+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Незаконная постройка возле кладбища 2019 год

«Аргументы недели – Керчь»

Удивительные вещи порой происходят в Керчи: даже знание законов и своих прав не гарантирует жителям города существования в правовом поле. На протяжении нескольких месяцев целое сообщество керчан вынуждено оббивать пороги чиновников в поисках защиты от ушлого гражданина.

Автогаражный кооператив, расположенный в районе центрального кладбища, ищет законные способы защиты от керчанина, который, утверждая, что имеет покровителей в горсовете, нарушает правила и устав кооператива.

По словам председателя гаражного кооператива Алексея БОРИСОВА, местный предприниматель выкупил гараж, расположенный в стратегическом месте у дороги и начал перестраивать строение, захватив прилегающую территорию.

Еще в ноябре прошлого года этот мужчина обратился с просьбой принять его в члены гаражного кооператива «Сигнал – 2», оформить на него гараж. При этом предприниматель, как мог, дал понять председателю: тот имеет дело не с кем попало, а с работником исполкома.

Перестройка гаража навела на подозрения: очень уж здание начало напоминать небольшой магазинчик. Как оказалось, не зря: члены кооператива выяснили, что предприниматель И. зарабатывает на жизнь производством надгробных памятников. Люди подозревают, что выкупленный гараж предприниматель будет использовать не по прямому назначению.

Обвинить такого «бизнесмена» сложно: задумка хорошая, ведь «точка сбыта» находится на территории центрального кладбища. Однако, документы в таких случаях не всегда в порядке, да и соседи негодуют, особенно, если новый бизнес может помешать спокойствию остальных членов гаражного кооператива.

В типовом договоре для всех собственников гаражей, кроме пунктов о чистоте, внесении членских взносов и правил пользования помещением и электроэнергией, есть пункт 4, который требует «использовать гараж по прямому назначению». За это «прямое назначение», гражданин И. благополучно расписался.

Тем не менее, предприниматель продолжал «расширять сферу своего влияния», захватывая прилегающую к гаражу территорию. На упреки остальных владельцев гаражей, гражданин И. утверждал, что лично согласовывал с неким работником исполкома модернизацию своего гаража в офисное и торговое помещение.

Первый бунт поднялся уже в январе 2013. На заседании автогаражного кооператива люди попытались разобраться в ситуации. У них на глазах методично нарушались правила, продиктованные уставом кооператива, и велось незаконное переоборудование гаража.

На этом заседании люди узнали массу интересных подробностей о высоких покровителях предпринимателя. Он открыто похвалялся тем, что все его действия согласованы с народным депутатом Украины и угрожал людям.

«На замечания членов кооператива ответил, чтобы они не наживали себе неприятностей. Заявил, что обратится в архитектуру и другие службы горисполкома, и на все получит разрешение. Если потребуется, обратится к голове Олегу ОСАДЧЕМУ», – говорится в официальной жалобе членов правления кооператива Прокурору Керчи Александру ШИГОНИНУ.

На собрании общественность постановила «запретить владельцу гаража гражданину И., не являющемуся членом кооператива, производить перестройку внутри и снаружи гаража».

Но, как обычно бывает – все замялось, а гараж продолжал совершенствоваться, увеличиваться в размерах и все больше принимать личину торговой точки.

А тем временем, предприниматель готовил ответный удар: уже в феврале председателя кооператива вдруг вызвали в торговый отдел, для дачи пояснений: почему общественность препятствует гражданину И. переоборудовать гараж под офис.

В следующем месяце предприниматель письменно потребовал от председателя кооператива отремонтировать крыши гаражей, прилегающих к его собственному – мол, из-за них периодически его фундамент подвергается подтоплению.

Переоборудование гаража под офис шло полным ходом, и члены правления кооператива пожаловались в отдел по контролю за благоустройством. Но и в управлении ничего противозаконного в деятельности гражданина И. не нашли.

Председатель кооператива попробовал было обратиться с жалобой в транспортный отдел, но там ему заявили, что не могут вмешиваться с дела кооперативов.

Последней инстанцией была прокуратура. Члены правления изложили в письме прокурору Александру ШИГОНИНУ все детали своего противостояния с новым соседом. Письмо отправили 18-го марта. Прокуратура, в свою очередь, перенаправила жалобу мэру Керчи Олегу ОСАДЧЕМУ, который так и не дал ответ керчанам: почему сообщество не может добиться от одного человека выполнения принятых в кооперативе правил.

Возможно, после изучения всех этапов этого конфликта, у читателя возникнет вопрос: а стоило ли огород городить? Возможно, дело-то и выеденного яйца не стоит, а его причина кроется в личном конфликте председателя кооператива с новым владельцем гаража?

Да только вот в чем сложность: согласно Закону Украины «О кооперации», именно председатель кооператива несет ответственность за несанкционированные постройки и строительство на территории кооператива, если не примет соответствующих мер по их устранению.

Получается интересная история: уже несколько месяцев подряд председатель кооператива предпринимает все меры, чтобы помешать незаконной постройке. Он действует в рамках закона и просит о помощи надзорный орган и исполнительную власть. Но вместо того, чтобы встать на сторону человека, который призывает соблюдать закон, чиновники делают вид, что проблемы-то и не существует.

Выходит, не врал предприниматель, который пугал членов гаражного кооператива высокими связями? Выходит, исполнительная власть в Керчи не в состоянии помешать незаконному строительству?

Откуда такая вседозволенность у торговца ритуальными принадлежностями, и кому выгодно допускать чуть ли не выносную торговлю на территории кладбища?

Ведь представиться госслужащим и прикрываться разрешением высокопоставленных лиц может не каждый. И действия чиновников пока это только подтверждают.

Понравилась публикация? Поддержите издание!

*Получай яркий, цветной оригинал газеты в формате PDF на свой электронный адрес

Дело № не определено

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

с. Бессоновка 21 ноября 2011 года

Бессоновский районный суд Пензенской области в составе:

председательствующего судьи Дементьевой В.Б.

при секретаре Михотиной И.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Байрамбекова А.Ф. к Админисрации Сосновского сельского совета о признании противоправными действий по расширению территории кладбища, возврату границ кладбища в прежнее положение и компенсации морального вреда,

В судебном заседании истец Байрамбеков А.Ф. иск поддержал, подтвердил обстоятельства, изложенные в исковом заявлении. Дополнительно суду пояснил, что проживает в доме с 1986 года, квартиру получил в связи с работой в совхозе. Ранее территория кладбища находилась от него на расстоянии 100 метров, захоронения производились с противоположной стороны кладбища по отношению к его дому, похоронные процессии проходили вдалеке от дома. В сентябре 2011 года кладбище расширили, поставили забор, приблизив его к дому. В настоящее время похоронные процессии проходят по дороге, поворот которой на кладбище находится на расстоянии 5-6 м от его дома. В связи с этим он не может отмечать дома праздники, так как неприятно постоянно в окна наблюдать страдания людей, хоронящих своих близких. После расширения кладбища захоронения стали производить со стороны его дома, в окна его дома виден процесс захоронения. Вход на кладбище остался тот же, дорога к кладбищу не изменилась, старой дороги не существует давно. Из-за близости кладбища идет выделение в атмосферный воздух вредных газов, которыми ему и членам его семьи приходится дышать. Чувствуется запах разложения захороненных тел. Морально тяжело слышать звуковое сопровождение похорон в виде плача, причитаний. От этого он получает стресс, что влияет на здоровье. Забор расширенной территории кладбища расположен в 40 метрах от дороги, далее дорога насыпная высотой около 2 метров, а затем начинается территория его дома. Он имеет огород, где выращивает овощи. Из-за ежегодного затопления весной в огород поступает вода с кладбища, идет прямо через дорогу с полей мимо кладбища. Неприятно употреблять в пищу выращенную на таком огороде продукцию. Двор квартиры не огорожен забором, ставить его не желает, так как, выходя за него, все равно будет видно кладбище. Дополнительно пояснил, что похоронные процессии по дороге к кладбищу идут мимо него уже несколько лет, это не связано с расширением кладбища. Но после расширения процессии стали останавливаться на повороте дороги возле его дома, оставлять там транспорт, заезжая, в том числе, и к дому.

Представитель истца по доверенности Байрамбеков Р.А. — сын истца, — иск поддержал, подтвердил обстоятельства, изложенные в исковом заявлении и пояснения истца в суде. Дополнительно суду пояснил, что старая дорога на кладбище не функционирует давно. Похоронные процессии на кладбище проходят по существующей дороге, проходящей по ул. Поворот дороги на кладбище расположен вблизи дома истца. Дорога насыпная высотой 2м, под дорогой проходят трубы для сбора и стока воды. Весной вода с полей собирается к дороге в сторону их дома, начинается ее непонятное движение. В эту воду попадает и вода с кладбища. Вода идет через дорогу и их огород. После расширения кладбища захоронения стали производиться со стороны их дома. Поставили забор из сетки — рабицы, посадили вдоль нее елочки, но когда они еще вырастут и закроют вид похорон. Весь процесс происходит на глазах истца, в связи с чем у него отсутствует всякая личная жизнь и возможность отмечать праздники. Истцу расширением кладбища причиняются моральные страдания. Это связано с близостью к дому захоронения, со стойким запахом возле кладбища, протеканием через свежие захоронения грунтовых вод и попаданием их на огород истца. Есть выращенные на таком огороде овощи аморально. Дом стоит в низине, поэтому паводковые воды, проходящие через коллектор, застаиваются на огороде истца. Нарушение прав истца вызвано нарушением ответчиком санитарных и строительных норм при расширении кладбища и приближением его территории к дому истца. При расширении не учли нормативы, указанные в иске, а также то, что территория кладбища имеет уклон в сторону дома истца, что способствует стеканию грунтовых вод на огород, не учли также уровень стояния грунтовых вод. На уточняющие вопросы представителя ответчика также пояснил, что ранее действительно скотина истца паслась возле кладбища, когда там были только старые захоронения. Сейчас новые захоронения. После расширения кладбища осуществлено уже 3 или 4 захоронения. В суде также стало известно об отсутствии у ответчика полного пакета разрешительной документации на расширение кладбища, нет постановления Администрации района о предоставлении земли и ее межевания. Дополнительно пояснил, что в 500 метрах от кладбища расположена скважина для подачи питьевой воды в водопровод, эта вода также может загрязняться водами, текущими с кладбища. Дополнительно на уточняющие вопросы участников процесса пояснил, что Администрация, расширив кладбище, не позаботилась о дороге. Транспорт из похоронных процессий оставляется возле дома, что затрудняет выезд на машине от дома на дорогу, особенно, когда идет процессия по дороге. Конечно, кладбище старое, с этим уже свыклись. Но после расширения его все приблизилось к дому. С окон дома видно все захоронения. Пока вырастут посаженные вдоль забора елочки, вся территория расширения кладбища будет заполнена захоронениями. Истцу на его обращение в Администрацию с просьбой разъяснить наличие у них права на расширение кладбища, ничего не ответили, никаких документов не представили. Как это нарушает право истца на здоровую обстановку, пояснить не мог. Доказательств опровержения заключений специалистов не имеет, однако, с ними не согласен. Запах от кладбища был и ранее, но с новыми захоронениями он, по его мнению, в течение полутора лет усилится. Уровень стояния грунтовых вод имел место и ранее, но на кладбище были старые захоронения.

Представитель ответчика Мамлиев З.Н. иск не признал, подтвердил пояснения представителя Борясова. Суду пояснил, что расширение старого кладбища было вынужденным мероприятием, так как в совете нет земли под обустройство нового кладбища. Ее необходимо переводить из лесного фонда. Кладбищу несколько веков, это единственное место захоронения в с. . Дорога к кладбищу всегда проходила там, где сейчас, другой не было. Получая жилье в бывшем бригадном доме совхоза, истец видел близость расположения кладбища и мог отказаться от этого жилья. Территорию кладбища помимо установленного законом расстояния отделяет насыпная дорога высотой 2 метра. В настоящее время в зоне расширения произведено пять захоронений по краю старого кладбища, до них от дома истца около 100 метров, поэтому почувствовать усиление запаха из-за новых захоронений он никак не мог. Весной дом истца находится в зоне затопления паводковыми водами, текущими с полей. Это с другой стороны, а не с кладбища. С территории кладбища вода в сторону его дома не идет вообще, уходит в другую сторону уклона. Грунтовые воды на территории совета залегают на глубине 22 метра. Ежемесячно Роспотребнадзор проверяет качество и чистоту питьевой воды. Все скважины для подачи воды в водопровод расположены на санитарном расстоянии от кладбища. Ранее истец постоянно привязывал к забору старого кладбища свой скот для пастьбы, за что ему делались предупреждения. Кормление скота травой с кладбища он не считал аморальным. Что касается запаха, то с кладбища никакого запаха нет и быть не может. Куриный гнилостный запах на этой стороне села идет от Васильевской птицефабрики, когда ветер дует в сторону села. Похоронные процессии в селе обычно небольшие, задействованы если 2-3 машины, место для их стоянки имеется по противоположной от дома стороне дороги, но в основном машины проезжают сразу на территорию кладбища. С момента возведения забора расширенной территории кладбища — 3 месяца было только 5 похорон в селе. Большие похороны с большим количеством транспорта бывают очень редко — один раз в 2-3 года, когда хоронят особо заслуженных людей. Прежде чем произвести расширение кладбища, возможность этого была согласована со всеми заинтересованными службами района, а затем утверждено правительством области. В настоящее время заказано межевание земельного участка, затем будет готовиться постановление о предоставлении земли. Межевание зависело от выделения денежных средств на данное мероприятие. При установке забора соблюдены все расстояния, до дома истца более 50 метров, такие рекомендации были от специалистов санитарно-эпидемиологического контроля. Администрацией не совершено никаких противозаконных действий и не причинено никакого вреда установкой забора и расширением территории кладбища. Организацией похоронных процессий Администрация не занимается. поэтому за доставляемое ими беспокойства истцу ответственности нести не должна. Похороны осуществляются в соответствии с православными обычаями, православные составляют 90 % населения с. Сосновки. Расширив кладбище, Администрация имеет возможность в течение 6-8 лет согласовывать вопрос перевода земель лесного фонда в земли поселений для оборудования новых кладбищ.

Это интересно:  Вычет метров из жилищной субсидии для военнослужащих 2019 год

Представители третьего лица — Администрации Бессоновского района по доверенности Павлов П.С. и Слепов Д.Т. с иском не согласились Представитель Слепов Д.Т. суду пояснил, что все земли поселений на территории района являются муниципальными, распоряжение ими с 2006 года осуществляет Администрация района. При подготовке генерального плана в него было включено расширение кладбища в с. . Согласован предварительно вопрос о предоставлении земли, принято постановление о предварительном согласовании места расположения, произведен выбор земельного участка, о чем составлен акт выбора. Акт выбора это форма согласования размещения объекта со всеми службами. Он не был бы утвержден главой Администрации района, если бы Роспотребнадзор, градостроительная, либо иные службы не дали на это разрешение и заключение о возможности такого размещения с учетом существующих нормативов. Подписание акта всеми службами свидетельствует о соблюдении норм и правил. Иск является необоснованным. Отсутствие постановления о предоставлении земельного участка в конкретных границах ничем не нарушает прав истца, а также других лиц. Имеется предварительное согласование места размещения объекта и утвержденная схема размещения территории расширения кладбища. Установлением забора по границе расширения кладбища никакого морального вреда и нравственных страданий причинить истцу не могут. Сама близость кладбища может доставлять определенные неудобства во время захоронений, но, заселяясь в дом, истец знал о близости кладбища. Расширение территории кладбища не повлекло какого-либо изменения направления движения грунтовых и паводковых вод.

Свидетель Л.А. суду показала, что проживает в одном доме с истцом, в соседнейк. XXX года. Окна ее квартиры выходят в сторону дороги и кладбища. Квартира истца с противоположной стороны, окна истца выходят в обратную от кладбища сторону. Ранее кладбище находилось в старой границе, обозначенной земляным валов и кустами акации, за которыми не было видно могил. Похоронные процессии проходят к кладбищу по дороге, поворачивают к кладбищу рядом с ее квартирой. Дорога насыпная высотой около двух метров. Единственным беспокойством являются случаи похорон с большим количеством людей. Процессия останавливается возле их дома на повороте, транспорт для разворота в обратную сторону съезжает прямо к ее квартире, так как двор у нее не огорожен, имеется только палисад перед домом. Транспортом неоднократно давили ее кур. Также ей не нравится, что многие копальщики могил приходят к ней за лопатами и другим инвентарем, как в близлежащий дом. При захоронении тел, не выдерживается глубина могилы до двух метров, могилы копают на полтора метра. В связи с этим весной чувствуется запах с кладбищ, весенние могилы фосфорицируют, так как захоронения производятся в воду. Думает, что выжимная вода из-под могил заходит по весне в их огород, из-за весенних затоплений у нее дома отсутствует погреб. На протяжении всего времени проживания в доме чувствует себя неуютно из-за близости кладбища и вида на могилы. По данному вопросу никогда никуда не обращалась. Поскольку территория кладбища приблизилась к дому, она намерена произвести ограждение своего двора, для этого за помощью обратиться в сельскую администрацию.

Свидетель З.В. суду показала, что является председателем совета ветеранов, проживает в с. 20 лет, состоит в церковной общине, постоянно бывает на кладбище. Население неоднократно поднимало вопрос о расширении кладбища. Только в этом году его включили в генеральный план и утвердили. Генеральный план развития села обсуждали с народом в клубе в апреле 2011 года. Все были только рады расширению территории кладбища, никто против расширения кладбища не возражал. О проведении слушаний по генплану висели объявления на магазинах, также передавалось сообщение об этом по народу. Точное время проведения схода граждан не помнит, может, в первой, может, во второй половине дня.

Свидетель Т.И. суду показала, что присутствовала на слушаниях по вопросу утверждения генплана, включении в него расширения территории кладбища. Это было в апреле 2011 года. Людям объяснили, что расширить кладбище можно только в одну сторону, никто против этого не возражал. Народу в клубе было много. Объявления о слушаниях висели в видных местах — на магазинах, на досках объявлений. Время проведения слушаний не помнит, было днем, кажется, не в первой половине дня.

Свидетель Е.Н. суду показала, что с 1976 года проживает в с . В это время кладбище уже существовало, постепенно расширялось. Жилых домов рядом с кладбищем не было. Дом, в котором проживает истец, являлся совхозным бригадным домом. Зная о близости кладбища, истец согласился в нем поселиться. С 1978 года, когда погиб ее муж, она постоянно бывает на кладбище. Там хороший подъезд к кладбищу, имеется место для остановки и разворота машин. Ежегодно дорогу к кладбищу отсыпают, за счет этого дорогой пользуется и истец для подъезда к своему дому. Похоронные процессии проходят по всей улице , а не только мимо дома истца. В связи с настоящим делом проводился повторный сход граждан для обсуждения вопроса расширения кладбища. Байрамбековы были официально приглашены для обсуждения этого вопроса, для высказывания своего мнения и причин, по которым их не устраивает расширение территории кладбища. Однако, ни истец, ни члены его семьи в клуб не пришли, не захотели общаться с односельчанами. На кладбище нет никакого запах от могил. В случаях, когда она присутствовала на похоронах, могилы всегда копались глубокими, никакой воды в них не было. Возможно весной во время половодья, вода и затекает в некоторые могилы, но весной вода стоит и в огородах людей. Транспорт во время похорон проезжает мимо дома истца по дороге и останавливается возле кладбища. Зная химию, может сказать, что с глубины 70 см, при условии захоронения тел умерших в гробах, никакого фосфора и запаха трупного разложения идти не может.

Из пояснений специалиста в области градостроительства — главного архитектора Администрации Бессоновского района А.А. следует, что генеральный план сельского поселения является основным документом по освоению запланированной территории. Его утверждение может иметь место только в случае подтверждения всеми службами соблюдения норм и правил строительства. Администрация Сосновского сельского совета помимо согласования проекта застройки территории провела предварительное согласование выбора земельного участка. Ссылка истца на нарушение требований Свода правил «Градостроительство» несостоятельна, данный документ утратил силу в связи с принятием закона «О техническом регулировании», после чего были утверждены региональные нормативы строительства. По существующим нормам расстояние от жилых домов до территории кладбища не должно быть менее 50 метров. Данное расстояние при установлении забора расширенной территории кладбища ответчиком было соблюдено. Прежде чем подписать акт выбора земельного участка, всеми службами проведены соответствующие исследования, проверено соблюдение прав граждан. В части стояния грунтовых вод проведено геологическое исследование. До решения вопроса о расширении кладбища в течение года пытались найти землю под новое кладбище, однако, не смогли ввести в черту земель поселений участок для этого. Вокруг расположены земли лесного фонда, Перевод этих земель в земли поселений требует согласования с 27 федеральными структурами. Акт выбора земельного участка является разрешением для расширения кладбища. Вид на кладбище со стороны села со временем закроется зеленой зоной. Расширением кладбища истцу не могло быть причинено никаких страданий, поскольку были соблюдены все правила. Согласно замерам БТИ и их топографической съемки от забора расширенной территории кладбища до дома истца 65 метров. Администрацией сельского совета при установке ограждения расширенной территории кладбища не нарушено постановление Администрации района о предварительном согласовании размещения объекта с ориентиром в 150 м западнее дома истца. Глубина захоронения не относится к градостроительным нормам, регулируется правилами содержания кладбищ.

Из пояснений специалиста — председателя комитета по управлению муниципальным имуществом Администрации Бессоновского района Г.А. следует, что на основании постановления Администрации района было предварительно определено место для расширения кладбища в с ориентиром, схематично обозначена зона кладбища. Утвержденный главой Администрации района генплан является документом, разрешающим расширение кладбища уже по его фактическому месту. Отсутствие решения о предоставлении земельного участка под расширение кладбища и межевание данного участка связано с большими затратами из бюджета и ничем не нарушает прав истца.

Выслушав стороны, свидетелей, разъяснения специалистов, исследовав письменные доказательства и оценив все в совокупности, суд приходит к следующему:

Статья 46 (часть 1, 2) Конституции Российской Федерации гарантирует каждому судебную защиту его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

В соответствие со ст. 254 ч. 1 ГПК РФ, гражданин вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.

К решениям, действиям (бездействию) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, оспариваемых в порядке гражданского судопроизводства, относятся коллегиальные, единоличные решения и действия (бездействие), в результате которых нарушены права и свободы гражданина, созданы препятствия к осуществлению гражданином его прав и свобод.

В судебном заседании с достоверностью установлено, что в 2011 году ответчиком проводилась работа по оформлению документов, разрешающих расширение сельского кладбища: получено постановление Администрации района о предварительном согласовании места размещения территории расширения кладбища (л.д. . ), произведен выбор земельного участка под расширение. Вопрос размещения территории расширения кладбища согласован с заинтересованными службами, в том числе со службой «Роспотребнадзора», осуществляющей надзор в области соблюдения санитарно — эпидемиологических нормативов и правил (л.д. . ). Проведены предварительные слушания по проекту генерального плана Сосновского сельского совета, куда включено и расширение кладбища (л.д. . ). Проект генерального плана согласован с главой района (л.д. ), утвержден (л.д. . ). Во исполнение указанного плана Администрацией Сосновского сельского совета в сентябре 2011 года были произведены работы по расширению кладбища, установлен забор, огораживающий зону расширения.

Это интересно:  Гражданский кодекс обременение 2019 год

Истцом обжалуются действия Администрации Сосновского сельского совета по расширению сельского кладбища в , выразившиеся в установке забора по границе зоны расширения и приближении территории кладбища, с учетом его расширения, к его жилому дому, со ссылкой на нарушение его права на благоприятные условия жизнедеятельности. Им соблюден срок обжалования действий, дело подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции.

Согласно ст. 258 ч. 4 ГПК РФ, суд отказывает в удовлетворении заявления, если установит, что оспариваемое решение или действие принято либо совершено в соответствии с законом в пределах полномочий органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего и права либо свободы гражданина не были нарушены.

В соответствии со ст. 14 ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления» от 6 октября 2003 года № 131-ФЗ к вопросам местного значения относятся, в том числе, утверждение генеральных планов поселения, правил землепользования и застройки, утверждение подготовленной на основе генеральных планов поселения документации по планировке территории, организация ритуальных услуг и содержание мест захоронения. Аналогичные полномочия Администрации Сосновского сельского совета содержатся и в ст.4 Устава Сосновского сельского совета. В связи с этим действия ответчика по расширению сельского кладбища осуществлялась в пределах его компетенции.

Согласно ст. 3 ФЗ «Об охране окружающей среды» одним из основных принципов деятельности органов местного самоуправления является соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду.

В соответствии со ст. 16 ФЗ РФ «О погребении и похоронном деле» выбор земельного участка для размещения места погребения осуществляется в соответствии с правилами застройки поселения, с учетом гидрогеологических характеристик, особенностей рельефа местности, а также в соответствии с санитарными правилами и нормами. Предоставление земельного участка для размещения места погребения осуществляется органами местного самоуправления в соответствии с земельным законодательством, а также в соответствии с проектной документацией, утвержденной в установленном законом порядке.

В судебном заседании с достоверностью установлено, что выбор земельного участка под территорию расширения сельского кладбища ответчиком был произведен на основе полной оценки санитарно — эпидемиологической обстановки, геологических и гидрогеологических данных, о чем свидетельствуют согласования со службами, осуществляющими надзор в области гидрогеологии, геологии и санитарии, их разрешительные подписи в акте выбора земельного участка. Подготовлен и утвержден пакет проектной документации по расширению кладбища в рамках генерального плана развития и застройки территории поселения.

Суд не принимает данную позицию истца по следующим основаниям: согласно п. 1.1 Свода правил данный документ включает в себя основные требования к планировке, застройке и реконструкции поселений. Конкретизацию этих требований необходимо осуществлять при разработке региональных и местных нормативов градостроительного проектирования.

Аналогичные нормы содержатся в ФЗ «О техническом регулировании».

По смыслу ст. 46 указанного закона, регулирующего переходные положения, установленные ранее нормативными правовыми актами РФ и нормативными документами федеральных органов исполнительной власти РФ, требования к процессам проектирования, соответствующие целям охраны окружающей среды, подлежат применению до вступления в силу соответствующих технических регламентов.

Постановлением Правительства Пензенской области № 525 пП от 08.08.2011. утверждены региональные нормативы градостроительного проектирования Пензенской области. Учитывая, что расширение сельского кладбища в имело место в сентябре 2011 года, Суд считает необходимым применять именно эти нормативы.

Согласно п.п. 5 п. 10.2 «зона размещения кладбищ и крематориев» указанных нормативов сельское кладбище с погребением путем предания тела умершего земле размещается на расстоянии 50 метров от жилых зданий.

О необходимости соблюдения именно этого расстояния даны разъяснения привлеченными к участию в деле специалистами в области градостроительства, санитарии и гигиены, гидрогеологии.

В судебном заседании с достоверностью установлено, что ближайшая к дому истца граница территории расширения кладбища проходит на расстоянии 65,5 метров, что подтверждается топографическим планом и пояснением к нему на л.д. . не опровергается и самим истцом.

При таких обстоятельствах у суда нет оснований для вывода о нарушении гигиенических требований при расширении кладбища, поскольку данные нормативы приняты в целях исключения вредного воздействия объектов на окружающую среду.

Помимо нарушения санитарного расстояния истец ссылается на следующие обстоятельства: при расширении кладбища не были учтены такие факторы, как уклон местности, уровень грунтовых вод, влекущий повышенную влажность почвы, затопление участка при паводках.

Рассматривая заявление истца в этой части, суд исходит из следующего:

В соответствии с п.п. 3 п. 10.2 вышеуказанных нормативов участок, отводимый под кладбище, должен отвечать следующим требованиям: иметь уклон в сторону, противоположную населенному пункту, не затопляться при паводках, иметь уровень стояния грунтовых вод не менее, чем в 2,5 метра от поверхности земли.

Судом не установлено фактов нарушения ответчиком указанных нормативов.

Из разъяснений специалиста гидрогеолога Т.Г. со ссылкой на топографический план (л.д. . ) следует, что территория расширения кладбища в , как и старого кладбища, не имеет уклона в сторону дома истца. Из сведений топографического плана усматривается, что дом истца по отношению к территории кладбища расположен на более высоком месте. Кроме того, территорию расширения кладбища и дом истца разделяет насыпная дорога высотой 2 м, расположенная также выше уровня кладбища. Если наивысшая точка территории кладбища напротив дома истца соответствует величине 166,47, то дом истца расположен на высоте с величиной 167,12. Кроме того, из пояснений представителей ответчика установлено, что кладбище по факту имеет уклон в сторону, противоположную дому истца, в связи с чем по ту сторону кладбища расположена заболоченная территория, которая препятствовала расширению кладбища в другую сторону. Факт наличия заболоченной территории с противоположной от дома истца стороны не отрицалось ни истцом, ни его представителем. Подтвержден специалистом Т.Г., занимающейся мониторингом состояния недр.

Из разъяснений специалиста Шульгиной также следует, что уровень стояния грунтовых вод на территории Сосновского сельского совета вообще, и на месте расположения кладбища в частности, составляет от 22 до 26 метров от поверхности земли. У суда нет оснований сомневаться в сведениях, представленных специалистом гидрогеологом, занимающимся исследованием недр на территории Бессоновского района. Из ее же пояснений следует, что в процессе подготовки материалов для утверждения плана развития Сосновского сельского совета с включением в него плана расширения территории кладбища специалистами службы гидрогеологии производилась проверка уровня стояния грунтовых вод непосредственно в зоне расширения кладбища. Для этого был вырыт котлован глубиной 2,8 м, воды на данной глубине не оказалось.

Суд признает несостоятельными и доводы истца и его представителя о ежегодном затоплении территории кладбища паводковыми водами.

Согласно разъяснению специалиста — гидрогеолога Т.Г. к паводковым водам относятся воды, образующиеся в результате разлива рек, других открытых водоемов. Как установлено судом вблизи и непосредственно на ее территории сельского кладбища таких водоемов не имеется.

Из пояснений ответчика, его представителя и свидетеля Л.А. следует, что каждую весну происходит затопление, не территории кладбища, а участка, на котором расположен дом истца. Из пояснений специалиста следует, что это происходит за счет талых, а не паводковых вод, которые стекают с полей, минуя территорию кладбища.

Судом не установлено наличия оснований, запрещавших бы ответчику расширение территории кладбища в сторону дома истца.

При проверке указанных обстоятельств Судом установлено, что ближайшая к территории расширения кладбища скважина, являющаяся источником централизованного водоснабжения питьевой водой населения , и истца в частности, расположена возле школы на расстоянии 500 метров. Данное расстояние судом взято за основу, ни одной из сторон по делу оно не оспаривалось. Из разъяснений специалиста гидрогеолога Т.Г. и специалиста в области санитарии и эпидемиологии эксперта Д.Е. следует, что по отношению к кладбищу этот источник водоснабжения с учетов существующих и подлежащих применению нормативов и правил расположен за третьим санитарно — охранным поясом.

Учитывая вышеизложенное, а также исходя из того, что утверждение градостроительных, санитарных норм и правил, подлежащих применению при градостроительстве, направлено прежде всего на охрану окружающей среды и здоровья населения, Суд считает, что их соблюдение исключает вредное воздействие на человека. В связи с этим суд приходит к выводу о том, что действия администрации по расширению кладбищ, совершенные с соблюдением установленных нормативов, не повлекли нарушения каких-либо прав истца, в том числе право на благоприятные условия жизнедеятельности.

Давая оценку пояснениям истца и его представителя о том, что ответчиком была нарушена процедура оформления разрешительной документации на расширение кладбища, а именно — не проводились предварительные слушания по данному вопросу, расширение территории кладбища произведено до принятия постановления Администрацией района о предоставлении земельного участка, суд признает их несостоятельными.

Согласно положениям ст. 46 Градостроительного кодекса РФ в целях соблюдения права человека на благоприятные условия жизнедеятельности, прав и законных интересов правообладателей земельных участков и объектов капитального строительства публичные слушания по проекту планировки территории и проекту межевания территории проводятся с участием граждан, проживающих на территории, применительно к которой осуществляется подготовка проекта ее планировки и проекта ее межевания.

Суду представлен протокол о проведении публичных слушаний в по вопросу утверждения проекта генерального плана территории сельского совета от 04.04.2011. (л.д. . ), а также выкопировка генерального плана (л.д. . с отражением в нем зоны расширения кладбища. У суда нет оснований не доверять данному обстоятельству. Факт обсуждения с населением проекта генерального плана и расширения кладбища подтвердили в суде свидетели З.В. и Т.И. То обстоятельство, что свидетели не могли назвать точное время проведения слушаний из-за длительности прошедшего после этого времени суд не расценивает как основание для недоверия показаниям данных свидетелей.

Кроме того, Суд считает, что проведение работ по расширению кладбища до издания постановления о предоставлении земельного участка при наличии постановления о предварительном согласовании места размещения объекта и утвержденной схемы расположения территории расширения кладбища не является существенным несоблюдением установленного порядка, не нарушает и не ущемляет прав истца. При этом суд учитывает, что расширение кладбища являлось вынужденной мерой ввиду отсутствия другого места захоронения в данном населенном пункте, а также отсутствия возможности за незначительный период времени оборудовать новое кладбище. Как следует из разъяснений специалиста в области градостроительства — главного архитектора района А.А., размещение нового кладбища требует нескольких лет согласования перевода земли под кладбище из земель лесного фонда, расположенных вблизи , в земли поселений.

Судом проверены и признаны несостоятельными доводы истца о том, что в результате расширения кладбища ему придется питаться продукцией со своего огорода, которая будет подвержена вредным воздействиям в связи с поступлением на огород воды с кладбища, а также постоянно ощущать запах от разложения в земле останков тел умерших, дышать воздухом с выделенными туда газами. Данные доводы не нашли своего подтверждения в процессе судебного разбирательства. Из-за уклона в противоположную сторону вода с кладбища на территорию дома истца поступать не может. Из разъяснений представителя Роспотребнадзора — эксперта в области санитарии и эпидемиологии следует, что в воздух на территории кладбища могут выделяться только пары формальдегида, которые быстро испаряются и не причиняют вреда. Что касается запаха от разлагающихся останков тел, то данный фактор зависит от правильности захоронения тел умерших и соблюдения глубины захоронения, предусмотренной правилами содержания кладбищ. В зависимости от действий ответчика по расширению кладбища это не состоит.

Рассматривая требования истца о компенсации морального вреда суд исходит из следующего:

В соответствии со тс 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Это интересно:  Земля под обременением 2019 год

Из пояснений истца и его представителя следует, что из-за близости кладбища к дому он постоянно испытывает нравственные страдания, так как поворот дороги на кладбище, по которой проходят похоронные процессии, находится на расстоянии 5-6 м от его дома. В связи с этим он не может отмечать дома праздники, так как неприятно постоянно в окна наблюдать страдания людей, хоронящих своих близких. В окна его дома виден процесс захоронения. Морально тяжело слышать звуковое сопровождение похорон в виде плача, причитаний. От этого он получает стресс, что влияет на здоровье. Кроме того, постоянное беспокойство доставляют транспортные средства, сопровождающие похоронные процессии, которые останавливаются возле дома, затрудняя выезд его транспорта на дорогу.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в обоснование своей позиции по делу.

Истцом не представлено суду достоверных доказательств причинения ему страданий действиями ответчика по расширению территории кладбища.

В судебном заседании с достоверностью установлено и не отрицалось истцом, что при расширении территории кладбища вход туда не изменился. Дорога, по которой осуществляется вход на кладбище похоронных процессий, существует на протяжении длительного времени, с расширением кладбища не изменилось место ее нахождения. Из показаний свидетеля Е.Н. установлено, что она проживает в с 1976 года, и все это время существует дорога на кладбище. В связи с этим суд приходит к выводу о том, что все переживания и беспокойства истца, связаны не с действиями ответчика по расширению территории кладбища, а с близостью к дому дороги, по которой проходят к кладбищу похоронные процессии.

Доводы истца о том, что ему постоянно приходится наблюдать в окна своего дома процесс захоронения, сопровождающийся плачем близких умершим людей, опровергнуты свидетелем Л.А. Данный свидетель показал, что она проживает в одном доме с истцом, в соседней квартире двухквартирного дома. На сторону кладбища выходят окна ее квартиры, а не истца. Окна квартиры истца выходят в противоположную от кладбища сторону. Из ее же показаний следует, что подъезду транспорта похоронных процессий для разворота к их дому — ее квартире способствует отсутствие ограждения дворовой территории.

При таких обстоятельствах суд не находит оснований для удовлетворения требований истца о признании противоправными действий ответчика по расширению территории кладбища, возврату границ кладбища в прежнее положение и компенсации морального вреда.

В удовлетворении иска Байрамбекова А.Ф. к Администрации Сосновского сельского совета о признании противоправными действий по расширению территории кладбища, возврату границ кладбища в прежнее положение и компенсации морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в Пензенский областной суд через Бессоновский районный суд в течение 10 суток с момента его принятия в окончательной форме.

Мотивированное решение изготовлено 28 ноября 2011 года.

Почему так непросто решить проблему незаконных захоронений на сельских кладбищах?

Деревня Талька. В центре ее — небольшое кладбище, ставшее предметом разбирательств между местным жителем и властями. Проблема в том, что на закрытом уже 13 лет погосте до сих пор появляются свежие могилы. Такое положение дел не устраивает Анатолия Исатова, чей участок граничит с погостом. Разве это дело, когда во дворе твоего дома рыдают родные и близкие усопшего, возмущается пенсионер. Да и незаконно это.

Обходим кладбище по периметру. С трудом пробираюсь между могилами. Мешает не столько снег, сколько слишком близко расположенные ограды. Не представляю, как даже вынести мусор. Впрочем, это не смущает нарушителей закона. Так же, как и табличка на входе. Она предупреждает: кладбище закрыто. А в случае самовольного захоронения сельский исполком будет обращаться в суд и РОВД для привлечения виновных и производства перезахоронения. Судя по свежим захоронениям, никто к ответственности так и не привлекался.

Соседство с кладбищем для семьи Анатолия Ивановича — вынужденное. В его доме проживает уже четвертое поколение. Переезжать в другое место не хотят. Да и почему они должны бросать родительский дом, справедливо возмущается семья.

— Мы ведь немного просим. Только соблюдения законов, — непреклонен Анатолий Иванович. — Раз кладбище закрыто, пусть таковым и остается. От несанкционированных захоронений нас спасут кардинальные меры — демонтаж новых оград и временных разметок под захоронение, перезахоронение. Не по-человечески? А по-человечески хоронить людей там, где нельзя? Кто из нарушителей думает о моих внуках, которые вынуждены дышать непонятно чем? Летом невозможно открыть окно из-за «ароматов», витающих в воздухе.

Еще одна серьезная претензия — качество воды в колодце. Ответ местных эпидемиологов, в котором говорится о соответствии ее гигиеническим нормам, людей не устраивает.

— Нам говорят, что мы сами должны чистить, промывать и дезинфицировать колодец, — возмущается мужчина. — Мы и так это делаем. Только надолго этих мероприятий не хватает. От крайних могил до колодца всего полсотни метров…

Вопросов много. За ответами отправляюсь в Блужский сельисполком. Председатель Владимир Дубина подтверждает: кладбище в деревне Талька закрыто в 2004 году, о чем все жители деревни уведомлены. Закон «О погребении и похоронном деле» гласит: места погребения могут быть закрыты для проведения захоронений по решению местных Советов депутатов базового территориального уровня с учетом интересов местных жителей. По Правилам содержания и благоустройства мест погребения (это постановление Министерства ЖКХ) подзахоронение в существующую могилу возможно спустя 20 лет после первого захоронения или при наличии свободного места размером не менее 1 метра по ширине.

Сейчас на Тальковском кладбище можно дозахоранивать на свободные земельные участки, включенные в ограждения могил, или подзахоранивать урны с прахом. На кладбище в пределах возведенных ранее оград имеется 108 мест, пригодных для захоронения на свободных участках родственников. Но хоронят-то не на них.

— Разрешение на захоронение чужим мы не выдаем. Да они к нам и не обращаются. Отследить такие случаи очень сложно — в штатном расписании сельисполкома не предусмотрена единица смотрителя за кладбищем, — разводит руками Владимир Дубина.

Хоронить сейчас можно на ныне действующих кладбищах сельсовета. Два из них находятся от Тальки в трех километрах, одно — в пяти. Но и это расстояние, судя по всему, кажется для некоторых непреодолимым.

Как решить проблему, сказать сложно. Вроде и законных способов хватает. Фамилии тех, кто имеет право на подзахоронение, собраны в информационной базе. Можно позвонить в сельисполком и уточнить, есть ли твоя в базе. Есть — значит, будет разрешение. Нет — извольте. Это в идеале. На деле этот способ работает только с теми, кто и так соблюдает закон. Те, кто его обходит, привозят на погост покойника без спроса.

— Предлагаем людям самим сообщать нам о подобных фактах. Указывать регистрационные номера машин либо фамилии нарушителей. Это поможет принять законодательно обоснованные решения, — уточняет председатель сельисполкома.

Но разве это выход из ситуации? Да, люди, заметив нарушение, сообщат в органы местной власти, вызовут милицию. Только пока все службы доберутся до места правонарушения, само действо закончится. И что делать?

— Такие самостоятельные захоронения для нас настоящая беда, — подтверждает председатель Пуховичского районного Совета депутатов Владимир Римашевский. — И чем ближе сельсовет к Минску, тем проблема острее.

Так, кладбища Руденского и Пережирского сельсоветов очень привлекательны для минчан. За землю платить не нужно. При этом многие не только проводят в последний путь, но и занимают места на погосте для будущих поколений. Алгоритм таков: приехал, захватил землю, огородил ее, и все — считай, местами всю семью обеспечил. Некоторые особенно прыткие облагораживают участок и высаживают по периметру ограды деревья и кустарники. В местный бюджет от этих действий ни копейки не идет. Так, может, стоит продавать землю под захоронение?

— Закон нам это позволяет, — объясняет Владимир Римашевский. — Но как это повлияет на тех, кто везет покойников незаконно? Они будут делать все то же самое исподтишка. Платить придется законопослушным местным жителям.

Если говорить о смотрителях кладбища, то их нет и не будет — этой должности нет в штатном расписании исполкомов. Председатель Совета депутатов уверен: содержание кладбищ нужно передавать специализированным организациям. И объяснил почему. В прошлом году ураган повалил много деревьев. Для уборки поврежденных и аварийных стволов нужна техника и альпинисты. Все приходится заказывать в спецорганизациях, выделяя средства из скудного бюджета. Те же коммунальные службы в состоянии справиться с обслуживанием кладбищ самостоятельно, без посредников. Но это пожелания. Пока из 111 кладбищ по всему району только 4 на балансе ЖКХ.

Ситуацию в Тальке надеются решить в пользу местных жителей. Сейчас подыскивается участок для нового кладбища. Хочется верить, что и на старом все же окончательно повесят замок. Иначе в чем смысл принятия официальных решений местных органов власти? Или мы так и будем жить по принципу «кто наглее и сильнее, тому и достанется больше». Пусть даже и себе земли на кладбище.

О незаконном строительстве кладбища вблизи жилых домов и водозаборной башни

Руководителю фракции ЛДПР Жириновскому Владимиру Вольфовичу
от участников инициативной

группы жителей посёлка Дачный г. Димитровграда Ульяновской области Уважаемый Владимир Вольфович! Обращаются к Вам жители посёлка Дачный, г. Димитровграда, Ульяновской области с криком о помощи.

Численность нашего посёлка больше 1 тысячи человек, среди которых много молодых семей с детьми. На территории нашего посёлка имеются школа, детский сад, магазины, библиотека, медпункт, почта. В том числе рядом с посёлком на расстоянии 250 метров от жилых домов (норма не менее 500 метров) находится действующее кладбище, общей площадью 35, 6 га. Открылось оно 35 лет назад.

В начале лета 2017 года из местных СМИ нам стало известно, что Администрация города Димитровграда планирует открыть новое кладбище на 28 га в сторону жилых домов, в 100 метрах от действующего. Общая площадь двух кладбищ составит 63, 6 га. Действующее кладбище и земля, на которой планируется открытие нового кладбища, имеет уклон в сторону жилых домов, что противоречит действующему законодательству. Весной и во время ливневых дождей талые и грунтовые воды бурным потоком стекают на посёлок (жилые дома, детский сад, школу, садовые участки).

Земельные участки для строительства объектов похоронного обслуживания должны находиться вне зоны питьевого водопровода и иметь расстояние до водозаборной башни не менее 1000 метров. В нашем случае расстояние до водозаборной башни менее 600 метров. Начиная с июля этого года, в водопроводной воде периодически стал присутствовать привкус хлорки. Несмотря на эти грубейшие нарушения, руководители нашего города убеждают нас в том, что нет никаких нарушений при открытии нового кладбища.

Все жители нашего посёлка против открытия нового кладбища на данном месте и просят перенести в другое географическое расположение. Мы переживаем за здоровье наших детей и внуков. Уважаемый Владимир Вольфович, убедительная просьба помочь нам в этой тупиковой ситуации! Инициативная группа жителей посёлка Дачный, г.

Димитровграда, Ульяновской области, действующие на основании протокола № 2 от 30. 08. 2017г.
«_____»___________2017 г.

Статья написана по материалам сайтов: www.gcourts.ru, www.sb.by, napisat-pismo-zhirinovskomu.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector