+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Денежный этап приватизации 2019 год

Приватизация в России проходила в условиях:

чрезвычайно низкого платежеспособного спроса населения;

нулевого интереса к приватизации со стороны иностранных инвесторов (в отличие от Восточной Европы).

Внешне процессы приватизации, основывающиеся на принятии политического решения, составлении формальных списков и принятии организационно-правовых нормативных актов, создании органа, отвечающего за реализацию выработанной программы, продаже малых объектов приватизации за реальные деньги и т. д., в России и странах Восточной Европы весьма схожи. Однако за внешним сходством скрыты весьма серьезные различия.

Приватизация в России прошла в два этапа. Рассмотрим их

1. Ваучерный этап

Ваучер — это документ, предоставляющий право на получение определенного количества материальных благ или услуг, участка земли установленной площади и т. п.

В нашей стране ваучеры получили применение в форме приватизационных чеков, которые давали право собственнику на приобретение акций либо на своем приватизируемом предприятии, либо на специализированных чековых аукционах.,

Концепция ваучерной программы в России была принята на заседании Правительства РФ 11 июня 1992 г. С 1 октября по 31 января 1993 г. была выдана подавляющая часть чеков (148 млн.) на предъявителя с правом свободной продажи. В оценке изначальной стоимости ваучера правительство исходило из реальной стоимости госпредприятий и другого имущества, которое могло быть продано за ваучеры.

Мгновенно (в первые числа октября 1992 г.) сформировались биржевой и внебиржевой рынки ваучеров.

В течение 1993 г. курс чека возрос от половины до двух номиналов, а к июлю 1994 г. увеличился в среднем до 40 тыс. руб.

Акционирование крупных предприятий началась сразу после вступления в силу Указа Президента РФ от 1 июля 1992 г. № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества». Всего же к 1 июля 1994 г. в качестве акционерных обществ было зарегистрировано свыше 20 тыс. бывших госпредприятий с совокупным уставным капиталом 1,1 трлн.

Что касается политики продажи акций, то следует отметить;

закон предусматривал несколько вариантов льгот для работников

предприятия; в нормативных документах была жестко определе

на последовательность продажи акций конкретного предприятия;

закрытая подписка для работников, продажа акций на чековом

аукционе и только после этого продажа на инвестиционном кон

курсе, из фонда акционирования работников и другие способы.

S Помимо закрытой подписки и чековых аукционов возможны

следующие способы приватизации:

продажа пакетов акций по инвестиционному курсу;

денежный аукцион по продаже 10 % акций от числа продай

ных за приватизационные чеки;

продажа предприятий, не являющихся акционерными обществами, на аукционе или коммерческом конкурсе;

продажа имущества действующих, ликвидируемых и ликвидированных предприятий и объектов незавершенного строительства на аукционе или конкурсе;

приватизация имущества, сданного в аренду.

С завершением действия чека связано окончание первого эта- па российской приватизации. Этот этап (количественный) на- чался в 1992 г. и завершился 30 июня 1994

Во многом благодаря введению ваучера (чека) в России сформировались:

акционерный сектор экономики; [ рынки ценных бумаг;

система инвестиционных фондов и других финансовых структур;

новый класс — класс собственников.

К 1 июля 1994 г. почти 50 % легкой и пищевой промышленности входят в частный сектор экономики, а также строительство — 35 %, автотранспорт — 42, торговля (оптовая и розничная) — около 50, общественное питание — 55, бытовое обслуживание — 21 %.

Денежный этап приватизации

С 1 июля 1994 г. начался денежный этап приватизации в Рос- сии. Главной задачей нового этапа является не наращивание темпов приватизации, а увеличение отдачи от нее для государственных бюджетов всех уровней, Необходимым следствием такой политики является сокращение предложения имущества на прода- жу и повышение цен на него. Однако неизбежное сокращение рентабельности приватизационных операций для посредников при этом компенсируется снижением многих рисков для конечных инвесторов,’ Возросшая доля частного сектора в российской экономике и инвестиционная направленность новой стратегии российского правительства повышают заинтересованность внешнего инвестора в приобретении активов российских предприятий. В дальнейшем, возможно, выявятся новые плюсы и минусы российской модели приватизации.

Приватизация, приватизация в Великобритании, приватизация во Франции, приватизация в Польше, приватизационные модели, приватизация в России, ваучерный этап, денежный этап приватизации.

Денежная приватизация

Денежная приватизация — раздел Экономика, Приватизация – опыт России и зарубежных стран Денежная Приватизация. Ваучерную Приватизацию, По Замыслу, Должен Был Сменить.

Денежная приватизация. Ваучерную приватизацию, по замыслу, должен был сменить так называемый денежный этап, на котором акции приватизированных предприятий продавались бы стандартными методами, за живые деньги.

Должен был заработать и фондовый рынок. Формально этап денежной приватизации начался с 1995 г. и имел две основные цели во-первых, пополнение государственного бюджета, во-вторых, инвестиционная поддержка приватизированных компаний. На денежном этапе продажа акций уже не могла быть массовой и единовременной. Пакеты должны были выставляться на денежные аукционы постепенно и равномерно, обеспечивая бесперебойные денежные поступления в бюджет и инвестиции в развитие компаний.

Намеченная схема не смогла эффективно заработать, по крайней мере, по трем причинам. Во-первых, на заключительном этапе ваучерной приватизации в целях оживления затухавшего спроса были выставлены на торги и проданы пакеты акций наиболее привлекательных для инвесторов компаний. Во-вторых, у потенциальных инвесторов именно в это время появилась серьезная альтернатива для денежных вложений рынок государственных ценных бумаг В-третьих, из-за крайне низких темпов денежной приватизации на передний план выдвинулась задача поступлений в бюджет, оттеснив инвестиционную целевую составляющую. 2.3. Итоги и перспективы приватизации.

На первоначальном этапе рыночной трансформации устойчиво преобладали мнения, что приватизация как массовая трансакция собственнических прав может быть проведена в сравнительно короткие сроки, быстро создаст критическую массу частных собственников и основу стабильного повышения эффективности экономики.

Иллюзии рассеивались по мере той или иной степени реализации приватизационных программ на волне приватизации подъема экономики не произошло. Нельзя, однако, полностью согласиться и с распространенным в России взглядом на приватизацию как на ошибочный курс властей, способствовавший развалу экономики. В мировой экономической истории не было еще прецедентов, когда на огромном геополитическом пространстве практически одновременно и в столь короткие сроки были бы приведены в движение фактически все государственные активы.

Процесс такого размаха не мог пройти гладко, с абсолютно позитивным или близким к намеченному результатом. Проблемы были неизбежны и в основном могут быть сведены к следующему. Во-первых, несовершенство, неразвитость институтов собственности в переходных экономиках, отсутствие механизмов самонастройки и компенсации сторонних воздействий позволяют государству в лице чиновничьей номенклатуры фактически сохранять полностью или частично контроль над приватизированными активами.

Права новых собственников плохо защищены. Юридическая смена собственности на государственные активы не обеспечивает новому собственнику полной уверенности в правах и не стимулирует поэтому рационального экономического поведения. Таким образом, в переходных экономиках как, впрочем, и в любых других приватизация выходит далеко за рамки чисто юридического процесса. А потому даже вполне добротная юридическая основа приватизации это очень важная, но всего лишь часть процесса изменения отношений собственности.

Во-вторых, нет никаких гарантий, что вслед за юридическим изменением формы собственности на государственные активы изменятся сами собой экономические отношения в распределении ресурсов. На самом деле регулирование ресурсной базы, как правило, сохранялось в руках государства безотносительно к форме собственности на активы. И необходимы большие дополнительные усилия, чтобы действительно разделить собственность и власть после смены юридического статуса.

Это интересно:  Отдел приватизации жилищного фонда г челябинска 2019 год

По акциям, предназначенным в залог, проведены тендеры, победителями которых были признаны банки, предложившие более крупные кредиты.

Банки, выигравшие на залоговом аукционе, получили право управлять залоговыми пакетами в течение всего времени залога. По истечении этого времени намеченный срок 1 сентября 1996 г. в случае невозврата кредитов а иначе и не могло быть при катастрофическом состоянии госбюджета залогодержатель получал право продать залоговые пакеты и погасить за счет выручки предоставленные правительству кредиты.

С определенными оговорками залоговые схемы можно назвать специфическим методом приватизации практически все залогодержатели предпочли не продавать свои пакеты. На залоговые аукционы были выставлены акции 12 компаний. Бюджет в общем итоге получил от залоговых аукционов около 1 млрд. долл. Проведение аукционов сопровождалось множеством конфликтов между участвовавшими банками их инвестиционными компаниями, а после завершения аукционов возникли конфликты также между банками-залогодержателями и менеджментом компаний.

Менеджмент стремился сохранить контроль, не допуская представителей банков в корпоративные органы управления, препятствуя открытию всей финансовой информации и тормозя тем самым начало реструктуризации предприятий таким, например, было противостояние Норильского никеля и ОНЭКСИМбанка. Залоговые аукционы были первой попыткой перевода крупных российских промышленных предприятий под частное управление. Но на их результативности сказался очевидный олигархический характер переходной экономики в России.

Залоговые аукционы практически были закрытыми для большинства банков, создавая выгодные условия сделок только для своих. Поэтому суммы залога и цена последующих продаж оказались, по различным оценкам, в 3 5 раз ниже того, что могло быть получено на открытых торгах. В 1997 г. вступил в силу новый закон О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества Российской Федерации. Закон делает основной акцент на приватизацию не предприятий большая часть из них уже приватизирована, а имущественных долей государства.

Набор методов приватизации расширен за счет продажи производных ценных бумаг. Сокращены и могут использоваться более гибко вплоть до полной отмены льготы трудовым коллективам. Важно, что стоимость имущественных комплексов определяется не только по балансовой стоимости, а совокупно на основании уставного капитала, балансовой оценки и рыночной стоимости. Восстановлено забытое понятие аренды с выкупом по рыночной стоимости.

С 1997 г. предусмотрен ряд новых подходов, призванных улучшить ситуацию прежде всего с бюджетными доходами от приватизации. Учитывая низкую бюджетную эффективность предшествовавших массовых продаж, новый порядок приватизации опирается на хорошо подготовленные немногочисленные крупные сделки. Предпродажная подготовка с привлечением независимого финансового консультанта нацелена на получение максимальных поступлений в федеральный бюджет. Помимо продаж по индивидуальным проектам будут продаваться пакеты акций и недвижимость по стандартным схемам, на коммерческих конкурсах с инвестиционными и социальными условиями.

Денежный этап.

Главная цель денежного этапа приватиза­ции, официальное начало которого датировано 1 июля 1994 г., — переход прав собственности на приватизируемое государственное имуще­ство в руки реально ответственных (эффектив­ных) собственников.

Денежный этап приватизации должен обес­печить выполнение трех стратегических задач:

1) сформировать инвесторов, владеющих зна­чительными пакетами акций, что повысит их заинтересованность в долгосрочных инвести­циях;

2) обеспечить приватизируемые пред­приятия наличными средствами, необходимы­ми для их структурной перестройки;

3) способ­ствовать решению фискальных задач, т.е. попол­нению доходной части госбюджета.

Особенностью денежного этапа является его направленность на осуществление перехода от системы бесплатной раздачи собственности к ее реальной продаже в ходе относительно «мед­ленной» приватизации. В интересах привлече­ния стратегических инвесторов, которые ори­ентируются на контроль и управление пред­приятием, предполагалось выставлять на де­нежные аукционы и инвестиционные конкурсы относительно крупные пакеты акций — не ме­нее 15—25% уставного капитала предприятия.

К основным объектам приватизации нового этапа относятся три вида имущества: государ­ственные пакеты акций приватизированных предприятий, земельные участки приватизиро­ванных предприятий и недвижимость.

Первоначально на новом этапе предполага­лось использовать следующие методы привати­зации:

1) безвозмездную передачу акций работ­никам;

2) продажу акций работникам по закры­той подписке;

3) продажу акций по инвестици­онному конкурсу;

4) продажу акций по коммер­ческому конкурсу;

5) продажу акций на аукцио­не, в том числе с использованием институтов фондового рынка, включая биржи;

6) продажу акций на специализированном аукционе;

7) про­дажу предприятий на аукционах;

8) продажу предприятий по коммерческому конкурсу, в том числе с ограниченным числом участников;

9) продажу предприятий по инвестиционному конкурсу;

10) выкуп арендованного имущества;

11) продажу предприятий товариществам по особым льготам;

12) продажу имущества (ак­тивов) действующих, ликвидируемых и ликви­дированных предприятий;

13) продажу объек­тов незавершенного строительства (особые про­цедуры);

14) продажу предприятий-должников (особые процедуры).

Главной отличительной чертой современно­го этапа приватизации является действие Фе­дерального закона «О приватизации государ­ственного имущества и об основах приватиза­ции муниципального имущества в Российской Федерации» (далее—«Закон о приватизации»). Поскольку некоторые из вышеперечисленных методов приватизации показали свою неэффек­тивность, в Закон о приватизации не вошли без­возмездная передача акций, закрытая подписка и инвестиционный конкурс.

1994 г. 1995 г. 1996 г. 1997 г.
Число прива­тизированных объектов, всего
По формам собственности: муниципальная
субъектов РФ
федеральная

К основным результатам денежной прива­тизации следует отнести:

1) выведение значи­тельной части государственного имущества из-под директивного управления государства и вовлечение его в рыночный оборот;

2) форми­рование основ рынка недвижимости, в том чис­ле рынка земли под объектами приватизации. Положительные результаты денежной привати­зации состоят также в ее бюджетном эффекте:

в 1997 г. запланированное бюджетное задание было превышено в 2,8 раза. Это связано с впер­вые примененной практикой предпродажной подготовки предприятия.

Процесс приватизации способствовал и погашению задолженности предприятий по платежам в бюджет за счет инвестиций, вноси­мых победителями конкурсов: в 1997 г. эти сред­ства составили 578 млрд. руб.

Следует отметить основные факторы, без наличия которых приватизация в 1997 г. не при­несла бы бюджетного эффекта:

ü а) снижение политических рисков в связи с отсутствием ка­ких-либо выборов (что вызвало повышение ак­тивности фондового рынка и увеличение числа продаж);

ü б) низкая доходность по государствен­ным ценным бумагам, которая способствовала инвестированию в реальный сектор экономики (по некоторым оценкам, кризисное состояние финансовых рынков отвлекает на операции с государственными ценными бумагами 80—90% средств);

ü в) совершенствование нормативной базы приватизации.

Денежная приватизация имела положитель­ное значение с точки зрения привлечения ино­странных инвесторов. Сам факт перехода к де­нежной приватизации является новым стимулом для многих из них в силу появления привыч­ных средств платежа.

В ходе денежной приватизации высветился ряд проблем. Прежде всего это обострение про­тиворечий между покупателями предприятий и менеджментом. Конфликт заключается в том, что значительная часть директората, не сумев­шая приспособиться к новым условиям хозяй­ствования (более жесткие бюджетные ограни­чения), по-прежнему характеризуется склонно­стью к государственному патернализму и вооб­ще менталитетом советского хозяйственника. Максимизация прибыли занимает в его приори­тетах подчиненное место, а на передний план, как и раньше, выдвигается задача наращивания объемов производства. А новые собственники не обладают такими финансовыми возможнос­тями, чтобы удовлетворить инвестиционные запросы приватизированных предприятий, да и не желают этого, опасаясь разворовывания ин­вестируемых средств директоратом предприя­тия, прокручивания денег на счетах дружествен­ных компаний, расходования валюты в целях личного потребления, и т.п. По данным ВЦИ-ОМ, 74% новых инвесторов отказываются фи­нансировать свой объект собственности, пока у руководства остается старый менеджмент.

Это интересно:  Пути приватизации в россии 2019 год

Таким образом, в результате проведения массовой приватизации, как на чековом, так и на денежном ее этапах, поставленные перед органами по управлению государственным иму­ществом задачи не были решены в полном объе­ме.. При этом:

1) не был сформирован широкий слой эффективных частных собственников;

2) структурная перестройка экономики не при­вела к необходимому уровню повышения эффективности деятельности предприятий;

3) привле­ченных в процессе приватизации инвестиций сказалось явно недостаточно для производствен­ного, технологического и социального развития предприятий;

4) в ряде отраслей не удалось со­хранить конкурентное положение предприятий отечественном и мировом рынках.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Денежный этап приватизации

В отличие от ваучерного, на денежном этапе приватизации были достаточно четко сформулированы цели. В аналитическом докладе Госкомимущества РФ, подводившем итоги ваучерного этапа и определявшем задачи денежного, основная задача была охарактеризована как нахождение рациональной пропорции между интересами бюджета и инвестиционной поддержкой приватизируемых предприятий». При этом структура спроса потенциальных инвесторов оценивалась весьма оптимистично: инофирмы, инвестиционные структуры банков, сбережения населения, инвестиционные компании и фонды, преобразованные из чековых инвестиционных фондов.

В принципе указанные фискальная и инвестиционная стратегическая цели российской денежной приватизации вполне вписываются в систему целей приватизационных процессов всех постсоциалистических стран. В России, однако, были свои, особые причины внимания к этим двум целям. Во-первых, это растянутость во времени стабилизационного этапа рыночной трансформации. В России и на четвертом году реформы все еще очень остро стояли проблемы преодоления инфляции и бюджетного дефицита. Поступлениям от приватизации в бюджет поэтому придавалось первостепенное значение. Во-вторых, это серьезное обострение проблемы притока реальных инвестиций. Не обнаружив быстрых экономических результатов от ваучерной приватизации, компании начали понимать, что получить инвестиции можно только за счет продажи акций.

В отличие от ваучерной приватизации, на денежном этапе продажа акций не могла быть массовой и единовременной. Предполагалось, что на денежные аукционы пакеты акций будут выставляться постепенно и равномерно, обеспечивая бесперебойное поступление средств в бюджет и инвестиций в развитие компаний. Намеченная схема не сработала. Темпы денежной приватизации оказались настолько низкими, что это ставило под угрозу достижение обеих указанных целей. При этом нарушился и сам баланс целей, на передний план выдвинулась задача поступлений в бюджет от приватизации. В мае 1995 г. Президент РФ вынужден был подкрепить специальным указом смену приоритетов. Инвестиционный спрос и готовность инвесторов к реальным сделкам были явно переоценены. Плохо справлялись с поставленными задачами и структуры Российского фонда федерального имущества, осуществлявшие продажи пакетов акций на денежных аукционах.

Трудности были вполне закономерны. На этапе ваучерной приватизации, особенно в 1994г., были проданы на чековых аукционах многие привлекательные для инвесторов предприятия различных отраслей. Одновременно у потенциальных инвесторов появилась серьезная альтернатива для денежных вложений — рынок государственных ценных бумаг. В таких условиях увеличить денежные поступления в бюджет от приватизации можно было бы только за счет резкого расширения круга компаний и занижения стартовой цены их акций, выставляемых на продажу. А это самым разрушительным образом воздействовало бы на слабый еще рынок корпоративных ценных бумаг. Курсы корпоративных ценных бумаг и без того были занижены — сказывалась недооцененность капитала.

Учитывая сложившуюся ситуацию, необходимо было оперативно пересмотреть намеченную ранее стратегию и перейти к нетрадиционным схемам денежной приватизации. Надежды возлагались на выпуск конвертируемых облигаций под закрепленные в федеральной собственности акции нефтяных компаний, на реализацию на денежных аукционах из федерального резерва не запрещенной к продаже части акций этих компаний, на организацию крупных программ инвестиционных торгов со специальными условиями. Такими условиями, в частности, могло быть погашение за счет привлеченных на торгах инвестиционных средств задолженности компаний перед федеральным бюджетом, установление стартовой цены торгов на достаточно высоком уровне (не ниже 20 номиналов). Все эти схемы денежной приватизации использовались в 1995г., но намеченных поступлений в бюджет не «вытянули».

Ситуация кардинально изменилась с появлением совершенно новой для России (и нетипичной в мировой практике) схемы залоговых аукционов. Эта схема, предложенная группой коммерческих банков, позволяла не только продвинуться в решении фискальных задач приватизации, но и преодолеть некоторые ограничения и запреты на продажу контрольных пакетов акций компаний стратегически важных отраслей. С этого момента вынужденный приоритет фискальных целей приватизации уступил место политике откровенного получения быстрых денег в бюджет. Так краткосрочная тактическая задача вытеснила все инвестиционные намерения первоначальной концепции денежной приватизации.

Залоговые аукционы, проведённые в России в ноябре-декабре 1995 года

Средства, поступившие в бюджет, млн. долл.

ЗАО «Лагуна» (фактически — банк МЕНАТЕП)

Сиданко (теперь ТНК-BP)

Банк МФК (фактически — консорциум из МФК и «Альфа-групп»)

28 декабря 1995

ЗАО «Нефтяная финансовая компания» (гарант — Столичный банк сбережений)

28 декабря 1995

НПФ «Сургутнефтегаз» (гарант — ОНЭКСИМбанк)

Новолипецкий металлургический комбинат

Банк МФК (фактически — «Ренессанс Капитал»)

11 декабря 1995

Новороссийское морское пароходство (Новошип)

Новороссийское морское пароходство (Новошип)

28 декабря 1995

ЗАО «НафтаФин» (фактически — менеджмент самого предприятия)

Северо-западное речное пароходство

Мурманское морское пароходство

ЗАО «Стратег» (фактически — банк МЕНАТЕП)

Залоговые аукционы были предприняты в 1995 году с целью пополнения государственной казны. Правительство планировало получить деньги, приватизировав часть государственных предприятий. Идею аукционов с целью пополнения бюджета выдвинул Владимир Потанин, возглавлявший «ОНЭКСИМ-банк». Инициатива была поддержана тогдашним первым вице-премьером правительства Анатолием Чубайсом и вице-премьером Олегом Сосковцом (именно последний, по словам тогдашнего председателя ЦБ РФ Сергея Дубинина, первым поставил вопрос о проведении аукционов на заседании кабинета министров). Курировал проведение аукционов глава Госкомимущества Альфред Кох.

На продажу был выставлен ряд крупнейших компаний. Аукционы назывались залоговыми, так как, в отличие от обычных аукционов, компании не продавались, а отдавались в залог. Однако выкуплены обратно они не были. По мнению большинства экспертов были выставлены чрезвычайно заниженные цены. Конкурс на аукционах был очень низкий. Как отмечала Счётная палата России, «анализ состава участников аукционов и их гарантов показал, что в большинстве случаев состязательность при проведении аукционов не предполагалась». Во многих случаях в конкурсе участвовало несколько фирм, принадлежавших одному и тому же человеку или группе лиц. Более того, госпредприятия зачастую покупались не за собственные деньги, а за деньги, взятые в кредит у государства. Как отмечалось в докладе Счётной палаты, «сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества, была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах.

Таким образом, сделки кредитования Российской Федерации под залог акций государственных предприятий могут считаться притворными, поскольку банки фактически „кредитовали» государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков — участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий. В результате банки, „кредитовавшие» государство, смогли непосредственно либо через аффилированных лиц стать собственниками находившихся у них в залоге пакетов акций государственных предприятий». Кроме того, вопреки правилам проведения аукционов банки не направляли кредитные средства на счёт в Центробанке, средства оставались в тех же коммерческих банках, но на специальных счетах.

Это интересно:  Какие документы нужны для приватизации 2019 год

В результате залоговых аукционов появились олигархи-миллиардеры (Березовский, Ходорковский, Абрамович и другие).

А. Чубайс оправдывает проведение залоговых аукционов следующим образом: «Если бы мы не провели залоговую приватизацию, то коммунисты выиграли бы выборы в 1996 году, и это были бы последние свободные выборы в России, потому что эти ребята так просто власть не отдают». В то же время он отмечает: «В то время я не вполне понимал, какую цену нам придется заплатить. Я недооценил то глубокое чувство несправедливости, которое зародилось в людях» .

Сумма средств, которые должно было получить правительство, составляла около 1,85 % доходной части федерального бюджета. Счётная палата резюмировала результаты своих проверок: «в результате проведения залоговых аукционов отчуждение федеральной собственности было произведено по значительно заниженным ценам, а конкурс фактически носил «притворный характер».

При таком узкопрагматичном подходе к целям приватизации тем более явственно обозначились факторы, отрицательно влияющие на реализацию ее стратегических инвестиционных целей. Во-первых, в России, как, впрочем, и в других постсоциалистических странах, не удалось полностью разделить бюджеты государства и предприятий, главным образом из опасений социально-политической дестабилизации. Российское государство все еще медлит с процедурами банкротства и продолжает так или иначе (в основном с помощью налоговых льгот) поддерживать должников. Во-вторых, государственный контроль сохраняется и над корпоративным сектором, т.к. практически ни одной серьезной проблемы (финансовой, кадровой, организационно-управленческой) многие новые компании без той или иной формы участия государства решить не могут из-за огромной задолженности и отсутствия реальных инвестиций. В-третьих, самые убыточные отрасли остались в собственности государства, на дотации предприятиям угледобычи, например, расходуется значительная часть бюджетных ассигнований. И при этом государство до последнего времени было не в состоянии противостоять лоббированию нефтяных и газовых магнатов, форсирующих в той или иной форме раскрепление государственных пакетов акций, которые, оставаясь в госсобственности, могли бы приносить стабильные доходы в бюджет.

Поэтому реально система управления государственной собственностью скорее направлена на обеспечение интересов отдельных лиц, а не экономики в целом. Отлично отработаны нелегитимные схемы поведения представителей государства в АО, фактически отдающие решение всех стратегических и текущих вопросов в руки менеджмента и сводящие к минимуму учет интересов государства как собственника. Широко используются и незаконные дополнительные эмиссии, относительно сокращающие размер государственного пакета акций.

На денежном этапе банки стали серьезными участниками приватизации, тем более что аукционные цены и залоговые суммы были установлены аукционной комиссией на относительно низком уровне. На денежных аукционах, например, минимальная цена устанавливалась в ряде случаев на 40% ниже котировок фондового рынка (РАО «ЕЭС России»). Это, конечно, привлекало банки, но подавляло рынок корпоративных ценных бумаг.

Но даже близкий правительству банк не мог реально рассчитывать на возврат залога, т.к. этих денег у государства просто не было и соответствующие расходы не были предусмотрены ни бюджетом 1996 г., ни тем более бюджетом 1997г. Была, правда, зыбкая перспектива вернуть выданные кредиты не деньгами, а государственными долговыми обязательствами на выгодных правительству условиях. К инвестициям в реальный сектор это, правда, никого подтолкнуть не могло.

Главное, однако, не в этом. По уточненным условиям залоговых аукционов 1995г. залогодержатель, не получивший возврата кредита от заемщика (правительства) до 1.09.1996 г. (а первоначальный срок и вовсе был до 1.01.1996 г.), имел право продать предмет залога, т.е. госпакеты акций. Именно для этого с ними и заключался в свое время договор комиссии. Кредиты не возвращены, но банки не торопились продавать залоговые пакеты. Примечательно, что президентские указы, продлевающие сроки закрепления госпакетов нефтяных компаний в федеральной собственности, обратной силы иметь не могут, т.к. не вправе распространяться на предмет уже состоявшихся гражданско-правовых отношений — залоговые пакеты. Слабое российское законодательство не позволяет однозначно квалифицировать данные события как приватизацию, но и утверждать обратное тоже нет оснований. Скорее всего, нежелание банков продавать залоговые пакеты стало еще одним шагом в сторону складывающейся в России тенденции к интеграции финансовых и производственных капиталов.

К 1997г. наметились два весьма важных процесса в сфере отношений собственности: во-первых, дальнейший передел прав собственности и более отчетливая консолидация структуры акционерных капиталов, во-вторых, нормализация корпоративного управления компаниями в смысле отделения профессионального управления (прерогатива менеджеров) от прав собственности (прерогатива акционеров).

Ясно, что структура капитала компаний, с которой они вышли из горнила ваучерной приватизации, требует дальнейших переделов. В нормальной рыночной экономике с достаточной равновесностью переделы собственности реализуются главным образом на фондовых рынках. Для России это пока невозможно не только по причине неразвитости рынка капиталов, но главным образом из-за общего экономического неравновесия, особенно кризиса неплатежей. Собственность в России уже давно подвижна и подвержена перераспределению от неплательщиков в пользу кредиторов: многие должники расплачиваются либо напрямую акциями, либо используют акции в качестве обеспечения. А поскольку главными кредиторами в условиях всеобщего кризиса неплатежеспособности являются отрасли естественных монополий, то они и «подбирают под себя» имущество должников. С 1997г. акциями расплачивались и по долгам перед государством.

Точечный этап

Третий этап приватизации получил наименование точечного (в аналитических материалах Государственного НИИ системного анализа Счетной палаты РФ он называется также этапом совершенствования правовых основ распоряжения государственной собственностью). Среди исследователей существуют некоторые расхождения относительно датировки его начальной фазы. Одни (в их числе Я. Ш. Паппэ) начальной вехой этого этапа называют конкурс по продаже блокирующего пакета акций телекоммуникационного холдинга Связьинвест, состоявшегося весной 1997г., и последовавшие за ним продажи контрольных пакетов акций Восточной и Тюменской нефтяных компаний. Другие предлагают считать такой вехой закон «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества РФ», подписанный президентом страны 21 июля 1997 года (вступил в силу 2 августа того же года) — один из последних крупных законодательных актов в своей области. Закон, во-первых, официально признал окончание массовой и безвозмездной приватизации, во-вторых, изъял большинство прежних льгот у трудовых коллективов и, в-третьих, расширил полномочия регионов, предоставив им право разрабатывать собственные варианты приватизационных схем. Этим же законом была отменена практика составления ежегодных плановых заданий на приватизацию. Но задача наполнения бюджета доходами от приватизации сохранялась. Ее выполнение теперь должны были обеспечивать главным образом единичные крупные сделки.

Статья написана по материалам сайтов: allrefs.net, studopedia.ru, studbooks.net.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector