акционерное общество «Газпром» от 5 ноября 1992 года № 1333. По этому указу 40% акций общества предполагалось закрепить на три года в федеральной собственности, 15% — распределить по закрытой подписке между работниками Р АО «Газпром» и не менее 20% — продать за приватизационные чеки.

По Распоряжению Президента РФ «О Совете директоров РАО „Газпром“ и размещении его акций среди граждан РФ» от 26 января 1993 года № 58-рп 10% акций «Газпрома» мог приобрести сам концерн за приватизационные чеки по номинальной стоимости для последующей их продажи на денежном аукционе и направления вырученных средств на освоение газоконденсатных месторождений, 5,2% акций предназначалось для продажи на закрытом чековом аукционе на территории Ямало-Ненецкого автономного округа малочисленным народам Севера и работникам бюджетных организаций, обеспечивавших освоение газоконденсатных месторождений, 28,7% — для продажи на закрытых чековых аукционах населению регионов, где были размещены газодобывающие и газотранспортные предприятия, входившие в состав «Газпрома», 1,1% акций передавалось в уставный капитал АО «Росгазификация» .

В соответствии с уставом концерна физические, юридические лица, их аффелированные лица и лица, имеющие взаимный интерес, могли приобрести акции «Газпрома», дающие более 3% голосов, только с предварительного согласия правления РАО. Приобретенные сверх 3%-го лимита акции не давали прав на голосование и получение дивидендов. Акционеры «Газпрома» получили преимущественное право на приобретение акций, но при условии преимущественного приобретения «Газпромом» своих акций у их держателей. Все эти меры закрепляли структуру собственности в «Газпроме» и защищали интересы владельцев контрольного пакета акций.

Споры вокруг итогов приватизации 1992-1994 годов

Справедливости ради надо отметить, что именно политические противники президента Б. Н. Ельцина из числа коммунистов, контролировавшие Верховный Совет, проталкивали правовые нормы, обеспечившие льготы работникам предприятий, прежде всего директорам. Наглядный пример — попытка ввести четвертый вариант акционирования государственных предприятий . По нему предполагалось 10% акций продать на фондовой бирже и доходы передать предприятию, 90% — раздать работникам и затем в течение 3-5 лет оплатить акции из прибыли предприятия, 10% из них оставить в коллективной собственности, голосовать по ним имел бы право директор предприятия. Этот вариант не был принят на федеральном уровне, но использовался в Карелии и других регионах . Коммунисты вносили и более радикальные предложения — например, всю собственность бесплатно отдать трудовым коллективам (фактически директорам) .

В декабре 1994 года Госдума признала итоги первого (чекового) этапа приватизации неудовлетворительными и несоответствующими основным целям социально-экономических реформ, констатировала нарушение принципа социальной справедливости, отсутствие предпосылок привлечения инвестиций для развития производства и преодоления его кризисного спада . Приватизация носила сугубо унитарный характер, что углубило противоречия между интересами Федерации и ее субъектов .

Депутаты посчитали необходимым существенно скорректировать политику приватизации, принять законы, которые регулировали бы управление федеральной собственностью и упорядочили процедуру банкротства предприятий, рекомендовали Б. Н. Ельцину приостановить действие Указа Президента РФ «Об основных положениях государственной программы приватизации…» от 22 июля 1994 года до принятия соответствующего закона. Впрочем, ни приостановления Указа, ни принятия Госдумой Закона так и не последовало.

По-разному оценивали итоги массовой приватизации и специалисты. Одни считали, что тезис о безальтернативности чековой приватизации в связи с отсутствием у потенциальных покупателей необходимых средств себя не оправдал . Мол, это отсекло источник пополнения и стабилизации бюджетов всех уровней, столь необходимый в кризисный период, но не образовало адекватного потока частных инвестиций в экономику. Другие видели в приватизации «наиболее успешный аспект реформы в России» .

Плохое управление государственными предприятиями, дезорганизация, изношенность оборудования и избыток рабочей силы вели к тому, что многие предприятия были явно недооценены, но понимали это лишь некоторые специалисты. И еще меньше было тех, кто осознавал значение крупных финансовых потоков, мигрировавших со счета на счет, поскольку марксизм оставил в наследство фетишизацию собственности и явную недооценку роли финансов . При громадном предложении собственности и нехватке средств на ее покупку предприятия неминуемо должны были продаваться дешево, принося дополнительную выгоду тем, кто столь удачно в нужное время оказался при деньгах . Но и критики, и сторонники чековой приватизации сходились на том, что формальная количественная цель программы массовой приватизации была достигнута.

Как уже отмечалось, идеологи российской приватизации объясняли свой выбор чековой модели тем, что учитывали реальную ситуацию в стране. Отсутствовал платежеспособный спрос россиян на приватизируемую собственность, а иностранные инвесторы доверия не испытывали и заинтересованности не проявляли. Огромное число предприятий требовало типовых стандартных процедур приватизации. Для блокирования интенсивной нелегальной приватизации нужны были высокие темпы легальной приватизации.

В ходе массовой приватизации было достигнуто действительно массовое распределение и закрепление формальных прав частной собственности при минимуме социальных конфликтов. Это был первичный раздел собственности, во многом формальный. Вслед за ним начался ее передел, и стало возможным появление эффективных собственников.

И эксперты, и лица, ответственные за проведение массовой приватизации, признали самой серьезной ошибкой массовой приватизации создание и слабое регулирование деятельности чековых инвестиционных фондов (ЧИФов). Руководствуясь благими пожеланиями, правительство сняло с них обязанность выкупать свои акции у пайщиков. В отличие от нынешних паевых инвестиционных фондов они могли не опасаться, что пайщики разбегутся из-за их неумелого управления портфелем акций. Расчет был на то, что стимулом для управляющей компании будет 10% прироста стоимости акций ЧИФа. Но именно благодаря этому правилу управляющие компании могли ощутимо поживиться за счет пайщиков. Из-за инфляции балансовая стоимость производственных фондов АО регулярно переоценивалась, в то время как цена акции предприятий в пакетах ЧИФов из-за неразвитости фондового рынка определялась исходя из этой балансовой стоимости. Это позволяло управляющим компаниям получать большие бонусы за счет пайщиков. Известны случаи, когда управляющие на этом основании легально забирали за год до трети капитала ЧИФа.

Но настоящий пир для управляющих компаний наступил, когда стали оформляться негласные договоренности с мажоритарными акционерами тех АО, чьи акции были в портфелях ЧИФов. Сговор таких акционеров с управляющими компаниями позволял приобретать акции по бросовым ценам в ущерб интересам пайщиков ЧИФов, но с немалой выгодой для менеджеров управляющих компаний. При этом формально все выглядело законно, ведь цена договорная. Итог сочетания ошибок законодателей и социального цинизма бизнесменов — утрата миллионами россиян чеков, вложенных в ЧИФы.

И все же, несмотря на ошибки и просчеты, массовая приватизация в России укоренила в стране частную собственность на средства производства, создала условия для возникновения фондового рынка и появления у предприятий эффективных собственников. То, что сегодня миллионы россиян являются владельцами акций компаний и паевых фондов — следствие массовой приватизации тех лет.

Приватизация с целью пополнения бюджета в 1995-1997 годах

* В 1993–1994 годах доходы от приватизации государственной собственности учитывались вместе с доходами от ее использования.

Источники : Российский статистический ежегодник, 2003: Стат. сб. Госкомстат России. М., 2003; Российская Федерация в цифрах, 2004: Крат. стат. сб. Госкомстат России. М., 2004.

«На ваучерном этапе приватизации мы сами создали некий искусственный спрос, раздав населению приватизационные чеки. Этот спрос постоянно давил на нас и требовал непрерывно выбрасывать на рынок все новые и новые порции собственности. На денежном этапе спрос, напротив, был ограничен, так как денег было немного, и потому нужна была индивидуальная работа с каждым покупателем. Но как только ты начинаешь эту самую индивидуальную работу, на тебя обрушивается такой поток всевозможных упреков в предвзятости, продажности, коррупции!»

Ориентация на привлечение инвестиций и доходов бюджета от приватизации в условиях экономической и политической нестабильности в 1995 году замедлила приватизацию. По данным Мингосимущества, в частный сектор в 1995 году перешло 6 тыс. предприятий, в 1996 году — 5 тыс., в 1997 году — около 3 тыс. В погоне за доходами были значительно увеличены начальные цены на объекты приватизации и пакеты акций на аукционах и конкурсах. Но торги нередко срывались, так как не находилось желающих в них участвовать.

В Послании Президента РФ Федеральному Собранию от 7 марта 1997 года обращалось внимание на создание условий для естественного отбора эффективных собственников. «Установленные разграничения прав и ответственности между собственниками (акционерами) и управляющими (директорами) не соблюдаются. Во многих случаях директора фактически отстраняют акционеров, в том числе крупных, от принятия важнейших решений, относящихся к непосредственной компетенции собственника. Низкое качество управления, устаревшие системы учета, слабая дисциплина договорных отношений — вот характерные черты современных российских предприятий. Это парализует воздействие рыночных стимулов на процесс „естественного отбора“ эффективного собственника, управленческих кадров, стратегий развития, делает предприятия невосприимчивыми к инновациям, непривлекательными для инвестиций» .

Залоговые аукционы

В 1996 году совокупное плановое бюджетное задание по доходам от приватизации составляло 12,3 млрд деноминированных рублей, а реальный итог — 1 млрд рублей (в том числе 203 млн — зачет долгов федерального бюджета субъектам Федерации в обмен на пакеты акций, 341 млн — поступления от управления федеральной собственностью). Поскольку эффективность для бюджета массовых продаж в ходе денежной приватизации оказалась крайне низкой, было принято решение обеспечить поступления в бюджет за счет нескольких крупных сделок .

Бюджетный кризис и провал заданий по приватизации стали экономическими аргументами в пользу проведения залоговых аукционов (операции «долги в обмен на акции»), а политическим — приближавшиеся президентские выборы 2006 года, на которых высокие шансы на победу имел лидер оппозиции Г. А. Зюганов. Не было сомнений в том, что российские коммунисты, вернувшись к власти, последуют примеру польских и болгарских коллег и попытаются возвратить социалистические порядки. Зюганова поддерживали руководители крупнейших государственных предприятий, которые были членами КПРФ и активными сторонниками реставрации планового хозяйства. Управляя огромными денежными потоками, они могли реально влиять на настроения широких масс. Их лозунгом было: «Чем хуже — тем лучше!» Сознательно увеличивая задолженность по зарплате, они множили ряды протестного электората. Подкуп журналистов местных СМИ помогал раздувать антиреформаторские настроения. Казалось, в таких условиях проигрыш Б. Н. Ельцина и возврат к социализму были гарантированы.

Передача крупных предприятий в форме залога в частные руки давала шанс не только изменить политическую ситуацию, но и погасить задолженность по зарплате, решить другие проблемы работников предприятий. Владельцы заложенных контрольных пакетов акций были вынуждены предпринимать меры к оживлению работы предприятий. Во многом им это удалось. И протесты пошли на убыль.

Банки, победившие на аукционах, получали пакеты акций крупнейших российских предприятий при условии предоставления кредита правительству. Эти пакеты были залогом по банковскому кредиту. По истечении установленного срока правительство обязано было по конкурсу продать заложенные акции, из вырученных денег возвратить кредиты, иначе акции переходили в собственность кредиторов.

Чтобы снять широко распространенные опасения по поводу экспансии иностранных фирм, акции были заложены исключительно в российских банках. Крупнейшие российские банки того времени по мировым стандартам были небольшими и предложить высокие цены за выставляемые акции не могли. А привлечение зарубежных банков политически было неприемлемо и вряд ли возможно, так как они понимали, насколько сомнительными были в России гарантии прав собственности.

Состоялось 12 залоговых аукционов по ряду крупнейших российских предприятий, которые принесли в бюджет всего 5,1 млрд деноминированных рублей, включая 1,5 млрд рублей погашенной задолженности предприятий государству. Из 12 пакетов акций предприятий, выставленных на залоговые аукционы, самыми крупными стали:

— «Норильский никель» — 38% акций, кредитор ОНЭКСИМбанк, кредит 170,1 млн долларов;
— «ЮКОС» — 45% акций, кредитор банк «МЕНАТЕП» через ЗАО «Лагуна» (город Талдом Московской области), 159 млн долларов;
— «Сибнефть» — 51% акций, кредитор банк «МЕНАТЕП», кредит 100,3 млн долларов;

Среди фактических победителей доминировали ОНЭКСИМбанк и «МЕНАТЕП». Ярким примером конфликтной ситуации после залогового аукциона стало противоборство ОНЭКСИМбанка и прежней администрации «Норильского никеля», завершившееся в середине 1996 года ее отставкой. Представители ОНЭКСИМбанка важным достижением считали то, что удалось остановить деятельность многих торговых посредников, которые не возвращали «Норильскому никелю» деньги за отгруженный металл. Вместе с тем сам банк сконцентрировал 99% продаж в своей аффилированной компании «Интерросимпекс».

По истечении установленного срока 1 сентября 1996 года залогодержатель имел право реализовать на рынке имевшийся у него пакет акций. Первоначально рассматривались варианты продления договора залога до 1997 года и различные схемы выкупа государством пакетов акций «Норильского никеля», «ЮКОСа», «Сургутнефтегаза» и «Сибнефти». В частности, речь шла о новых залоговых схемах для выкупа заложенных пакетов за счет новых кредитов, об оплате некоторых пакетов акций с помощью государственных краткосрочных облигаций, свободных валютных средств Министерства финансов в коммерческих банках. В итоге в сентябре 1996 года правительство и Совет безопасности приняли совместное решение, которое подтвердило право банков продавать заложенные пакеты акций. Право выбора было оставлено самим банкам-победителям.

Стратегия банков определялась конкретной целью сделки (контроль или доход), истечением трехлетнего срока договора комиссии и наличием ограничений на управление пакетом акций в течение этого срока или правом собственности на акции, что снимало эти ограничения. Практически все залогодержатели были заинтересованы получить пакеты в собственность и минимизировать финансовые затраты.

Наиболее предпочтительными стали продажа заложенного пакета акций и приобретение его в собственность через аффилированных лиц. К началу 1998 года этот вариант был использован в отношении пакетов акций «ЮКОСа» (45% вначале и 33,3% после «разводнения», квалифицированный контроль банка «МЕНАТЕП»), «Сиданко» (51%, контроль ОНЭКСИМбанка), «Сибнефти» (51%, формально «Нефтяная финансовая компания»), «Сургутнефтегаза» (40,12%, фактически самовыкуп эмитентом), «ЛУКОЙЛа» (5%, фактически самовыкуп эмитентом), «Норильского никеля» (38%, контроль ОНЭКСИМбанка). Во всех случаях обращало на себя внимание крайне малое превышение стартовой цены из-за отсутствия реальной конкуренции, «договорного» характера ряда аукционов, неудовлетворительно сформулированных требований и условий приватизационных сделок.

Низкие цены акций на залоговых аукционах вызвали шквал критики со стороны политиков и широкой общественности. При этом почему-то не учитывались состояние предприятий, их формальная бесприбыльность, а порой и убыточность, широко распространенные неплатежи, задолженности по зарплате и налогам, давление на менеджеров предприятий со стороны организованной преступности, а в ряде случаев — их сращивание.

Закон о приватизации 1997 года

Закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ» от 21 июля 1997 года № 123-ФЗ изменил понятие «приватизация». Под ней стало пониматься возмездное отчуждение государственного или муниципального имущества в собственность физических и юридических лиц. В процессе приватизации уменьшались доли собственности государства и муниципальных образований в экономике. Закон сохранял заявочную систему инициирования приватизации и исчерпывающий перечень оснований для отказа в ней.

Уже в самом названии акцент был сделан не на предприятия, а на имущественные доли государства. Приватизация перестала быть обязательным ежегодным «плановым мероприятием» и должна была проводиться в соответствии с прогнозом и ежегодно утверждаемой Госдумой программой. Программа отныне содержала не количественные показатели и задания, а список приватизируемых в течение года объектов, зависевший от текущей конъюнктуры, и список стратегических объектов, которые можно было приватизировать только на основании федерального закона. Был расширен набор методов приватизации за счет легализации продажи производных ценных бумаг.

Отменялись многие льготы. Льготы работникам предприятий (например, скидка от продажной цены акций) оставались возможными, но могли быть отменены или урезаны. За стартовую цену при продаже госсобственности принималась цена, рассчитанная по специальной методике Госкомимущества для максимального приближения ее к рыночной цене. Стоимость имущественных комплексов определялась совокупно на основании уставного капитала, балансовой оценки и рыночной стоимости. Индивидуально для каждого предприятия определялся пакет акций, который оставался в собственности государства. Инвестиционные конкурсы были отменены, а введены коммерческие конкурсы с инвестиционными социальными условиями. Если сделка предусматривала инвестиционные обязательства, то права собственности переходили к победителю только после их выполнения. Было восстановлено понятие «аренда с выкупом», но по рыночной стоимости.

Ставилась цель устранить существенный недостаток массовой приватизации — распыление акций предприятий среди мелких собственников, которые не становились реальными инвесторами и не влияли на управление акционерным обществом.

Закон о приватизации 2001 года

Ныне действующий Закон «О приватизации государственного и муниципального имущества» от 21 декабря 2001 года № 178-ФЗ отменил систему заявок на приватизацию. Органы государственной власти субъектов Федерации, органы местного самоуправления, федеральные государственные унитарные предприятия, а также открытые АО, акции которых находятся в федеральной собственности, иные юридические лица и граждане получили право направлять в правительство свои предложения по приватизации федерального имущества. Их могли учесть или нет при разработке прогнозного плана (программы) приватизации этого имущества. Впрочем, закон не содержит перечня оснований для отказа в приватизации. А муниципальное имущество органы местного самоуправления стали приватизировать самостоятельно, в соответствии с законодательством.

Покупателями государственного и муниципального имущества могут быть любые физические и юридические лица, за исключением государственных и муниципальных унитарных предприятий, государственных и муниципальных учреждений, а также юридических лиц, в уставном капитале которых доля РФ, субъектов Федерации и муниципальных образований превышает 25%. Акционерным обществам в процессе приватизации госпакетов акций было запрещено их выкупать.

Созданные в процессе приватизации открытые АО отвечают по обязательствам, содержащимся в коллективных договорах. Трудовые отношения работников могут с согласия работников продолжаться, быть изменены или прекращены не иначе как в соответствии с законодательством о труде.

В последующие годы своими постановлениями правительство уточнило предусмотренные Законом методы и процедуры приватизации. Так, в 2006 году было установлено, что под нормативной ценой подлежащего приватизации государственного или муниципального имущества понимается минимальная цена, по которой возможно его отчуждение . Нормативная цена имущественного комплекса, включая пакеты принадлежащих ему акций (долей), устанавливалась равной балансовой стоимости активов (с учетом стоимости земельных участков).

Приватизация и государственный сектор

К государственному сектору на федеральном и региональном уровнях относятся государственные унитарные предприятия на праве хозяйственного ведения и оперативного управления (казенные предприятия); государственные учреждения; хозяйственные общества, в уставном капитале которых более 50% акций (долей) находится в госсобственности; хозяйственные общества, в уставном капитале которых более 50% акций (долей) находится в собственности хозяйственных обществ, относящихся к государственному сектору.

В 1999 году государство было участником (акционером) в 3316 акционерных обществах, а к 2007 году — в 3997. В 2007 году в госсекторе насчитывалось 81,1 тыс. организаций, учтенных территориальными управлениями Росимущества и органами по управлению государственным имуществом субъектов Федерации. Причем с 1998 по 2007 год в собственность государства из частного владения вернулось 8 тыс. предприятий, а в собственность муниципалитетов — 39 тыс.!

Источники : Федеральное агентство по управлению федеральным имуществом.

Приватизация Дивиденды Аренда имущества Часть прибыли от ФГУП
1999 8547,4 848,1 2191,4
2000 31367,1 3675,1 3427,2
2001 9990,6 6478,0 4896,1 209,6
2002 12703,8 10402,3 7657,9 914,2
2003 90660,0 12395,2 9573,9 2387,6
2004 61856,8 17222,0 11928,8 2538,1
2005 29079,2 18610,0 14170,0 2386,0
2006 17600,0 23000,0 16800,0 Нд
2007 19300,0 Нд Нд Нд

Источники : Минэкономразвития, Росимущество, Закон «О федеральном бюджете на 2007 год».

Продолжалась интеграция принадлежавших государству активов в холдинговые компании. А уже существовавшие холдинги с участием государства расширяли масштабы своего бизнеса и его диверсификацию путем поглощений и слияний, вертикальной и горизонтальной интеграции. За 2007 год Росимущество сформировало 29 интегрированных структур. Решениями об их создании было предусмотрено внесение в уставные капиталы головных компаний акций 132 АО, преобразование в открытые акционерные общества 117 унитарных предприятий, реорганизация через присоединение еще 8 унитарных предприятий. Причем 28 интегрированных структур были созданы на основании 30 указов президента и одно — по решению правительства . Изменение доли госсектора в производстве продукции и иных показателях приведено в табл. 8 .

2005 2006 2007 январь-июнь
Добыча полезных ископаемых 5,5 6,0 12,4
Обрабатывающие производства 8,9 8,2 7,8
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды 13,7 10,7 11,2
Лесовосстановительные работы 99,9 99,9 Нд
Ввод в действие жилых домов 5,6 5,2 3,1
Работы, выполненные собственными силами 5,5 4,4 3,5
Объем коммерческих перевозок (отправления) грузов 44,9 67,2 74,2
Коммерческий грузооборот 41,8 93,9 94,0
Пассажирооборот 68,7 68,5 66,9
Отправление грузов магистральным трубопроводным транспортом 0,4 0,5 0,1
Грузооборот магистрального трубопроводного транспорта 0,1 0,1 0,08
Внутренние затраты на научные исследования и разработки 69,3 70,4 72,2
Платные услуги населению (с учетом НДС) 18,5 17,2 16,6
Инвестиции в основной капитал 14,9 14,4 11,8
Выручка нетто от продажи товаров, продукции, работ, услуг (за минусом НДС, акцизов и иных обязательных платежей) 11,2 10,2 9,6
Среднесписочная численность работников 25,6 26,0 25,2
На 01.06.2003 На 01.06.2004 На 01.06.2005 На 01.06.2006 На 01.01.2007
Всего 9860 9222 8293 7178 6533
Непроизводственная сфера 4357 4069 3617 1817 1670
Промышленность 2224 2064 1870 1624 1539
В том числе:
машиностроение 905 827 734 660 634
легкая промышленность 193 193 194 187 179
81 80 68 55 49
пищевая промышленность 60 61 55 55 51
металлургия 49 37 34 30 28
химическая промышленность 46 43 39 34 33
887 823 746 603 565
Сельское хозяйство 1329 1237 1111 913 826
Строительство 1035 978 903 752 668
Транспорт и связь 851 809 725 612 536
Лесное хозяйство 64 65 67 53 49
Прочие отрасли 1407 1245

С 1 июня 2003 года по 1 июня 2006 года число акционерных обществ, акции которых находились в федеральной собственности, регулярно сокращалось — в целом за период на 481, но за вторую половину 2006 года оно выросло на 272 АО (табл. 10). Проявилась явная тенденция к огосударствлению российской промышленности и транспорта, за которым, как показывает мировой опыт, неизбежно следует снижение эффективности инвестиций, качества управления, восприимчивости к инновациям.

Таблица 10. Количество и отраслевая структура АО, акции которых находились в федеральной собственности или в отношении которых использовалась
«золотая акция», штук

На 01.06.2003 На 01.06.2004 На 01.06.2005 На 01.06.2006 На 01.01.2007
Всего 4205 3905 3783 3724 3997
Непроизводственная сфера 1918 1781 685 356 405
Промышленность 1350 1253 2078 1772 1797
В том числе:
машиностроение 225 209 178 663 632
легкая промышленность 16 15 9 27 29
промышленность стройматериалов 21 20 19 53 53
пищевая промышленность 43 40 54 141 127
металлургия 34 32 28 101 94
химическая промышленность 19 18 46 98 89
другие отрасли промышленности 992 919 1735 689 773
Сельское хозяйство 46 43 229 363 534
Строительство 492 457 287 380 504
Транспорт и связь 383 356 459 396 353
Лесное хозяйство 16 15 45 99 88
Прочие отрасли 358 416

Госкорпорации

Важной новостью в имущественной политике государства в 2007 году стало образование сразу шести госкорпораций: Внешэкономбанка, «Роснанотеха», Фонда содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства, «Олимпстроя» (по строительству олимпийских объектов к зимним Олимпийским играм 2014 года в Сочи и его развитию как горноклиматического курорта), «Ростехнологий», «Росатома». Их цели разнообразны: реализация отдельных проектов и программ («Олимпстрой» и Фонд содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства), содействие отдельным видам деятельности (Внешэкономбанк и «Роснанотех»), управление конкретными отраслями («Росатом») и группами компаний («Ростехнологии»).

Летом 1999 года Закон «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 года № 7-ФЗ был дополнен статьей 7.1, в которой было дано определение государственной корпорации как не имеющей членства некоммерческой организации, учрежденной Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданной для выполнения социальных, управленческих или иных общественно полезных функций.

В схему создания госкорпораций заложен индивидуальный подход, они выведены за рамки общих правовых норм, установленных для других организационно-правовых форм. Между тем при всем несовершенстве права хозяйственного ведения законодательство признает, что имущество, находящееся в ведении АО, унитарных предприятий, некоммерческих организаций, остается в собственности государства или органов местного самоуправления. Унитарное предприятие может распоряжаться им лишь в пределах, не лишающих его возможности действовать в рамках устава. Сделки, совершенные с нарушением этого требования, признаются ничтожными.

А статус госкорпораций с позиции отнесения их к той или иной форме собственности не вполне ясен, поскольку в отличие от унитарных предприятий имущество, переданное корпорации государством, становится ее собственностью. Остаются и потенциальные возможности получения госкорпорацией различных преференций, использования монопольного положения. Не ясна эффективность контрольных механизмов, многие из которых еще не апробированы или даже не созданы. Это тесно связано с непростой проблемой определения границ государственного сектора в экономике.

Приватизация: успехи и институциональные провалы

В России с ее традицией уравнительности никакая программа приватизации не могла бы получить всеобщего одобрения, при любых ее результатах остались бы недовольные. Успех состоит уже в том, что при реализации российской программы приватизации удалось избежать социальных конфликтов.

Но факты — вещь упрямая. В России утвердился институт частной собственности, появился слой частных собственников, заинтересованных в повышении эффективности своих предприятий. Стали играть заметную роль механизмы и стимулы рынка. Государство сняло с себя обязанность дотировать большую часть предприятий. Политические свободы обрели экономическую базу.

Практика подтвердила, что на первом этапе, когда только закладываются основы рыночных институтов, цена приватизируемого имущества не столь важна. Тем более что легальных средств на его выкуп по ценам, близким к его восстановительной стоимости, в России не было и быть не могло. Поэтому часть государственной собственности пришлось отдать. Кто сможет на деле стать эффективным собственником, определит рынок.

Была создана законодательная база приватизации, акционерных обществ и рынка ценных бумаг. Но остались правовой нигилизм граждан и властей, социалистические традиции, некомпетентность и зависимость судов и многое другое.

Серьезным и неустранимым (по политическим мотивам) недостатком российской приватизации на ее начальном этапе было преобладание акционеров-инсайдеров . Закрытая подписка на акции для трудового коллектива, льготные опционы для администрации приватизируемых предприятий, приватизационные чеки для всех граждан России плохо сочетались с задачей передать предприятия в руки эффективных, стратегических собственников. Поэтому в первые годы массовой приватизации структурная перестройка шла туго. Предприятия плохо откликались на требования рынка снижать численность работников, повышать эффективность использования активов. Это приближало предприятия к банкротству. Но оно зачастую откладывалось, заменялось неплатежами, невыплатой зарплаты, просьбами о государственных дотациях. Впрочем, и в таких условиях производительность труда на приватизированных предприятиях была выше, чем на государственных.

Реформаторы, руководившие приватизацией, не питали иллюзий относительно эффективности структуры собственности на ее ранних этапах. Задача стояла шире: не столько провести реструктуризацию предприятий, сколько облегчить уход с рынка устаревших предприятий и появление на рынке новых фирм, то есть стимулировать процесс, который Йозеф Шумпетер называл созидательным разрушением. Формы подобного разрушения могли быть разными, но непременно при жестких бюджетных ограничениях и проведении процедуры банкротства как окончательного вердикта о судьбе предприятия. Даже в тех случаях, когда компании избегали банкротств, они были вынуждены продавать неиспользуемые активы, создавая тем самым рынок активов и закладывая основу новых предприятий .

Впрочем, надо отметить, что в России пакеты акций достаточно быстро концентрировались в руках стратегических инвесторов за счет продажи акций работниками-миноритариями. После завершения приватизации владелец контрольного пакета акций формировался примерно в течение полугода. С этим связано отмеченное статистикой ускорение структурной перестройки в конце 1990-х годов. Разумеется, свою роль сыграла и девальвация рубля в ходе кризиса 1998 года, очистившая рынки сбыта от конкуренции со стороны иностранных производителей и позволившая многим отечественным предприятиям перестроиться и занять достойное место на рынке.

Одной из стратегических целей приватизации было привлечение в Россию иностранных инвестиций и высоких технологий. Инвестиции пошли в страну, но далеко не в той мере, на которую рассчитывали. Причиной тому были слабые гарантии прав собственности в условиях экономической и политической нестабильности, а в последние годы на первый план вышли коррупция, неэффективность налоговой и судебной систем. Сказывалось и то, что многие наши соотечественники под иностранными инвестициями понимали что-то вроде иностранной интервенции. В середине 1990-х так считали не только рядовые работники предприятий, задыхавшиеся без инвестиций, но и директора предприятий, чиновники всех рангов, народные избранники, заседавшие в законодательных собраниях всех уровней. Между тем «весь мир пребывает в состоянии непрерывной погони за иностранными инвестициями» и не видит в них опасности.

В процессе приватизации не была достигнута цель демонополизации экономики. Но это объясняется не ошибками в выборе стратегии приватизации, а более глубинными причинами, проистекающими из сложившейся природы постсоветского общества. Менталитет россиян, их ценностные установки, представления о соотношении власти и прав собственности привели к тому, что сегодня в России сформировался капитализм, имеющий черты феодально-бюрократического. Само существование формально частных предприятий нередко зависит от благосклонности чиновников, распределяющих госзаказы и госгарантии, выдающих лицензии, согласующих многочисленные разрешения. Российские чиновники в отличие от чиновников в европейских странах практически легально участвуют в подконтрольных им бизнесах, используют для их поддержки госзаказы и бюджетные средства. Они формируют кланы и создают хозяйственные структуры, занимающие монопольное положение на рынке.

Экономическая эффективность такого монополизированного бюрократией рынка крайне низка. Откаты чиновникам и их участие в бизнесе ведут к росту издержек, неустойчивости бизнеса, принятию нерациональных решений. На уровне отраслей доли рынка и ресурсы перераспределяются в пользу неэффективных, но имеющих чиновничьи «крыши» предприятий. Потеря благорасположения губернатора или другого влиятельного лица может обернуться потерей бизнеса. Это делает частную собственность в России условной. Ожидать в таких условиях прихода иностранных инвестиций и связанных с ними высоких технологий не приходится.

Известно, что капитал семейства Морганов изначально формировался пиратскими грабежами их прапрадеда. Не отличался порядочностью в отношениях с партнерами и калифорнийский магнат Стэнфорд. Первоначальное накопление часто происходило если не противоправно, то вопреки нормам морали. Развитие институтов рынка, конкуренция, совершенствование законодательства облагородили нравы европейских стран и США. В любой школе бизнеса начинающему бизнесмену примерами и статистикой докажут, что самый надежный путь к успеху — законный, что доверие к фирме, прозрачность корпоративного управления — основа процветания. Но на обретение бизнес-сообществом этого понимания ушли многие десятилетия.

В начале 1990-х годов в России не было и не могло быть традиций честного ведения корпоративного бизнеса. Многие предприниматели не ощущали необходимости придерживаться ни норм закона, которых часто просто не было, ни норм морали. Представители партийно-хозяйственной номенклатуры и при советской власти не отличались порядочностью, что хорошо видно по размаху номенклатурной приватизации. Трудно было предположить, что, став собственниками приватизированных предприятий, они не попытаются обмануть мелких акционеров. Господствующий в среде российской буржуазии социальный цинизм и смычка с криминалом предопределяли стратегию поведения — прирост капитала любой ценой.

Это интересно:  Можно приватизировать часть муниципальной квартиры 2019 год

Перевод прибыли за счет игры цен посредническим фирмам, принадлежавшим владельцам контрольных пакетов акций, позволял последним не выплачивать дивиденды, скупать акции у миноритариев по бросовым ценам. Среди акционеров было много работников предприятий, поэтому преднамеренная задержка с выплатой зарплаты также способствовала скупке акций с минимальными издержками. Коррупционные сделки с чиновниками министерств ради получения льгот, подкуп управляющих компаний ЧИФов, заказные убийства конкурентов — вот далеко не полный арсенал противоправных методов обогащения многих представителей бизнес-элиты.

На улучшение ее нравов могут повлиять два фактора. Первый — конкуренция и потребность в капитализации компаний, в приросте капитала за счет размещения акций и облигаций на фондовом рынке. Репутация фирмы, ее кредитная история, качество корпоративного управления, прозрачность сегодня стали играть заметную роль. Второй — не столько совершенствование законодательства, прежде всего антикоррупционного, акционерного, контрактного, налогового, сколько оздоровление правоприменительной практики, независимость судов и качество их работы. Здесь позитивных изменений мало, на клановый бюрократический характер и природу российского капитализма они влияют незначительно.

Известная «теорема Коуза» гласит, что для роста эффективности экономики не так уж важно, как была распределена собственность на начальном этапе, важнее, чтобы права собственности были четко закреплены и гарантированы, а издержки по их переходу к более эффективным собственникам были пренебрежимо малы. Но именно этого сегодня нет в России.

Ситуацию ухудшают рост доли ВВП, приходящейся на государственные предприятия, интенсивное создание госкорпораций. Не находясь в условиях жестких финансовых ограничений, распоряжаясь «ничейной» собственностью, не имея стимулов к структурной оптимизации в соответствии с запросами рынка, госпредприятия и корпорации сами являются «токсичными активами» для других секторов рыночной экономики. Не существует ясной черты, отделяющей социалистическую экономику от капиталистической, но ни одна страна Западной Европы не имеет государственного сектора, на долю которого приходится более 1/3 ВВП. Все это говорит о том, что модернизация России без дальнейшей приватизации государственных активов невозможна. История приватизации «по-российски» еще не закончилась.

Фон Мизес Людвиг. Бюрократия. Запланированный хаос. Антикапиталистическая ментальность. М.: Дело, 1993. С. 154.

Положение о закрытой подписке на акции при приватизации государственных и муниципальных предприятий. Утверждено Распоряжением Госкомимущества РФ от 27 июля 1992 года № 308-р.

Голубков Д. Ю. Особенности корпоративного управления в России. М.: Альпина, 1999. С. 25.

Указ Президента РФ «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации» от 14 августа 1992 года № 914.

Указ Президента РФ «О продлении срока действия приватизационных чеков выпуска 1992 года» от 6 октября 1993 года № 1591.

Указ Президента РФ «О мерах по реализации промышленной политики при приватизации государственных предприятий» от 16 ноября 1992 года № 1392; Указ Президента РФ «О создании финансово-промышленных групп в Российской Федерации» от 5 декабря 1993 года № 2096.

Государственная программа приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации. Утверждена Указом Президента РФ от 24 декабря 1993 года № 2284.

«Положение о специализированных чековых аукционах» утверждено Распоряжением Госкомимущества от 4 ноября 1992 года № 701-р.

«Положение о проведении межрегионального и межрегионального всероссийского специализированных чековых аукционов» утверждено Распоряжением Госкомимущества от 28 октября 1993 года № 1853-р. Аукционы проводились в соответствии с Постановлением Правительства РФ «О продаже акций на межрегиональных специализированных чековых аукционах» от 10 августа 1993 года № 786.

Постановление Правительства РФ «О продаже на аукционе имущества (активов) ликвидируемых и ликвидированных государственных и муниципальных предприятий» от 15 мая 1995 года № 469.

«Положение о порядке рассмотрения дел по приватизации неплатежеспособных предприятий» утверждено Распоряжением Госкомимущества от 22 июля 1994 года № 1981-р.

«Положение о порядке декларирования источников денежных средств, используемых юридическими и физическими лицами при совершении платежей по сделкам приватизации государственной и муниципальной собственности» утверждено Постановлением Правительства РФ от 28 февраля 1995 года № 206.

Закон «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках Российской Федерации» от 22 марта 1991 года № 948-1.

Постановление Правительства РФ «О переоценке основных фондов (средств) в Российской Федерации» от 14 августа 1992 года № 595.

Постановление Правительства РФ «Об особенностях приватизации предприятий по первичной переработке сельскохозяйственной продукции, производственно-техническому обслуживанию и материально-техническому обеспечению агропромышленного комплекса» от 28 февраля 1995 года № 195.

Постановление Правительства РФ «О приватизации издательств, полиграфических предприятий и предприятий оптовой книжной торговли Комитета Российской Федерации по печати» от 1 октября 1994 года № 1119.

Указ Президента РФ «Об утверждении Порядка продажи земельных участков при приватизации государственных и муниципальных предприятий, расширении и дополнительном строительстве этих предприятий, а также предоставленных гражданам и их объединениям для предпринимательской деятельности» от 14 июня 1992 года № 631.

Указ Президента РФ «Об особенностях преобразования государственных предприятий, объединений, организаций топливно-энергетического комплекса в акционерные общества» от 14 августа 1992 года № 922; Указ Президента РФ «Об организации управления электроэнергетическим комплексом Российской Федерации в условиях приватизации» от 15 августа 1992 года № 923; Указ Президента РФ «О преобразовании в акционерные общества и приватизации государственных предприятий, объединений и организаций газового хозяйства Российской Федерации» от 8 декабря 1992 года № 1559; Указ Президента РФ «Об особенностях приватизации предприятий, находящихся в ведении Министерства РФ по атомной энергии и управления ими в условиях развития рыночной экономики» от 15 апреля 1993 года № 446; Постановление Правительства РФ «О приватизации предприятий связи» от 22 декабря 1992 года № 1003; Постановление Правительства РФ «Об особенностях приватизации предприятий по первичной переработке сельскохозяйственной продукции, производственно-техническому обслуживанию и материально-техническому обеспечению агропромышленного комплекса» от 28 февраля 1995 года № 195; Распоряжение Госкомимущества «О приватизации предприятий транспорта, имеющих мобилизационное задание» от 7 декабря 1992 года № 1041-р; Распоряжение Госкомимущества «Об особенностях акционирования и приватизации речных портов» от 23 декабря 1992 года № 1206-р; Распоряжение Госкомимущества «О порядке преобразования в акционерные общества производственных объединений угольной промышленности» от 9 апреля 1993 года № 634-р.

Постановление Правительства РФ «Об учреждении Российского акционерного общества «Газпром» от 17 февраля 1993 года № 138.

Ключников В., Бяков Э. Четвертый вариант акционирования государственных предприятий // Экономическая газета. 1993. № 1 (январь).

Ключников В., Бяков Э. Еще раз о четвертом варианте приватизации // Экономическая газета. 1993. № 16 (апрель).

Пияшева Л., Исаев А., Селюнин В., Лисичкин Г. и др. Отдать бесплатно. Докладная записка российскому президенту о наиболее разумном способе приватизации // Известия. 14 февраля 1992 года.

Нестеров Л., Бухвальд Е. Ваучерная приватизация: в чью пользу счет? // Экономика и жизнь. 1995. № 6 (февраль).

Постановление Правительства РФ «Об утверждении правил определения нормативной цены подлежащего приватизации государственного и муниципального имущества» от 14 февраля 2006 года № 87.

Отчет о приватизации федерального имущества в 2007 году. М.: ФАУФМ, 2008.

Виньков А. Государство — это ты! // Эксперт. 2008. № 2. С. 28-31.

Ослунд Андерс. Россия: рождение рыночной экономики. Пер. с англ. С. 327.

Приватизация по-российски / Под ред. А. Б. Чубайса. С. 255.

Должно быть, у каждого россиянина имеется мнение по вопросу приватизации в нашей стране. В большинстве своем общество негативно отзывается о начавшемся в 90-е процессе передачи государственного имущества в частные руки. И такому отношению есть свои разумные объяснения.

Результатом приватизации лихих 90-ых стало не только появление в России рыночных отношений, частной собственности и пары десятков олигархов-миллиардеров, но и повальное обнищание страны — упадок производства, ничуть не завуалированное ограбление народа и как следствие — возникновение огромной межклассовой дыры.

Главными виновниками такого поворота событий, по мнению соотечественников, стали занимавшие на тот момент ключевые места в правительстве Егор Гайдар и Анатолий Чубайс. Именно благодаря этим людям наше государство начало свой стремительный путь в кардинально противоположную сторону от знакомого коммунизма к неведомому капитализму.

Вот как объяснял необходимость возникновения частной собственности сам Анатолий Чубайс: «Целью приватизации является построение капитализма в России, причём в несколько ударных лет, выполнив ту норму выработки, на которую у остального мира ушли столетия…»

«Приватизация не была вопросом идеологии или каких-то абстрактных ценностей, это был вопрос реальной политической ежедневной борьбы. У коммунистических руководителей была огромная власть — политическая, административная, финансовая. Они были неизменно связаны с коммунистической партией. Нам нужно было от них избавляться, а у нас не было на это времени. Счёт шёл не на месяцы, а на дни.»

Таким образом, непреложный закон капитализма – « было ваше – стало наше » запустился в России в 90-е, сметая все доселе существовавшие устои и порядки на своём пути. Народ естественно был к такому повороту событий не готов.

Однако, чтобы действовать согласно закону чиновники предприняли не мало усилий, дабы уравновесить ситуацию с приобретением частной собственности не только богатыми и приближенными к новой власти людьми, но и обычными гражданами, имеющими не меньшие права согласно конституции.

Каковы же были главные задачи приватизации на тот момент?

В частности, в ходе государственной программы от 1992 года были обозначены следующие цели : повышение уровня производительности предприятий за счет приватизации, создание конкурентно способной среды и помощь в демонополизации экономики, привлечение зарубежных капиталов, формирование социально защищенного общества, установление стабильной финансовой ситуации в России и так далее.

Кроме этого, программа включала в себя такие подразделы как ваучерная приватизация, денежная и «малая». Исходя из закона, малым предприятиям предстояла — распродажа на торгах, либо передача их в собственность частным лицам, в том числе и непосредственно сотрудникам предприятия. Крупные же производства необходимо было перевести в акционерные организации до того как приватизировать. Средние предприятия самостоятельно решали вопрос приватизации.

На деле всё оказалось куда прозаичнее. Впору будет сказать, что некогда действующие и бесперебойно работающие заводы и колхозы стали в момент загибаться . Началась активная распродажа государственного имущества новым владельцам, которые в свою очередь чаще были заинтересованы в легкой наживе и дальнейшей перепродаже полученных угодий по «кускам», дабы выручить в разы больше изначально затраченного.

На финансово необученных гражданах в ту пору лихо наживались люди, понимающие ценность ваучеров – живые акции. Таким образом, некоторые предприимчивые директора предприятий становились их законными владельцами . Они просто напросто массово скупали у своих подчиненных «бесполезные» ваучеры и за счет этого приумножали собственный пакет акций на владение тем или иным заводом.

Только в моём родном городе численностью в 90 тысяч человек благодаря, не побоюсь этого слова, воровской приватизации прекратили свое существование два крупных завода и одна фабрика.Без работы осталась добрая половина горожан. Нищета на периферию пришла мгновенно .

На аферу с ваучерами попали все мои родственники, вначале слепо верившие всему, что говорят новые политики, а затем, разуверившиеся во всем и обидевшиеся на «систему», пожалуй, до конца своих дней. Должно быть, в каждой российской семье найдется на этот счет своя печальная история.

И, тем не менее, бесспорным остается то, что при переходе к капитализму отсутствие частной собственности делает само по себе преобразование неосуществимым . А это значит, что без приватизации после распада СССР новой России было никак не обойтись .

Кроме этого, образование частной собственности в кратчайшие сроки, как уже было ранее отмечено, требовалось действующим властям еще и для устранения коммунистического режима, его влияния и дальнейшего процветания. Новый на тот момент Президент России Борис Ельцин и его соратники, как водится, не представляли возможным отдать власть обратно коммунистам, а это значило, что жертвой политической игры будет обычный народ.

Вот что на этот счет говорил в свое время Анатолий Чубайс: «Мы не могли выбирать между «честной» и «нечестной» приватизацией , потому что честная приватизация предполагает чёткие правила, установленные сильным государством, которое может обеспечить соблюдение законов. В начале 1990-х у нас не было ни государства, ни правопорядка. Службы безопасности и милиция были по другую сторону баррикад. Нам приходилось выбирать между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом . »

Как все могли наблюдать — власти выбрали бандитский капитализм, через который мы и шли до тех пор, пока пост главы государства не занял бывший силовик Владимир Путин .

Но вернемся к захватывающим фактам нашумевшей приватизации 90-ых. Отдельным пунктом здесь необходимо выделить тему с залоговыми аукционами. Ведь именно благодаря этой истории правительство практически подарило «избранным лицам» внушительные пакеты акций ряда государственных крупных компаний. Таких как «ЮКОС», «Сибнефть» и «Норильский никель». И как раз за счет манипуляции с залоговыми аукционами в нашей стране и появились настоящие миллиардеры-олигархи .

Суть залогового аукциона состояла в том, что в 1995 году государственный бюджет нуждался в пополнении, и так как денег в казне якобы не было, властям пришлось обратиться к отечественным банкам и взять у них кредит, заложив при этом акции госпредприятий. Естественно банки выдали кредит государству, а последнее в свою очередь в обозначенный срок долг не погасило. В связи с этим фактором пакеты акций и перекочевали в руки новоявленных бизнесменов .

Интересен тот момент, что прежде чем заимствовать деньги у банков, государство вложило средства из казны на счета этих самых частных организаций . Данное обстоятельство приводит к выводу о том, что финансовые компании кредитовали госбюджет деньгами, которые, по сути, были изначально государственными. Парадоксальность проведенной манипуляции практически прямо указывает нам на то, что тогдашнее правительство было изначально заинтересованно в продаже главных активов страны бизнесменам по заведомо низкой цене . Естественно в обмен на определенные услуги со стороны набиравших обороты влияния олигархов.

После того, как Счетная палата России впервые предоставила отчет об «Анализе процессов приватизации госсобственности в РФ за период с 1993 по 2003 годы», всем стало известно официально, что отчуждение собственности государства при проведении залоговых аукционов осуществлялось по заниженной цене , а конкурса как такового не было. Будущие владельцы нефтяных компаний были предопределены.

Что касается доводов со стороны чиновников, которые на своих плечах пронесли все «бонусы» начальной приватизации, то основным объяснением их поведения выступало опять-таки намерение любой ценой победить коммунистов на выборах 1996 года.

Однако впоследствии главный враг обманутого приватизацией народа Анатолий Чубайс скажет: « В то время я не вполне понимал, какую цену нам придется заплатить . Я недооценил то глубокое чувство несправедливости, которое зародилось в людях».

А теперь попробуем подвести некий итог. Что же всё-таки дало нашей стране появление частной собственности?

И тут первым делом следует отметить, что борьба капиталистов окончилась победой над коммунистами .

Наверное, вершителям судьбы российской действительно было не до людей как таковых в то время, когда осуществлялся этот как обычно в нашей стране совсем не плавный переход от одного политического устоя к другому. Должно быть, в России и быть не может по-другому – только насильственно, затем торжественно и, наконец, стремительно. Дабы оставаться впереди планеты всей, неважно по каким теперь показателям – как самая коррумпированная страна, как самая опасная для жизни или как самая «богатая» беспризорниками и алкоголиками? Главным же результатом стала громогласная, хоть и как всегда не без жертв, победа капиталистического строя.

Следующим приобретением России в ходе приватизации стали олигархи – богатейшие люди планеты . Правда, они, должно быть, уже никогда не смогут гордиться своим состоянием наравне с какими-нибудь Фордами, Гейтсами, Траутами, Трейси и прочими богатеями, нажившими свое имущество «прозрачным» способом. Наши олигархи только сегодня еле-еле выходят сомневающейся поступью из недр теневой экономики.

Приватизация также поспособствовала образованию «дыры» между классами общества — расслоению, приведшему к тому, что в течение почти 20 лет в России было лишь 10% состоятельных людей, а приблизительно 70% оказались в нищете, остальное досталось среднему классу. До сих пор более 70% россиян согласно статистике считают осуществленную в 90-е годы приватизацию нечестной.

Итогом приватизации госпредприятий в России также стал развал индустриальной экономики – существенное снижение объёмов производства в обрабатывающей, легкой и других видах промышленности.

И, тем не менее, не стоит забывать о главном плюсе приватизации – возможности бесплатно стать собственником жилья, ранее полученного от государства . Благо правительство нашей страны хоть в этом вопросе предоставило гражданам время и вновь продлило жилищную приватизацию, теперь до 2015 года.

А сейчас давайте попробуем отодвинуть коррупционную сторону вопроса приватизации в России и посмотрим пристальнее на положительные факторы возможности получения и оформления частной собственности.

Очевидным достоинством приватизации уже в современной России является регистрация законного владения тем или иным недвижимым имуществом. Исходя из этого, собственник имеет право свободно распоряжаться жильем – это и возможность сдачи в аренду, оформление наследства, завещание, продажа, дарение и так далее. При желании, владелец всегда может произвести и деприватизацию, то есть вернуть имущество в собственность государства. Кроме этого, хозяин жилого имущества имеет право при получении кредита в банке оставлять под залог свою недвижимость, чего нельзя сделать с жильем, которое принадлежит государству. Важнейшим же преимуществом приватизированной недвижимости выступает право на её наследование. Согласно действующему законодательству только приватизированное жилье можно передавать по наследству .

Если сегодня задаться вопросом нужна ли была реформа приватизации в России в 90-е годы, то естественно кроме как положительного ответа на этот счет быть не может. Однако при рассмотрении тех методов, с помощью которых имущество из рук государства уходило в частные владения — до сих пор в умах народа возникают большие волнения и негодование.

Но, невзирая на все негативные последствия приватизации, массово искалеченные судьбы сограждан и разворованные останки заводов по всем провинциальным городкам нашей страны россияне получили полное право на собственничество , возможность зарабатывать и приумножать своё имущественное богатство в личных интересах, а также шанс распоряжаться всем нажитым на своё усмотрение. Тот шанс, который еще 25 лет назад нам и не снился. И согласитесь, что в условиях современной рыночной экономики обладать возможностью присвоения недвижимости в соответствии с законом в личное владение — не так уж плохо.

А как вы относитесь к приватизации?

Огосударствление. В первые годы советской власти в соответствии с теоретическими установками государственного социализма было осуществлено огосударствление экономики.

Концепция государственного социализма основывалась на осуществлении следующих положений:

Обобществление государством всех средств производства;

Привлечение всех трудоспособных граждан к работе по найму государства;

Установление со стороны общества и государства строжайшего контроля за мерой труда и мерой потребления каждого гражданина.

При реализации этих установок были национализированы: крупная промышленность, банки, железные дороги, учреждения науки, образования, медицины, культуры и т. д. Практика показала, что отдельные положения государственного социализма не дали ожидаемых результатов. Больше того, в период «военного коммунизма » расширилась бесхозяйственность, «продовольственная разверстка» привела к массовому недовольству крестьянства. В результате В. И. Ленин пересмотрел теоретические установки государственного социализма и пришел к выводу: «Теоретически не обязательно принимать, что государственная монополия есть наилучшее с точки зрения социализма».

В этот период характерной особенностью явилось развитие многоукладной экономики:

Оживление мелких товаропроизводителей и частнокапиталистического предпринимательства;

Привлечение иностранного капитала для ускорения развития производства;

Создание свободного рынка с устойчивым денежным обращением;

Перевод государственных предприятий на хозрасчет с самоокупаемостью и самофинансированием;

Проведение реконструкции всего народного хозяйства на основе плана ГОЭЛРО.

Разгосударствление — это переход от государственно-директивных форм управления экономикой к ее регулированию преимущественно с помощью рыночных механизмов. Разгосударствление включает изменение структуры собственности за счет расширения частной и сокращения общественной; переход от директивных методов регулирования хозяйственной деятельности к экономическим; замену обязательных государственных заданий системой государственных закупок; отмену централизованного распределения ресурсов; ликвидацию государственной монополии во внешнеэкономической деятельности.

Приватизация — это одна из форм разгосударствления, т. е. передача государственной или муниципальной собственности за плату или безвозмездно в частную, коллективную и акционерную собственность.

Приватизацию в России предполагалось осуществлять разными способами:

Выкупом арендного имущества арендным предприятием;

Продажей объектов на аукционе и по конкурсу;

Продажей государственной доли акций акционерных обществ, преобразованных из государственных и арендных предприятий, негосударственным юридическим и частным лицам.

Первоначально намечалось, что приватизация будет осуществляться с соблюдением следующих принципов: постепенность, добровольность, многообразие форм. Приоритетное право выбора форм, направлений и сроков приватизации будет предоставляться трудовым коллективам. Основным критерием проведения приватизации была избрана экономическая эффективность. На практике приватизация была проведена по темпам, масштабам и срокам самым радикальным способом.

Она была осуществлена в два этапа:

1-й этап — ваучерный, обмен ваучеров на акции;

2-й этап — денежный, скупка акций за деньги.

На первом этапе за 22 месяца каждому жителю страны был выдан приватизационный чек — ваучер. С помощью этих чеков происходила бесплатная передача гражданам государственных предприятий, имущества, акций и долей в акционерных обществах . За 1993 г. из государственного сектора было передано 42,9 тыс. предприятий. Из них путем продажи — 29,4 тыс. предприятий и акционирования — 13,5 тыс. Всего по официальным данным до 1 июля 1994 г. было разгосударствлено 70 % промышленных предприятий. Доля государственной собственности в общем объеме стоимости имущества составила 35 %.

На втором этапе с 1 июля 1994 г. имущество государственных и муниципальных предприятий стало продаваться за деньги. В этой связи продажа предприятий или акций происходила на аукционах и разного рода конкурсах, а также путем выкупа арендованного имущества и другими способами. Главное назначение денежного этапа — создание новых эффективных собственников. Цель приватизации ни на первом (ваучерном), ни на втором (денежном) этапах не была достигнута.

Последствия первого этапа. В 1992 г. почти одновременно начались инфляция и ваучерная приватизация. В результате этих двух взаимоисключающих процессов был получен прямо противоположный результат. Предполагалось, что ваучеры позволят восполнить отсутствие у населения легитимных сбережений. Но запущенный механизм либерализации цен, сопровождавшийся гиперинфляцией, уничтожил не только возможность получения доходов за счет ваучеров (рассчитывали, что на каждый ваучер можно будет приобрести до двух легковых автомобилей «Волга»), но и те небольшие сбережения, которые копились населением годами. В итоге проведенной «операции», во-первых, возникло недовольство населения, потерявшего свои сбережения; во-вторых, акция по созданию легитимных источников для выкупа государственной собственности не состоялась; в-третьих, было подорвано отношение не только к ваучерам и легитимности приватизации, но и к новой системе прав собственности в целом.

Последствия второго этапа. Предполагалось, что в результате денежной приватизации будет создан класс собственников, который поведет дело более рационально и резко повысит эффективность производства. Законом «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», принятом в июле 1991 г., предусматривалось определение начальной цены для продажи предприятия по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества на основании оценки предприятия по его предполагаемой доходности либо на базе оценки возможной выручки от распродажи его активов. Практически назначение стартовой цены осуществлялось по остаточной балансовой стоимости основных производственных фондов, что занижало оценку предприятий на несколько порядков.

При фактически бесплатной раздаче собственности оказалось выгодным приобретать имущество не для того, чтобы завести дело, а ради продажи. При этом собственниками крупных пакетов акций, как правило, становились субъекты, которые заведомо не обладали ресурсами для существенных инвестиций. В результате произошел резкий спад развития народного хозяйства по всем социально-экономическим показателям.

Приватизация – процесс, противоположныйнационализации , т. е. превращению частной собственности в государственную. Приватизация тесно связана сразгосударствлением – передачей от государства юридическим и физическим лицам частично или полностью функций прямого хозяйственного управления, замена вертикальных связей между министерствами, другими органами государственного управления и предприятиями на горизонтальные, т. е. связи между самими предприятиями.

Приватизация в России – процесс передачи государственного имущества Российской Федерации (ранее РСФСР) в частную собственность, который осуществляется с начала 1990-х годов (после распада СССР). Приватизацию обычно связывают с именами Е. Т. Гайдара и А. Б. Чубайса, занимавшими в то время ключевые позиции в правительстве. В результате приватизации значительная часть государственного имущества России перешла в частную собственность.

Приватизация в России часто подвергается резкой критике. Утверждается, что новые обладатели собственности получили её не по заслугам, а за счёт личных связей и неформальных отношений с первыми лицами государства и их родственниками. С приватизацией связывают появление в России олигархов, слишком сильное и несправедливое экономическое расслоение населения России. Значительная часть населения России воспринимает приватизацию 90-х как аморальную, преступную. В народе даже её стали называть «прихватизация».

С другой стороны, приватизация проводилась в крайне сложной экономической, финансовой и политической обстановке: конфронтация Верховного совета РФ с Президентом и Правительством затрудняли создание правовой базы и проведение институциональных реформ; Правительство испытывало сильное лоббистское давление со стороны Верховного совета; на момент начала приватизации государство было не способно эффективно контролировать свою собственность, массовым явлением стала спонтанная приватизация – захват контроля над предприятиями их директорами, настроенными не на развитие предприятий, а на быстрое получение прибылей.

Главной экономической задачей приватизации было повышение эффективности экономики за счёт создания института частной собственности на средства производства. В то время как в определённых сферах экономики (обслуживание, торговля) эта задача была достаточно быстро решена, в промышленности и сельском хозяйстве нужный эффект достигался гораздо медленнее, во многом из-за того, что, приватизированные предприятия переходили в собственность трудовых коллективов, то есть под контроль — а в перспективе и в собственность — их директоров. Сам Анатолий Чубайс позднее говорил, что один из видов приватизации — залоговые аукционы были проведены, в том числе, с целью не допустить прихода коммунистов к власти.

Подготовительный этап. Первый проект перехода к рыночной экономике, путем массовой приватизации государственного имущества, был предложен в рамках программы «500 дней», разработанной в 1990 году группой экономистов под руководством Станислава Шаталина. В частности, к 1 сентября 1990 года программа «500 дней» и 20 проектов законов к ней были подготовлены, утверждены Верховным Советом РСФСР и представлены на рассмотрение Верховного Совета СССР. На союзном уровне, однако, программа была отклонена.

3 июля 1991 года принимается закон РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», согласно которому приватизацию государственного имущества организует Государственный комитет Российской Федерации по управлению государственным имуществом (Госкомимущество России).

В ноябре 1991 года председателем Госкомимущества был назначен Анатолий Чубайс.

С ноября 1991 г. начался этап форсированной приватизации.

Малые предприятия должны были распродаваться на торгах или могли быть напрямую проданы частным лицам, работающим на этих предприятиях («малая» приватизация).

Крупные предприятия, как и часть средних, должны были быть обязательно преобразованы в акционерные общества открытого типа, и затем пройти через продажу акций. При этом не менее 29% уставного капитала должны были быть проданы через публичные аукционы за приватизационные чеки, в обиходе называемые ваучерами («чековая» или «ваучерная» приватизация).

В ряде особо значимых отраслей (недра, лесфонд, шельф, трубопроводы, автодороги общего пользования, телевизионные станции и т.д.) приватизация была запрещена. В то же время, обязательной приватизации подлежали предприятия оптовой и розничной торговли, общественного питания, строительства, производства и переработки сельскохозяйственной продукции, пищевой и легкой промышленности.

Малая приватизация. Приватизация малых предприятий (торговля, бытовое обслуживание и т.д.) была запущена правительством с начала 1992 года, не дожидаясь одобрения Верховным Советом Госпрограммы по приватизации на 1992 год (которое произошло только в июне).

В апреле 1992 года первый в России аукцион по продаже предприятий торговли, бытового обслуживания и общественного питания, на который приехали Гайдар и Чубайс, был проведён в Нижнем Новгороде.

Ваучерная приватизация. Предприятия, проходящие приватизацию через продажу акций, могли выбрать один из трех вариантов. Обязательным этапом приватизации при продаже за акции была продажа части уставного капитала, не менее 29 %, за ваучеры на публичных аукционах. Для этого необходимо было обеспечить население достаточным количеством ваучеров, к моменту начала аукционов.

С 1 октября 1992 г. приватизационные чеки (ваучеры) начали выдаваться населению. Чеки распространялись через отделения Сбербанка РФ, при их получении необходимо было заплатить 25 рублей; номинальная стоимость ваучера составляла 10 тысяч рублей, что соответствовало стоимости основных фондов предприятий на душу населения в ценах января 1992 года. Ваучеры были анонимизированы и могли свободно продаваться и покупаться, как напрямую между гражданами, так и через специально созданные чековые инвестиционные фонды. Фактическая стоимость ваучеров определялась балансом спроса и предложения и варьировалась от 500 до 29 тыс. рублей (от 5 до 24 долларов США по курсу).

Первые 18 аукционов были проведены в декабре 1992 года. Всего по февраль 1994 года было проведено 9342 аукциона, на которых было использовано 52 млн ваучеров.

Реальная рыночная стоимость пакета акций, который можно было получить в обмен на один ваучер, колебалась в широких пределах в зависимости от компании, чьи акции приобретались в обмен на ваучер, а также от региона, где это происходило.

Критики чековой приватизации считали её нечестной и несправедливой, так как по их мнению она привела к незаслуженно быстрому обогащению узкой группы лиц. Например, существовало мнение, что принятый порядок приватизации давал серьёзные преимущества так называемым «красным директорам» (руководителям предприятий, получившим эти должности в советские времена). Используя административное давление, директора могли добиваться нужных результатов голосования на собраниях акционеров, а также выкупать акции у работников предприятий по заниженным ценам.

1995: Залоговые аукционы. Залоговые аукционы были предприняты в 1995 году с целью пополнения государственной казны за счет кредитов под залог государственных пакетов акций нескольких крупных компаний (таких, как «ЮКОС», «Норильский никель», «Сибнефть»). Правительство не возвратило кредиты, таким образом, пакеты акций перешли в собственность кредиторов. Сумма средств, которые должно было получить правительство, составляла около 1,85 % доходной части федерального бюджета.

Идею аукционов с целью пополнения бюджета выдвинул Владимир Потанин, возглавлявший «ОНЭКСИМ-банк». Инициатива была поддержана тогдашним первым вице-премьером правительства Анатолием Чубайсом и вице-премьером Олегом Сосковцом (именно последний, по словам тогдашнего председателя ЦБ РФ Сергея Дубинина, первым поставил вопрос о проведении аукционов на заседании кабинета министров). Курировал проведение аукционов глава Госкомимущества Альфред Кох.

В результате залоговых аукционов появились олигархи-миллиардеры (Березовский, Ходорковский, Абрамович и другие).

Залоговые аукционы подвергались критике в связи с тем, что:

Отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил притворный характер

Результаты залоговых аукционов в глазах значительной части общества были нелегитимными и подорвали доверие к приватизации в целом

Доля госсектора и планы дальнейшей приватизации.

С 1996 года принимаются годовые программы приватизации.

Доля госсектора в экономике России сейчас составляет, по разным оценкам, от 50% до 71%.

В России произошёл переход от социализма (или, согласно терминологии К. Маркса, государственного капитализма) к капитализму.

В России появилась группа так называемых «олигархов», владеющих собственностью, которая досталась им за сравнительно небольшие деньги.

Приватизация скомпрометировала себя в глазах многих россиян. Политический рейтинг одного из главных идеологов приватизации Анатолия Чубайса до сих пор является одним из самых низких среди российских политических деятелей.

На начало 2008 года на повестке дня те же проблемы: теперь уже приватизация социальных услуг, социальных гарантий государства, поскольку явно видна несостоятельность государственного управления социальной сферой. И новым инструментом приватизации, вероятно, будут персонифицированное бюджетное финансирование (государственные именные финансовые обязательства — ГИФО), или по-другому — Государственные сертификаты (например, Родовой сертификат и др.), которые позволят (при сохранении государственного финансирования) работать в сфере услуг частным предприятиям.

Приватизация способствовала деиндустриализации страны, значительному сокращению объёмов производства в лёгкой и обрабатывающей промышленностях.

Одним из итогов приватизации в России стало незаконное включение жилого фонда советских предприятий и строительных трестов в уставной капитал новообразованных частных компаний. По закону, этот жилой фонд (общежития и общежития квартирного типа) должен был быть передан в ведение города, однако в большинстве случаев новые собственники воспользовались слабостью законодательства, чтобы выкупить эти общежития вместе с живущими там людьми. В итоге, в течение многих лет жильцы сталкиваются с постоянными угрозами выселения. Срок исковой давности по делам о незаконной приватизации в большинстве случаев уже истек, поэтому суды и прокуратура просто игнорируют проблему.

Последствия для охраны труда, здоровья работающих и продолжительности жизни.

Новые собственники предприятий были в первую очередь озабочены получением прибыли, а сохранение жизни и здоровья обобранных ими рабочих (невольных и не желательных свидетелей ограбления) их мало беспокоило. Это привело к неуклонному ухудшению условий труда, развалу системы охраны труда и медицины труда, ослаблению контроля за условиями труда, и связанному с этим ростом числа профзаболеваний и сокращением продолжительности жизни работающих и увеличению смертности.

Падение уровня жизни и начало вымирания России.

В результате присвоения узким кругом лиц доходов от продажи природных ресурсов государство лишилось главного источника дохода. По доходам на душу населения РФ опустилась ниже уровня Индии, Бразилии и Мексики. Не хватало денег на выплату пенсий и зарплат, финансирование здравоохранения, культуры, армии, правоохранительных органов. Распад системы здравоохранения, нехватка денег на нормальную еду и лекарства, рост потребления алкоголя и резкий рост наркомании, преступность привели к росту смертности. К концу 1990-х ежегодное количество абортов, финансируемых государством, составляло 3 млн, что почти в три раза больше рождаемости. Ветераны войны продавали свои награды, чтобы купить продукты. Быстрый рост смертности и падение рождаемости привели к демографическому кризису — если бы не приток мигрантов, население РФ сократилось бы в 1990-е на

Коррупция в ходе приватизации.

Приватизация сопровождалась масштабной коррупцией. Ответственность за использование служебной информации в целях личного обогащения несут не только российские чиновники, но и американские советники, гарвардская команда, или так называемые «гарвардские мальчики», которые оказались подвержены коррупции. Профессорам Гарвардского университета Андрею Шлейферу и Джонатану Хэю, помогавшим Анатолию Чубайсу в приватизации промышленности, министерством юстиции США был предъявлен иск и в 2005 году суд присудил им штраф в размере 28,5 миллионов долларов. Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц считает, что роль как отдельных личностей, так и США в целом в процессе обогащения российских олигархов при приватизации осталась неисследованной. В 2003 году он называл российскую приватизацию 90-х «нелегитимной».

Большая часть населения России негативно относится к итогам приватизации. Как показывают данные нескольких социологических опросов, около 80 % россиян (2008 г.) считают её нелегитимной и выступают за полный или частичный пересмотр её итогов.

Около 90% россиян придерживаются мнения, что приватизация проводилась нечестно, и крупные состояния нажиты нечестным путём (с этой точкой зрения также согласны 72 % предпринимателей). Как отмечают исследователи, в российском обществе сложилось устойчивое, «почти консенсусное» неприятие приватизации и образованной на её основе крупной частной собственности.

Сотрудник «Левада-центра» Н. Зоркая в 2005 году писала, что с начала ваучерной приватизации в общественном мнении почти сразу возобладало недоверчивое или резко отрицательное отношение. По данным опросов 1993 года, более половины респондентов (50–55%) считали раздачу ваучеров «показухой, которая реально ничего не изменит». Большинство опрошенных (по данным 1993 года, 74%) изначально полагали, что в результате приватизации основная часть государственных предприятий перейдёт в собственность «ограниченного круга лиц», а не «широких слоёв населения». Подавляющее большинство населения выступало за пересмотр результатов приватизации, считая, что приватизация госсобственности, особенно крупных предприятий энергетики, добывающих отраслей и проч., была незаконной.

Статья написана по материалам сайтов: ozlib.com, xn—-ctbsbazhbctieai.ru-an.info, www.solidar.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector