+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Обременение лесного участка 2019 год

Васильева М.И.
Пребывание граждан в лесах
(свобода и ограничения)

// Экологическое право. – 2012. – № 1. – С. 20 – 25.

Правоприменительная практика свидетельствует о наличии тенденции к ограничению свободы пребывания граждан в лесах, что обязывает обратить внимание на состояние нормативно-правового регулирования в данной сфере.

Лесной кодекс Российской Федерации (далее – Л К РФ) предоставляет гражданам право на свободное и бесплатное пребывание в лесах (ст. 11), чем обеспечивается удовлетворение их экологических, рекреационных, эстетических, оздоровительных, пищевых и иных потребностей, а также свобода передвижения. Граждане имеют право свободно и бесплатно пребывать в лесах и для собственных нужд осуществлять заготовку и сбор дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, других пригодных для употребления в пищу лесных ресурсов, а также недревесных лесных ресурсов. Возможность пребывания в лесах как субъективное право, следующее непосредственно из закона, не связывается с получением предварительных разрешений и соответственно не требует внесения каких-либо платежей.

Пребывание граждан может быть запрещено или ограничено в лесах, которые расположены на землях обороны и безопасности, землях особо охраняемых природных территорий, иных землях, доступ граждан на которые запрещен или ограничен в соответствии с федеральными законами. Пребывание граждан в лесах может быть ограничено в целях обеспечения пожарной безопасности и санитарной безопасности в лесах, безопасности граждан при выполнении работ.

Запрещение или ограничение пребывания граждан в лесах по иным основаниям не допускается. Таким образом, основания ограничения следуют либо из особенностей правового режима земель, на которых произрастают леса, либо из необходимости охраны лесов и здоровья самих граждан. Запрещение же пребывания граждан в лесах возможно только по критерию категориальной принадлежности земель, на которых расположен лес. Вместе с тем отсутствуют указания на ограничение (запрещение) пребывания граждан в лесах, загрязненных радиоактивными, химическими, биологическими и другими вредными веществами и потому представляющих опасность для здоровья человека.

Лица, которым предоставлены лесные участки, не вправе препятствовать доступу граждан на эти лесные участки, а также осуществлению заготовки и сбору находящихся на них пищевых и недревесных лесных ресурсов, за исключением названных выше случаев (оснований ограничения и запрещения). Предоставленные гражданам и юридическим лицам лесные участки могут быть огорожены только в случаях, предусмотренных Лесным кодексом. На наш взгляд, введение такого уточнения Федеральным законом от 22 июля 2008 г. № 143-Ф3 отчасти предрасполагает к последующему введению и собственно самих оснований огораживания. Леса располагаются на землях лесного фонда и землях иных категорий. Использование, охрана, защита, воспроизводство лесов осуществляются в соответствии с целевым назначением земель, на которых эти леса располагаются (п. 2 ст. 6 Л К РФ). Статья 11 Лесного кодекса по своему смыслу рассчитана в первую очередь на пребывание граждан именно в тех лесах, основная часть которых (в пределах земель лесного фонда) остается государственной (федеральной) собственностью, и потому вполне согласуется с п. 1 ст. 262 ГК РФ. Названная же поправка в Лесной кодекс фактически дает возможность закрывать для общего доступа арендованные лесные участки независимо от того, находится ли арендуемый участок на землях лесного фонда или землях иных категорий, по основаниям (в случаях), которые, вероятно, могут быть в последующем установлены.

К тем же лесным участкам, которые могут находиться в частной собственности (на иных категориях земель), применима норма: если иное не установлено законом, право собственности на земельный участок распространяется на находящиеся в границах этого участка поверхностный (почвенный) слой и водные объекты, находящиеся на нем растения (п. 2 ст. 261 ГК РФ). В этом случае свобода пребывания граждан в лесах выглядит уже не столь однозначно, поскольку предоставленное собственнику земельного (а с точки зрения ЛК РФ он же лесной) участка право запретить доступ на него других лиц (п. 2 ст. 262 ГК РФ) и обозначить свое решение на местности соответствующим образом (таблица с объявлением, изгородь) не вполне преодолевается редакцией ст. 11 ЛК РФ. Запрет доступа на участок может иметь место на практике в двух ситуациях: когда собственник закрывал бы доступ для прохода через свой участок и когда он запрещал бы само пребывание в лесу с рекреационными и прочими целями, названными в ст. 11 Л К РФ. Эта проблема может быть решена в общественных интересах различными правовыми средствами, исходя из того, что общее лесопользование граждан означает для лесных участков их публично-правовое обременение.

Применительно к предоставлению лесных участков в аренду есть указание закона на то, что сведения об обременениях лесных участков, об ограничении использования лесов составляют предмет аукциона (п. 4 ст. 79 Л К РФ), форма примерного договора аренды лесного участка содержит положение о том, что арендатор не вправе препятствовать доступу граждан на арендованный лесной участок. Это положение должно воспроизводиться в конкретных договорах при их заключении, а договоры аренды подлежат государственной регистрации, и таким образом обязанность арендаторов можно полагать в достаточной степени формализованной. По общему же правилу ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество, возникающие на основании договора либо акта органа государственной власти или акта органа местного самоуправления, подлежат государственной регистрации в случаях, предусмотренных законом (п.2 ст.4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»), В настоящее время возложение именно такого публично-правового обременения, как обеспечение свободы пребывания граждан в лесах, законом не предусматривается. В то же время возможна государственная регистрация ограничений (обременений) прав, установленных в соответствии с законодательством в публичных интересах органами государственной власти и органами местного самоуправления, осуществляемая по инициативе этих органов с обязательным уведомлением правообладателя объекта недвижимости.

Для частных же лесных участков за пределами земель лесного фонда и иных земель, находящихся только в государственной или муниципальной собственности, публично-правовые обременения, состоящие в обязанности собственника предоставить свободу прохода, могут быть обеспечены путем установления публичного сервитута на основании пп.1 п.3 ст.23 Земельного кодекса Российской Федерации (далее – ЗК РФ) – «для прохода или проезда через земельный участок». Таким же образом может обеспечиваться проход через лесной участок не только в целях реализации прав, предоставленных ст.11 Л К РФ, но и в целях реализации права на охоту. Что же касается публично-правовых обременений, состоящих в обязанности собственника обеспечить доступ на лесной участок как таковой, для реализации свободы пребывания в лесах и осуществления перечисленных в законе видов общего природопользования, то они могут устанавливаться на стадии проектирования лесного участка с последующим внесением в государственный кадастр недвижимости и государственной регистрацией входе государственной регистрации права на лесной участок. При этом мы здесь не входим в обсуждение целесообразности их установления в отношении всех ли лесных участков или каких-либо их видов (например, в зависимости от целевого назначения и разрешенного использования участка).

Здесь, вероятно, уместно заметить, что, с точки зрения лиц, арендующих лесные участки, например, для заготовки дикорастущих плодов, ягод, орехов, грибов, семян и других подобных лесных ресурсов, пребывание на таких лесных участках любых посторонних лиц – граждан, осуществляющих объемную заготовку этих же лесных ресурсов в порядке ст. 11 ЛК РФ, является вполне очевидно нежелательным, поскольку снижает доходность деятельности арендаторов, которые несут определенные затраты по содержанию арендованных участков. Иногда заинтересованные стороны разрешают подобные ситуации исходя из своих представлений о должном. Еще заметнее конкуренция интересов, когда бесплатный сбор ресурсов на арендованных участках в значительных объемах осуществляют граждане, не являющиеся местными жителями, а специально прибывающие для этого из других регионов, т.е. с фактической стороны осуществляющие то же самое промысловое лесопользование, которое формально выглядит как общее, т.е. потребительское. Возможно, было бы обоснованным ввести для подобных вариантов пребывания граждан в лесах и какие-либо ограничения, оставив это право свободным и бесплатным для местных жителей, что допустимо исходя из конституционной нормы об использовании природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории (ч. 1 ст. 9).

На органы государственной власти и органы местного самоуправления не возложена прямая обязанность обеспечивать право граждан на пребывание в лесах. Законодательством не установлена специально юридическая ответственность за нарушение этих прав граждан. Применительно к арендованным лесным участкам, в договор об аренде которых внесены соответствующие обременения, ответственность лесопользователя может наступать по ч. 4 ст. 8.25 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за использование лесов с нарушением условий договора аренды.

В литературе было высказано мнение в поддержку лесного и водного публичных сервитутов. Мы согласны с автором в том, что «в отсутствие наименования в законодательстве права как публичного сервитута оценка природы такого института должна проводиться с учетом совокупности содержания права, порядка его установления и прекращения, а также всех его характеристик», однако не разделяем вывод о том, что право граждан свободно пребывать в лесах характеризуется как публичный лесной сервитут. За исходную позицию в дискуссии с юристами, исходящими из спорности конструкции публичного сервитута вообще и применительно к правам граждан в лесных отношениях в частности, автором представленной точки зрения изначально было принято за основу предположение о сервитутной и, следовательно, цивилистической природе этих прав, между тем как возникающие правоотношения необходимо рассматривать в межотраслевом контексте. За пределами отраслевого (гражданско-правового) подхода остались некоторые аспекты данного права граждан, имеющие иную отраслевую принадлежность, а также и его конституционные основы (ч. 1 ст. 9), надлежащий учет которых приводит к выводу о несостоятельности рассмотрения права граждан на пребывание в лесах сквозь призму публичного сервитута. Во-первых, публичные сервитуты как способ наложения публично-правовых обременений в государственных, муниципальных или общественных интересах востребованы там и тогда, когда отсутствует иная легальная возможность пользования объектами, и нужно формализовать – в цивилистической терминологии – право ограниченного пользования чужой вещью (в данном случае лесным участком). Применимые нормы, регулирующие публичные сервитуты, обеспечивающие общественные интересы (буквально – интересы местного населения), содержатся в земельном законодательстве. Поскольку лесным участком является земельный участок (ст. 7 Л К РФ), то в отношении его могут быть установлены сервитуты для целей из числа названных в ст. 23 ЗК РФ. Например, для прохода, проезда или свободного доступа к прибрежной полосе. Однако право граждан на пребывание в лесах прямо закреплено законом, и потому для его реализации нет необходимости применять сервитутные схемы.

Это интересно:  Жилищная субсидия военнослужащим 2019 год

Во-вторых, при наличии прямой нормы позиционирование предоставленного законом права как публичного сервитута означает создание над ним – а в определенном смысле перед ним, если иметь в виду осложнение тем самым реализации субъективного права, – некоей дополнительной конструкции, содержащей ряд процедур, выполнение которых в настоящее время не требуется и, соответственно, будет требоваться. Так, согласно ст. 23 ЗК РФ, которая единственно регулирует публичные сервитуты в природноресурсовых, а именно – в земельных, отношениях, публичные сервитуты устанавливаются законом, иными нормативными правовыми актами; нормативный правовой акт должен содержать конкретные положения – в отношении какого земельного участка, в пользу каких лиц устанавливается сервитут, на какой-то срок или постоянно, в чем содержание обременения. Соответственно возникает вопрос как о наличии причины принятия многочисленных нормативных актов в развитие положения Л К РФ (разве причина в том, что норма ст. 11 не прямого действия или нуждается именно в таком развитии?), так и о практической целесообразности такого нормотворчества органов власти. Далее, установление публичного сервитута осуществляется с учетом результатов общественных слушаний – как видно, норма сформулирована императивно, следовательно, в каждом случае потребуется соблюдение этого условия. В чем может быть смысл публичных слушаний? Вряд ли население откажется от своих прав, закрепленных законом, однако лица, использующие лесные участки, смогут выдвигать на слушаниях свои условия, что по смыслу этой процедуры должно быть учтено при установлении сервитута. Поскольку в настоящее время статуса публичного сервитута у права на пребывание в лесах нет, то и государственная регистрация такого обременения не проводится. Предлагаемая «запись об обременении права собственности публичным сервитутом» соответственно будет содержать, например, эти согласованные условия в части места, площади лесного участка или его части, где будет разрешено пребывание граждан, возможно, ограничения по сезонам, срокам пребывания и т.п. Согласно ст. 23 ЗК РФ в случаях, если установление публичного сервитута приводит к невозможности использования земельного участка, собственник земельного участка, землепользователь, землевладелец вправе требовать изъятия, в том числе путем выкупа, у него данного земельного участка с возмещением органом государственной власти или органом местного самоуправления, установившими публичный сервитут, убытков или предоставления равноценного земельного участка с возмещением убытков. В случаях, если установление публичного сервитута приводит к существенным затруднениям в использовании земельного участка, его собственник вправе требовать от органа государственной власти или органа местного самоуправления, установивших публичный сервитут, соразмерную плату.

Как видно, существующая конструкция публичного сервитута малопригодна с практической точки зрения ввиду организационной «затратности», а, кроме того, потенциально может оказаться средством снижения защищенности публичных интересов. Если применительно к пребыванию граждан в лесах создавать иную конструкцию публичного сервитута, то тем самым было бы размыто само это понятие, а юридические категории должны иметь единообразную трактовку (как минимум в одной и той же сфере правоотношений). Если же унификации не происходит, тогда, вероятно, для этого нет достаточных предпосылок.

Дискуссия может быть детальной, в части того, например, что «воззрение на публичный сервитут как гражданское вещное право, отграниченное от права собственности, позволит закрепить в законодательстве содержание сервитута через активные положительные действия сервитуария, пользователь сможет ставить вопрос о возмещении убытков или применении других способов защиты в связи с нарушением его права пользования. Воплощение в законодательстве иного подхода означало бы признание только одного правомерно действующего субъекта – собственника с акцентом на установленные для него запреты и ограничения». Право граждан на пребывание в лесах, будучи специально сформулированным, уже отделено тем самым от права собственности на лесные участки, имеющего фактически повсеместно, за исключением лесов, произрастающих на землях тех категорий, где допускается частная собственность, публично-правовой характер, поскольку в основном лесные участки находятся в федеральной собственности (лесной фонд) и отчасти в региональной и муниципальной (например, городские леса по мере определения субъектов неразграниченной государственной собственности на землю). Системное толкование частей ст. 9 Конституции Российской Федерации дает возможность полагать, что отношения собственности, независимо от ее форм, соподчинены отношениям более высокого порядка – отношениям, в которых природные ресурсы являются основой жизни и деятельности населения. Установив такое право граждан, законодатель и отделил его от права собственности, и универсально обременил право собственности любой формы необходимостью для субъекта пользоваться объектами своей собственности так, чтобы соблюдались общественные интересы, состоящие в том числе и в сохранении лесов как основы жизни и деятельности, а если иметь в виду положение ст. 11 Л К РФ, то и пользоваться так, чтобы не нарушать право на свободный доступ граждан в леса. В практическом смысле актуально вести речь скорее об обременениях прав пользования участками (а это преимущественно постоянное бессрочное пользование и аренда). В связи с этим субъектный состав сервитутных отношений в видении автора, высказавшего мнение о сервитутном характере права граждан на пребывание в лесах («субъекты публичного лесного сервитута: собственник лесного участка и сервитуарии (пользователи)»), не охватывает большой круг заинтересованных лиц – лесопользователей, осуществляющих в лесах различные виды хозяйственной деятельности.

Не вполне ясно, какой имеется в виду иной подход, означавший бы признание только одного правомерно действующего субъекта – собственника. «Активные положительные действия сервитуария» (правовые возможности граждан) в достаточной степени отражены в законе. Для пользователя появляется возможность ставить вопрос о возмещении убытков, однако, как пишет автор, «если запреты и ограничения установлены собственником (или иным правообладателем) в соответствии с законом, то возмещение и не должно производиться», с чем можно согласиться. Суждения «если собственником установлены запреты и ограничения за пределами закона (помимо указанных в законе), то пользователь может ставить вопрос о возмещении убытков на основании ст. 15 ГК РФ» и «пользователь сможет ставить вопрос о возмещении убытков или применении других способов защиты в связи с нарушением его права пользования» не учитывают того, что в условиях незначительности доли частных лесных участков публичный собственник и иной правообладатель (лесопользователь) не совпадают в одном лице. При введении публичным сервитутом от имени публичного собственника лесного участка (при совпадении нормотворческих полномочий и полномочий собственника) каких-либо дополнительных ограничений правовых возможностей граждан в первоочередном порядке возникает вопрос не о возмещении убытков пользователей (граждан), а о соответствии принимаемого нормативного акта о сервитуте Л К РФ. Аналогична и оценка обратной ситуации, когда бы, допустим, публичным сервитутом собственник возложил дополнительные обременения на лесопользователей для обеспечения (расширения) пребывания граждан в лесах. Трудно согласиться также с мнением о возможности прекращения публичного лесного сервитута, поскольку это существенным образом меняло бы установленное право на пребывание в лесах, которое может быть только ограничено, а запрещено только на землях, доступ граждан на которые запрещен или ограничен в соответствии с федеральными законами.

Не развивая далее дискуссию по другим положениям частного характера, считаем важным обозначить главное в ней. Имеют место два подхода к рассмотрению юридической природы такого законодательного феномена, как право граждан на пребывание в лесах. Рассматривать ли это право как само по себе «состоятельное», закрепленное в законе в достаточной степени, сочетающее в себе признаки субъективных прав различной отраслевой принадлежности и основанное на норме Конституции РФ, либо искать иные конструкции, в которые оно должно быть облечено? Оставляя за рамками обсуждения возможность облечения в цивилистические формы (а публичный лесной сервитут, несмотря на указание о том, что включает и частные, и публичные начала, позиционируется сторонниками новых конструкций как «гражданское вещное право») подобных субъективных прав и их принципиальную доступность для гражданского права, равно как и более широкий вопрос о том, надо ли всякий раз «распределять» любые правовые явления по отраслям права с учетом их фундаментальности или комплексности, подбирая подходящие отраслевые обоснования, безотносительно того, являются ли предлагаемые формы достаточно убедительными и предпочтительными, как в случае с конструкцией публичного лесного сервитута, или можно «допускать» существование нормативных категорий, не охваченных отдифференцированной символикой, – зададимся вопросом: этому субъективному праву граждан требуется дополнительное «оформление»? На наш взгляд, не требуется, обсуждаться могут разве что отдельные механизмы его реализации, а с точки зрения статусной необходимая формальность, позволяющая это право реализовать и защищать, имеется. Аргументом в пользу такой точки зрения может быть также то обстоятельство, что правоприменительная практика не дает поводов к тому, чтобы полагать существующие правоотношения нуждающимися в замене на сервитутные.

Это интересно:  Запрос выписки егрп росреестр 2019 год

К праву граждан на пребывание в лесах применим общий принцип лесного законодательства – использование лесов способами, не наносящими вреда окружающей среде и здоровью человека (ст. 1 ЛК РФ). На практике сбор ягод, грибов и других лесных растений зачастую осуществляется способами, негативно влияющими на последующее воспроизводство лесных ресурсов. Порядок заготовки и сбора гражданами недревесных лесных ресурсов для собственных нужд и порядок заготовки гражданами пищевых лесных ресурсов и сбора ими лекарственных растений для собственных нужд устанавливается законом субъекта Российской Федерации. Учитывая практическую невозможность осуществления сплошного лесного контроля и надзора, непричинение экологического вреда в рамках реализации гражданами таких субъективных прав может рассматриваться большей частью как этическая обязанность, выполнение которой прямо пропорционально зависит от уровня экологической культуры населения. Пример досягаемости общественных отношений для права: установить обязанности субъектов правоотношений – возможно, проконтролировать их выполнение – нет.

Право на пребывание в лесах принадлежит к числу тех прав граждан на доступ к природным ресурсам, которые исходят из конституционной нормы об использовании и охране природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях (ст. 9 Конституции РФ), и в этом качестве его важнейшими содержательными элементами является свобода доступа к лесным ресурсам и личный, т.е. потребительский, характер пользования ими, направленный на удовлетворение рекреационных, эстетических и соразмерных материальных (пищевых и бытовых) потребностей. С точки зрения личнопотребительского содержания и с учетом имеющей место практики бесконтрольного сбора даров леса с целью последующей продажи данное право может быть обусловлено нормативами изъятия отдельных лесных ресурсов. Исходной предпосылкой к этому могло бы стать соответствующее установление на уровне федерального закона, допускающее нормирование, которое может осуществляться либо подзаконными нормативными актами, либо законодательством субъектов Российской Федерации, что предпочтительнее с учетом природно-географических и экономических различий многолесных и иных регионов страны.

Понятие лесного сервитута и его виды

Лесной сервитут означает право частично пользоваться чужим лесным участком. При этом на отдельные лесные земли доступ может быть запрещён или ограничен.

Определение лесного сервитута

Понятие лесного сервитута упоминается в 9-й статье Лесного Кодекса. Лесным сервитутом называется право ограниченного пользования чужими лесными участками. Там же сказано, что связанные с этим вопросы регулируются Гражданским и Земельным кодексами. Но только в том, что не противоречит лесному законодательству.

Сервитут неотделим от участка. То есть его невозможно продать или передать другим образом отдельно. А если участок перешёл к другому лицу, обременение на нём остаётся на прежних условиях.

Обременения устанавливаются с целью:

  • проезда или прохода, в том числе к прибрежной полосе;
  • прогона или выпаса скота, сенокошения;
  • размещения межевых знаков или доступа к ним;
  • ремонтных работ;
  • водозабора, дренажных работ и т. п.
  • исследований и изысканий;
  • охоты и рыболовства.

Разновидности лесного сервитута

Обременение подразделяется на публичное и частное. Первое распространяется на неограниченный круг лиц. А второе устанавливается в интересах конкретных людей или предприятий. Частный сервитут, как правило, является оплачиваемым.

Понятие публичного лесного сервитута присутствовало в старой версии Лесного Кодекса (от 1997 года). В 21-й статье говорилось о праве граждан РФ свободно находиться на землях лесного фонда (а также в лесах, не входящих в него). В новой версии (от 2006 года) такого термина не содержится. Но в его 11-й статье указывается на право пребывания в лесах, а также заготовки и сбора ягод, растений, грибов и т. п.

Ограничение прав может быть срочным, если необходимость в нём возникла на определённый период. Например, для ограниченной во времени исследовательской работы. Если же не ожидается, что причина установления сервитута исчезнет, он является бессрочным.

Эти виды рассматриваются в Земельном Кодексе. Но по общему правилу они распространяются и на лесной сервитут, поскольку противоречия с Лесным Кодексом нет.

Основания для лесного сервитута

Полноценное использование участка иногда невозможно без частичного пользования соседним. А в некоторых случаях – участком, расположенным не по соседству. В таких случаях пользующийся участком имеет право потребовать установления сервитута.

Поскольку требование распространяется не на всех граждан, такой сервитут будет частным. Он устанавливается подписанием договора между владельцами участков. В нём устанавливаются все правила и особенности такого использования.

Если не удалось получить добровольное согласие, придётся обращаться в судебные органы. Для этого составляется иск об установлении сервитута.

Суд рассматривает такие вопросы:

  • его необходимость;
  • возможность использования участка владельцем с учётом ограничений;
  • правила пользования;
  • размер вознаграждения.

Правила использования должны быть такими, чтобы учитывались интересы обеих сторон. Суд имеет право установить их самостоятельно, а не только соглашаться с предложенными истцом. При необходимости привлекаются эксперты.

Размер оплаты определяется исходя из расходов, убытков или неполученной выгоды. Также устанавливается, распространяется ли право на весь участок или его часть.

Сервитут в обязательном порядке регистрируется как обременение земельного участка в Росреестре. Если он установлен добровольно, стороны обращаются в любое отделение с заявлением и договором. Если вопрос решался в суде, основанием будет его постановление.

Сервитут прекращается, если необходимость в нём отпала. Если он нарушает права пользования участком и делает это невозможным, владелец имеет право расторгнуть договор через суд. В обоих случаях соответствующая отметка снимается.

Какие права даёт и к чему обязывает сервитут

Владелец сервитута имеет право пользоваться чужим лесным участком. Но только в тех рамках и для тех действий или работ, которые указаны в соглашении или решении суда. Он не имеет права самостоятельно, без согласования, изменять эти условия. Также нельзя передать обременения другому лицу.

При этом обладатель сервитута должен соблюдать все условия договора. Это относится, в частности, к своевременной и полной оплате. Он должен бережно относиться к имуществу владельца участка и к самому лесу.

Ограничения лесного сервитута

Законодательно закреплено право граждан находиться в лесах и заниматься там сбором растений и грибов. Но есть отдельные случаи, в которых оно ограничивается. Запрещается или ограничивается пребывание в лесах:

  1. находящихся на территории земель категории обороны и безопасности;
  2. особо охраняемых территорий;
  3. и в других, о которых говорится в федеральных законах.

При сборе также есть определённые ограничения. Нельзя собирать растения (включая их части) и грибы, входящие в Красные книги. Также не допускается сбор растений с наркотическими свойствами.

Ограничения могут быть связаны и с пожарной или санитарной безопасностью. Она должна соблюдаться и тогда, когда нахождения в лесу является свободным.

Или задайте вопрос юристу на сайте. Это быстро и бесплатно!

Статья 93. Государственная регистрация прав на лесные участки и сделок с ними

Настоящая статья устанавливает, что право собственности и другие вещные права на лесные участки, ограничения (обременения) этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации. Обязательность государственной регистрации прав, их ограничение, возникновение, переход и прекращение на недвижимые вещи была установлена ст. 131 ГК РФ еще до появления специального Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Только перечень объектов недвижимого имущества, установленный ГК РФ в ст. 130, существенно поменялся в связи с вступлением в силу Водного кодекса РФ (Федеральный закон от 3 июня 2006 г. N 74-ФЗ) и Лесного кодекса РФ (Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 200-ФЗ). Так, из объектов недвижимого имущества были исключены обособленные водные объекты, леса и многолетние насаждения. К недвижимым объектам в соответствии со ст. 130 ГК РФ относятся земельные участки, и поскольку в ст. 7 настоящего Лесного кодекса РФ понятие лесного участка приравнено к понятию «земельный участок», лесной участок тоже является недвижимым имуществом, а насаждения на нем перестали быть таковыми. Исключение леса и многолетних насаждений из объектов недвижимого имущества осуществлено ст. 16 Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» (Федеральный закон от 4 декабря 2006 г. N 201-ФЗ). Статьи указанного Федерального закона вступают в силу в разное время. Интересующая нас ст. 16 по данному вопросу вступила в силу со дня официального опубликования Федерального закона «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации». Исключение обособленных водных объектов из объектов недвижимого имущества осуществлено ст. 9 Федерального закона от 3 июня 2006 г. N 73-ФЗ «О введении в действие Водного кодекса Российской Федерации». Данная статья вступила в силу со дня официального опубликования данного.

Рассмотрим теперь, о каких правах на лесные участки идет речь и какие виды сделок при данных правах с лесными участками возможны.

Праву собственности на лесные участки посвящена ст. 8 комментируемого Кодекса. Лесные участки в составе земель лесного фонда находятся в федеральной собственности. Формы собственности на лесные участки в составе земель иных категорий определяются в соответствии с земельным законодательством. Статья 8 ЛК РФ, как видим, не ограничивает, на какие из оставшихся шести категорий земель могут располагаться леса. Статья 23 ЛК РФ устанавливает, что лесничества и лесопарки, как территориальные единицы управления в области использования, охраны, защиты, воспроизводства лесов, могут располагаться также на землях обороны и безопасности, поселений, особо охраняемых природных территорий, на которых расположены леса. Возникает вопрос: на категориях земель, не перечисленных в ст. 23 ЛК РФ, могут ли насаждения приобретать статус леса? Возможно, могут, просто ни лесничеств, ни лесопарков там не образуется. А, например, на землях запаса, землях водного фонда? Четкого ответа на данный вопрос в тексте Кодекса нет. А вопрос весьма важен, поскольку предопределяет возможность нахождения данных участков находиться в частной собственности. Отсылка п. 2 ст. 8 ЛК РФ на земельное законодательство устанавливает, что формы собственности на лесные участки в составе земель лесного фонда определяются в соответствии с земельным законодательством. Таким образом, в первую очередь необходимо ориентироваться по перечню земель, ограниченных в обороте и изъятых из оборота (ст. 27 Земельного кодекса РФ), нахождение которых в частной собственности не допускается. При определении нахождения лесных участков в республиканской и муниципальной собственности помимо ЛК РФ, ЗК РФ необходимо руководствоваться Федеральным законом «О разграничении государственной собственности на землю».

Это интересно:  Порядок сноса самовольных построек 2019 год

Комментируемая статья касается не только права собственности, но и других вещных прав. Вещные права лиц, не являющихся собственниками установлены ст. 216 ГК РФ. Так, вещными правами наряду с правом собственности, в частности, являются: право пожизненного наследуемого владения земельным участков, право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты, право хозяйственного ведения имуществом и право оперативного управления имуществом. Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества. Переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения иных вещных права на это имущество. Из вышеперечисленных прав на лесные участки относятся право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, сервитуты.

Лесной кодекс РФ (ст. 9) предусматривает право постоянного (бессрочного) пользования лесными участками. Режим данного вещного права в соответствии с земельным законодательством сводится к тому, что лица, обладающие лесными участками на таком праве, не вправе будут ими распоряжаться (ст. 20 ЗК РФ). Заметим, что ст. 270 ГК РФ дает право лицу, которому земельный участок предоставлен в постоянное пользование передавать его в аренду или безвозмездное срочное пользование с согласия собственника участка. Но, исходя из смысла ст. 3 Земельного кодекса РФ, приоритет по данному вопросу за нормами Земельного кодекса. Так, в соответствии с п. 3 ст. 3 Земельного кодекса установлено, что имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством, если иное не предусмотрено земельным, лесным, водным законодательством, законодательством о недрах, об охране окружающей среды, специальными федеральными законами.

Лесной кодекс РФ (ст. 9) предусматривает право ограниченного пользования чужими лесными участками (сервитут). Сервитут может быть частным (установлен договором) или публичным (установлен нормативным правовым актом), срочным или постоянным (ст. 23 Земельного кодекса РФ). Сервитут является также обременением права собственности. Сервитуты подлежат государственной регистрации в соответствии с Федеральным законом «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Обременение земельного участка сервитутом не лишает собственника участка прав владения, пользования и распоряжения этим участком. Сделки с подобным правом законом не предусмотрены. Как установлено п. 2 ст. 275 ГК РФ, сервитут не может быть самостоятельным предметом купли-продажи, залога и не может передаваться каким-либо способом лицам, не являющимся собственниками недвижимого имущества, для обеспечения использования которого сервитут установлен.

Статья 9 ЛК РФ предусматривает право аренды лесных участков. Федеральный закон «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» устанавливает, что до истечения срока действия ранее заключенных договоров аренды участков лесного фонда, безвозмездного пользования, а также лесорубочного билета и (или) лесного билета их необходимо привести в соответствие с Лесным кодексом РФ, для чего нужно подать заявление о предоставлении лесного участка в аренду или безвозмездное срочное пользование и заключить соответствующий договор. Арендатор по договору аренды лесного фонда до приведения его в соответствие с Лесным кодексом РФ не вправе: сдавать арендованный им участок лесного фонда в субаренду; передавать свои права и обязанности по договору аренды участка лесного фонда другим лицам (перенаем); отдавать арендные права в залог; вносить арендные права в качестве вклада в уставной капитал хозяйственных обществ или паевого взноса в производственный кооператив. Напомним, что все указанные виды сделок Лесной кодекс РФ 1997 г. запрещал с участками лесного фонда.

Лесной кодекс РФ (ст. 9) предусматривает право безвозмездного срочного пользования лесными участками. Ни ГК РФ, ст. 24 ЗК РФ, не предусматривает возможность лицам, обладающим данным правом, распоряжаться земельными участками.

Несоблюдение письменной формы указанных документов и требования о государственной регистрации может повлечь недействительность сделок. Государственная регистрация аренды недвижимого имущества проводится посредством государственной регистрации договора аренды этого недвижимого имущества в соответствии со ст. 26 Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Кроме указанного Федерального закона, следует отметить приказ Министерства юстиции РФ от 23 января 2002 г. N 18 «Об утверждении Инструкции о порядке государственной регистрации договоров аренды, безвозмездного пользования, концессии участков лесного фонда (леса) и прав на участки лесного фонда (леса)», зарегистрированного в Минюсте России от 30 января 2002 г. за N 3204 с последующими изменениями. Данный приказ был принят в целях реализации норм прежнего ЛК РФ и сегодня нуждается в корректировке. Однако указанные общие требования, напрямую вытекающие из смысла Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», вызвали массу вопросов, которые вполне вероятно могут коснуться и реализации настоящего ЛК РФ*(141).

Как видим, из имеющихся видов прав на лесные участки срочный характер могут носить: право ограниченного пользования чужими лесными участками (сервитут); право аренды лесных участков; право безвозмездного срочного пользования лесными участками. Обязательность государственной регистрации для договоров аренды, субаренды, безвозмездного срочного пользования земельными участками, а соответственно и лесными участками, прав при их сроке менее чем один год, отпадает. Что касается сервитута, таких ограничений законом не предусмотрено.

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом РФ.

Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

В соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» государственная регистрация прав осуществляется по месту нахождения недвижимого имущества в пределах регистрационного округа. Обязательным приложением к документам, необходимым для государственной регистрации прав, являются кадастровый план земельного участка с указанием его кадастрового номера. Кадастровый план земельного участка должен быть удостоверен органом, осуществляющим деятельность по ведению государственного земельного кадастра. Государственный земельный кадастр — это систематизированный свод документированных сведений, получаемых в результате проведения государственного кадастрового учета земельных участков, о местоположении, целевом назначении и правовом положении земель Российской Федерации и сведений о территориальных зонах и наличии расположенных на земельных участках и прочно связанных с этими земельными участками объектов (ст. 1 Федерального закона «О государственном земельном кадастре» от 2 января 2000 г. N 28-ФЗ).

Сведения о наличии редких и находящихся под угрозой исчезновения видов деревьев, кустарников, лиан и иных лесных растений

Наименование участкового лесничества

Номер лесного квартала

Пере- чень выделов

Основание для охраны*

Красная книга РФ, Бурятии

Красная книга РФ, Бурятии

214, 27а, 28а, 29а, 30а, 31а

Красная книга РФ, Бурятии

Спорадически по всей территории

Красная книга РФ, Бурятии

Красная книга Бурятии

  • 24, 25, 34, 38, 77, 98, 138, 139,
  • 152, 159, 160, 161,
  • 170, 40а

Красная книга Бурятии

Красная книга Бурятии

49, 61, 62, 64, 63, 75, 77, 78, 95, 98, 99, 100, 102, 137, 158, 161, 175, 168, 187, 189, 40а, 10а, 14а

Красная книга Бурятии

76, 137, 158, 160, 161, 175, 189, 14а, 15а

Красная книга Бурятии

Красная книга Бурятии

Красная книга Бурятии

Красная книга РФ, Бурятии

Красная книга Бурятии

Красная книга РФ, Бурятии

Сведения об обременениях лесного участка

Прогнозные показатели состояния лесного участка к сроку завершения действия проекта

На территории лесничества «Государственный природный заповедник «Джергинский» ограниченное использование лесов производится в соответствии с режимом особой охраны, установленном Положением о ФГУ «Государственный природный заповедник «Джергинский». Негативные изменения в природных комплексах, связанные с использованием лесов в соответствии с настоящим Проектом, не прогнозируется.

Статья написана по материалам сайтов: zakonometr.ru, uchebnik.online, vuzlit.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector