+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Признание договора купли продажи договором дарения 2019 год

В ___________ районный суд города __________
Адрес:__________________________

Истец: _________________________
Адрес: __________________________

Ответчик:
Адрес: __________________________

Исковое заявление
о признании договора дарения договором купли-продажи и переводе прав и обязанностей покупателя

Я, _____________________ _______ г.р. являюсь комнаты № 1 в коммунальной квартире, расположенной по адресу: ________________, что подтверждается Свидетельством о государственной регистрации права от ___________ г. _________. Указанная комната была приватизирована мной ранее, что подтверждается Договором передачи № ____________ от __________ г.
Вышеуказанная квартира представляет собой коммунальную квартиру, состоящую из трех комнат, общей площадью ____ кв.м., жилой площадью ____ кв.м.
Оставшиеся две комнаты заняты разными людьми. Одна из комнат находится в собственности моей соседки, а другая предоставлена гражданам в пользование по договору социального найма.
Недавно, собственник другой комнаты, в нарушение требований гражданского и жилищного законодательства осуществил продажу, принадлежащей ему комнаты другому лицу, без предварительного письменного уведомления меня, о намерении продать свою комнату. Так, незадолго до продажи комнаты, мне было в устной форме предложено приобрести указанную комнату. При этом, мне не была сообщена цена комнаты, порядок расчета и остальные условия сделки. В ходе разговора я изъявляла желание ознакомиться с условия данной сделки более подробно и в письменном виде, после чего, предложения о покупке комнаты прекратились.
По истечению некоторого времени мне стало известно, что вышеуказанная комната продана другому, постороннему человеку.

На основании ст. 42 ЖК РФ при продаже комнаты в коммунальной квартире остальные собственники комнат в данной коммунальной квартире имеют преимущественное право покупки отчуждаемой комнаты в порядке и на условиях, которые установлены Гражданским кодексом Российской Федерации.

Так, в соответствии со ст. 250 ГК РФ при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях.
Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее.
Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.
При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Более того, сделка купли-продажи была замаскирована под договор дарения, с последующей передачей денежных средств от Одаряемого Дарителю.
Факт передачи денежных средств может быть подтыержден следующими доказательствами:

Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.
К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 ГК РФ.
В соответствии со ст. 170 ГК РФ Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Таким образом, считаю, что к совершенной моей соседкой сделке должны применяться правила договора купли-продажи, а обязанности покупателя по данной сделке должны быть переведены на меня, в связи с несоблюдением моей соседкой правил по предварительному письменному уведомлению мне о предстоящей продаже, как собственника комнаты в коммунальной квартире.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 131, 132 ГПК РФ

1. Договор дарения комнаты № в коммунальной квартире признать договором купли продажи;
2. Перевести права и обязанности покупателя по данной сделке на меня, _______________________;

Приложение:
1. Копия свидетельства о государственной регистрации права от ______________ г. ___________;
2. Копия договора передачи № ____________;

« »___________ г. _____________________________________________

Притворный договор дарения

Согласно ст. 572 ГК, договором дарения признается соглашение сторон, где даритель безвозмездно передает в собственность одаряемого, какое-либо свое имущество, право собственности или выполняет его имущественную обязанность. Безвозмездность — основополагающая характеристика дарения, нарушением которой, согласно п. 1 указанной статьи, следует считать встречное обязательство или представление одаряемого в пользу дарителя (передача взамен подарка денежных средств, взятие одаряемым обязательства по уходу за дарителем и т.д.). Договор, заключенный с подобным условием, нарушающим безвозмездность, не является действительным дарением — согласно п. 2 ст. 170 ГК, он содержит все признаки притворной сделки.

Притворный договор дарения ничтожен (абсолютно недействителен) по своей природе и признается таковым с момента его заключения сторонами. Поэтому согласно п. 1 ст. 167 ГК, он не влечет никаких юридических последствий, кроме тех, которые влечет его недействительность. По сути, это означает что стороны его заключившие, могут отказаться от исполнения дарения, так как обязанности дарителя, ровно, как и права собственности одаряемого на подарок, возникнуть не может.

Ничтожность притворного дарения влечет его недействительность, независимо от наличия решения суда о том (п. 1 ст. 166 ГК). Формально это позволяет признавать недействительным притворное дарение, которое имеет очевидные факты наличия встречного представления со стороны одаряемого, во внесудебном порядке. Однако на практике это теряет всякий смысл, так как применение последствий недействительности без суда невозможно.

Что касается дарения, не имеющего очевидных доказательств возмездности (например, договор не содержал условия о встречном представлении, однако одаряемый все же передавал денежные средства дарителю), то такая притворность нуждается в убедительном доказывании. В отношении таких сделок, порядок признания недействительности ничтожного договора (п. 1 ст. 166 ГК) неприменим.

Правом на оспаривание притворного дарения, согласно п. 3 ст. 166 ГК, наделены его стороны, а также указанные в законе другие заинтересованные лица. Правом на применение последствий недействительности к такой сделке, наделены также любые третьи лица, которые имеют охраняемый интерес в признании такой недействительности. В случае нарушения притворным дарением каких-либо публичных интересов, применить последствия вправе также и суд, по своей собственной инициативе (п. 4. ст. 166 ГК).

Притворное дарение наделено довольно специфическими последствиями. Согласно п. 2 ст. 170 ГК с учетом существа и содержания прикрываемой дарением сделки, к ней могут быть применены регулирующие ее нормы, т.е. сторон могут обязать к ее заключению или признать как уже заключенную.

Необходимость заключения такой сделки, Орехов мотивировал тем, что в случае купли-продажи, ему придется уплачивать подоходный налог, в то время как при дарении он будет от него освобожден. Для Мамедова, по его словам, это не повлекло бы никаких юридических последствий. Поскольку 50 тыс. рублей были для Мамедова большими деньгами, он согласился на предложенный вариант. После этого, стороны составили договор дарения, оформили его у нотариуса и провели перерегистрацию в органах Росреестра.

По прошествии некоторого времени, Мамедов получил повестку о вызове его в ИФНС. Явившись в местное отделение налоговой службы, Мамедов узнал, что имущество, полученное им в подарок от Орехова, является ничем иным, как полученным им доходом (ст. 208 НК РФ), который, облагается 13 % НДФЛ.

Выслушав рассказ Мамедова о том, что продавец его подставил, сотрудники ИФНС посоветовали ему отправиться в суд и оспорить договор дарения. Последов совету сотрудников налоговой службы, Мамедов составил исковое заявление и подал его в суд, с требованием признать договор дарения между ним и Ореховым недействительным.

В судебном заседании, в обоснование своего требования Мамедов утверждал, что его истинные намерения были направлены на заключение договора купли-продажи, однако по причине правовой неграмотности и доверчивости, ответчик убедил его заключить дарственную.

Кроме того, он указывал на то, что Орехов не желал платить подоходный налог и именно этим аргументировал просьбу заключения дарственной. В подтверждение истец представил оригинал расписки, по которой передавал Орехову средства за покупаемый дом.

На основании этого и руководствуясь п. 2 ст. 170 ГК, истец просил суд признать недействительность дарственной по причине того, что с ее помощью прикрывалась купля-продажа, а также требовал применить последствия притворной сделки — признать дарение куплей-продажей и применить к его регулированию соответствующие нормы закона.

На основании приведенных Мамедовым аргументов, суд удовлетворил его требования в полном объеме.

Понятие притворного договора

Согласно п. 2 ст. 170 ГК, притворным договором следует считать любой договор, целью заключения которого не было наступление его правового результата — он заключался лишь для прикрытия любой другой сделки, в том числе незаконной или на других условиях. В свою очередь, отсутствие правового результата в действиях сторон правоотношений противоречит основным признакам гражданско-правовой сделки (ст. 153 ГК), ввиду чего притворный договор следует считать ничтожным (абсолютно недействительным).

В рамках притворного договора принято различать 2 сделки — прикрываемую и прикрывающую. Прикрывающая сделка всегда является ничтожной, независимо от того, соответствует ли ее формальное содержание закону. Действительность же прикрываемой сделки оценивается в каждом частном случае отдельно, в зависимости от ее существа, содержания и возможности применения к ней регулирующих ее норм.

Притворные договоры всегда не соответствуют истинной внутренней воле сторон, которые их заключают. Исходя из этого, юридическая литература относит их к сделкам с пороком воли, большинство из которых являются оспоримыми.

Чаще всего, притворные сделки совершаются сторонами в целях достижения каких-либо незаконных последствий — обхождение нормативных запретов и ограничений, уклонение от уплаты налогов и т.д. При этом их внешние оформление, формальное содержание, стороны и прочие составляющие вполне могут иметь законный вид, что создает существенные проблемы при их оспаривании.

Ничтожный характер притворного договора порождает специальный порядок признания его недействительности. Согласно п. 1 ст. 166 ГК, притворность сделки свидетельствует о ее недействительности без признания этого факта судом. Так, если факт притворности имеет бесспорный характер, при оспаривании такой сделки, функции суда сводятся лишь к применению общих или специальных последствий. Однако если факт притворности требует доказывания, признание недействительности возможно лишь по решению суда.

Срок оспаривания притворного договора

Как известно, притворный договор, по своей природе, является изначально ничтожным (ст. 170 ГК), т.е. недействительным с момента его заключения. Исходя из этого, он может быть оспорен его стороной или другим заинтересованным в том лицом. Возможность оспаривания существует у такого лица в течение определенного срока исковой давности, который, согласно ст. 181 ГК, составляет 3 года. Данный срок одинаков абсолютно для всех заинтересованных в оспаривании субъектов, независимо от характера и сути прикрываемых и прикрывающих сделок, однако, имеются определенные особенности его течения.

Однако, независимо от того, когда заинтересованное лицо узнало о факте исполнения притворной сделки, нарушающей ее права, общий срок, в течение которого договор может быть оспорен, не может превышать 10 лет с момента начала его исполнения. Такая норма объективно оправдана, так как по истечении указного срока, теряется актуальность и целесообразность оспаривания притворной сделки.

Между тем, если сторона или заинтересованное лицо пропустили срок давности ввиду исключительных обстоятельств, согласно ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен. Восстановление срока оспаривания осуществляется исключительно судом, который рассматривает иск про оспаривание и только если причины пропуска этого срока будут признаны этим судом уважительным.

Уважительность причин пропуска, может быть признана судом только в случае, если эти причины прямо связаны с личностью заинтересованного лица (болезнь, беспомощное состояние). Кроме того, признание уважительности возможно только в том случае, когда указанные исключительные обстоятельства имели место в последние шесть месяцев течения срока давности.

Если указанный трехгодичный срок был пропущен без уважительных причин, заинтересованное лицо лишается права на оспаривание притворного договора, независимо от того, в какой степени и как его права были нарушены.

Процедура оспаривания притворного договора дарения

Как уже говорилось, притворный договор, ввиду его изначальной ничтожности, является недействительным с момента его совершения (ст. 166 ГК). Таким образом, все случаи притворного дарения, имеющие в своем составе бесспорные доказательства притворности (например, встречное представление или обязательство одаряемого, прописанное в договоре), формально не требуют признания их недействительности со стороны суда. Однако если притворность дарения не является для суда и других лиц очевидной, недействительность такого договора требует убедительного доказывания.

Это интересно:  Оспорить договор дарения судебная практика 2019 год

Согласно ст. 56 ГПК, на лицо, которое требует от суда признать недействительность притворного дарения, возлагается бремя доказывания тех обстоятельств, на которые оно ссылается в обоснование притворности сделки.

Порядок признания дарения притворным

Признание дарения притворным и применение к нему последствий его недействительности, осуществляется судом в порядке искового производства. Сам порядок признания неизбежно предполагает прохождение заинтересованным лицом нескольких стандартных этапов:

  1. Юридическая консультация. Судебная практика по признанию притворных договоров дарения недействительными неоднозначна. Доказывание притворности дарения требует скрупулезности при изучении конкретной ситуации, правового анализа документов и убедительности в обосновании своих требований. Поэтому в случае отсутствия необходимых для этого навыков и знаний, заинтересованному лицу целесообразно обратиться за помощью или консультацией к специалистам.
  2. Сбор доказательств притворности и подготовка документов. Поскольку бремя доказывания лежит на заинтересованной в оспаривании стороне, ей необходимо подготовить ряд документов в обоснование своей позиции. Это могут быть любые документальные доказательства, подтверждающие возмездный характер дарения или любое другое доказательство прикрытия дарением другой сделки. К слову, доказательства могут быть не только документальными — для обоснования притворности заинтересованному лицу предоставляется весь спектр гражданско-правовых способов доказывания (глава 6 ГПК). Кроме документальных доказательств к иску необходимо также приложить ряд стандартных документов, указанных в ст. 132 ГПК.
  3. Оплата госпошлины. До момента подачи искового заявления, истцу необходимо оплатить госпошлину, а квитанцию об оплате приложить к самому исковому заявлению (ст. 132 ГПК). Поскольку признание недействительности притворного дарения носит неимущественный характер, размер госпошлины, согласно ст. 333.19 НК, составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций. В случае игнорирования указанного требования, суд оставляет иск без движения и назначает срок, в течение которого истец должен оплатить госпошлину и представить подтверждающий то документ (ст. 136 ГПК).
  4. Составление и подача искового заявления в суд. В подаваемом в суд исковом заявлении необходимо подробно описать все обстоятельства притворного дарения, указать на факты, которые доказывают его притворность, подкрепить их ссылкой на нормы закона, указать, почему права истца были нарушены и выразить исковые требования, в соответствии с последствиями, указанными в ст. ст. 167, 170 ГК. Сама подача искового заявления, со всеми прилагаемыми к нему документами, осуществляется в суд, по месту жительства или нахождения ответчика (ст. 28 ГПК).
  5. Судебное рассмотрение. В рамках судебного рассмотрения, заинтересованное лицо должно полностью поддержать свою позицию и требования, представить дополнительные доказательства, при необходимости или невозможности получения их самостоятельно — потребовать у суда их истребования, приводить свои выводы и обосновывать их, а также реализовывать свои другие процессуальные права. При необходимости, заинтересованное лицо может ходатайствовать о привлечении свидетелей, специалистов, экспертов и других лиц. От полноты доказательств и активности заинтересованного лица, будет зависеть решение суда, которое выносится по итогам рассмотрения дела.
  6. Исполнение решения. Если суд удовлетворил требования заинтересованного лица, признал договор дарения притворным и применил последствия его недействительности, наступает этап исполнения решения. Здесь возможны два варианта развития событий — добровольное и принудительное исполнение. Так, если ответчик избегает добровольного исполнения решения суда, истцу необходимо инициировать исполнительное производство. В его рамках исполнения решения суда будут добиваться уже судебные приставы.

Необходимые документы

Перечень необходимых при подаче иска документов прямо установлен ст. 132 ГПК. Среди них, при оспаривании притворного договора дарения, понадобится:

  1. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  2. Копии искового заявления;
  3. Документ про оплату госпошлины;
  4. Копии оспариваемого договора дарения;
  5. Копии документальных доказательств (справки, расписки, письма, заключения специалистов и т.д.);
  6. Доверенность в случае участия представителя.

Отметим, что количество копий искового заявления, договора дарения и документальных доказательств, прямо зависит от числа ответчиков и третьих лиц в судебном процессе. Указанный выше перечень является сугубо примерным и в зависимости от особенностей дела может быть расширен.

Последствия признания дарения притворной сделкой

По общему правилу, предусмотренному п. 2 ст. 167 ГК, в случае, если сделка дарения будет признан притворной, к ней должно быть применимо общее последствие недействительности — взаимный возврат всего полученного по сделке. Поскольку притворность дарения, чаще всего признается, ввиду нарушения безвозмездности, двусторонняя реституция применима к обеим сторонам сделки. Так, даритель получает обратно свой подарок, а одаряемый — переданное взамен подарка встречное представление.

Однако правила взаимного возврата применяются лишь в тех случаях, когда каких-либо других специальных последствий недействительности не установлено или их применение невозможно. В отношении притворного дарения, согласно п. 2 ст. 170 ГК, законодатель требует тех норм, которые регулируют прикрываемую сделку.

Таким образом, при признании притворности дарения, в случае, если содержание и существо прикрываемой сделки соответствует нормам, которые ее регулируют, суд вполне может обязать стороны к заключению именно прикрываемой сделки, или признать заключенной именно ее. Само собой, при принятии такого решения следует учитывать требования и интересы истца, а также иные индивидуальные особенности конкретного дела.

Если же и прикрываемая сделка является недействительной, тогда применение общих последствий недействительности представляется неизбежным. На практике, вопрос о притворности дарения и применении к нему соответствующих последствий, решается с учетом всех субъективных и объективных обстоятельств, мнений сторон, и заинтересованных в оспаривании субъектов.

Заключение

Несмотря на ничтожность притворного дарения, в подавляющем большинстве случаев, оно требует убедительного доказывания, что создает определенные неудобства при их оспаривании. Не меньше проблем создает и отсутствие конкретных признаков, по которым можно судить о притворности сделки, что находит неоднозначное проявление в правоприменительной практике.

Кроме того, более подробной конкретизации требуют последствия притворности и порядок их применения судами. Так, заинтересованному в оспаривании дарения лицу, которое не имеет очевидных доказательств притворности дарения, будет довольно сложно реализовать свое право на гражданско-правовую защиту, если его права были нарушены.

По иску о признании договора дарения притворной сделкой, аннулировании записи ЕГРП, переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи квартиры. Решение от 28 апреля 2011 года № 2-191/2011. Пензенская область.

Зареченский городской суд Пензенской области в составе:

председательствующего судьи Репиной *.*. ,

при секретаре Попковой *.*. ,

рассмотрев в открытом судебном заседании, в помещении зала Зареченского городского суда Пензенской области гражданское дело по исковому заявлению Тимофеевой *.*. к Гельмундиновой *.*. , Козловой *.*. о признании договора дарения притворной сделкой, аннулировании записи ЕГРП, переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи квартиры, —

Тимофеева *.*. обратилась в суд с иском к Козлову *.*. о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи квартиры, указав, что получила двухкомнатную квартиру по адресу: . истец приватизировала данную квартиру в долевой собственности по 1/2 с дочерью Гельмундиновой *.*. Окончательно была оформлена приватизация за счет истца . 12 лет истец платила квартплату и услуги за троих, когда ее дочь жила в г. Пензе. Живя в спорной квартире, Гельмундинова *.*. 10 месяцев не платила квартплату, в связи с чем истец была вынуждена обратиться в суд и взыскать долг по оплате коммунальных платежей. Гельмундинова *.*. украла у истца шесть золотых изделий, по решению суда за кражу ей было назначено наказание 2 года 6 месяцев лишения свободы условно, а также взыскан материальный ущерб.

Ссылаясь на ст. 250 Гражданского кодекса Российской Федерации, просила суд перевести на нее права и обязанности покупателя по договору купли-продажи квартиры 1/2 доли общей собственности — комнаты 13,3 кв.м по адресу: на условиях и за цену, установленную договором купли-продажи.

Определением Зареченского городского суда от произведена замена ответчика Козлова *.*. на надлежащего ответчика Козлову *.*.

Впоследствии Тимофеева *.*. обратилась в суд с иском к Козловой *.*. , Гельмундиновой *.*. о признании договора дарения притворной сделкой, аннулировании записи ЕГРП, указав, что Панкова — Гельмундинова *.*. уехала в г. Пензу от гражданского мужа, увезла имущество, заработанное на его деньги, так как сама не работала. Уехала Гельмундинова *.*. в другой район г. Пензы. Сын Гельмундиновой *.*. , рождения, от первого брака, длительное время не посещал школу . Гельмундинова *.*. приехала с сыном жить в г.Заречный, по адресу: . Гельмундинова *.*. ежедневно занимала у истца деньги на работу на автобус по 50 рублей, так как своих денег у нее не было. За деньги истца по настоянию Гедьмундиновой *.*. была проведена окончательная приватизация спорной квартиры, договор приватизации они оформили через регистрационную палату . Потом было оформлено соглашение о реальном разделе квартиры. После этого Гельмундинова *.*. стала говорить о продаже квартиры.

Гельмундинова *.*. звонила из Пензы, узнавала у истца не продала ли Козлова *.*. комнату в . Дочь преследовала цель продать комнату другим лицам, так как истцу она должна заплатить деньги за украденные золотые изделия и долг за жилье и коммунальные услуги. Гельмундинова *.*. знала, что истец будет подавать в суд, так как дарение было произведено за деньги, то есть была свершена притворная сделка, оформленная договором дарения.

к истцу пришли Козлова *.*. с женщиной, и спросили, знает ли она о том, что Гельмундинова *.*. продала комнату Козловой *.*. , и предложили истцу убраться из квартиры по , в гостиничную комнату. Истец им не поверила, так как квартплата до того периода за комнату в ЕРКЦ начислялась на Гельмундинову *.*. По данным прокурора города — *.*. Акулова, заявление о смене собственников в ЕРКЦ не поступало — собственниками являются истец и Гельмундинова *.*. Однако с по в комнату по адресу: были прописаны Козлов *.*. и Козлов *.*. , а с — 4 человека и за квартиру и коммунальные услуг никто не платит с . В соответствии со ст. 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворная сделка, т.е сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку ничтожна. В соответствии со ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна в силу признания ее таковой судом, либо независимо о такового признания (ничтожная сделка). Требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым дополнительным лицом. Суд вправе применить также последствия по собственной инициативе. Согласно положениям ст. ст. 454, 459 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовые последствием договора купли — продажи является переход права собственности от прежнего собственника новому собственнику.

На основании изложенного, просила суд признать сделку по заключению договора дарения комнаты 13,3 кв.м, расположенной по адресу , заключенного между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. притворной, аннулировать государственную регистрацию права собственности Козловой *.*. в регистрации права.

В судебном заседании истец Тимофеева *.*. исковые требования поддержал в полном объеме, сославшись на доводы изложенные в исках. Просила признать притворной сделку по заключению договора дарения комнаты 13,3 кв.м, расположенной по адресу , заключенного между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. , аннулировать государственную регистрацию права собственности Козловой *.*. в регистрации права, применить к сделке положения купли-продажи комнаты и перевести на нее права и обязанности покупателя по договору купли-продажи квартиры. В обоснование иска просила учесть, что на самом деле между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. была произведена купля — продажа комнаты, договор дарения является притворной сделкой, так как денег у Гельмундиновой *.*. на покупку комнаты не было, деньги она получила от Козловой *.*. , которой подарила комнату. Договор дарения был оформлен для того, чтобы лишить истца преимущественного права покупки комнаты, истец имеет преимущественное право покупки этой комнаты, так как является собственником другой комнаты. Сделка была произведена за деньги.

Ответчик Козлова *.*. в судебное заседание не явилась, будучи извещена о времени и месте рассмотрения дела, ходатайствовала о рассмотрении дела в ее отсутствие.

Представитель ответчика Козловой *.*. — Людинин *.*. , действующий на основании доверенности, исковые требования Тимофеевой *.*. не признал, указав, что утверждение истца о том, что договор дарения комнаты в квартире по адресу: является притворной сделкой, так как по мнению истицы данный договор прикрывает другую сделку — договор купли- продажи данной комнаты, не соответствует действительности и не основан на законе.

В соответствии с п. 1 ст.454 Гражданского кодекса российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Таким образом, содержание договора купли-продажи раскрывается через обязанности сторон. Продавец несет две основные обязанности: по передаче вещи (товара) покупателю и по переносу на покупателя права собственности на продаваемую вещь (товар). У покупателя имеются две основные обязанности: принять вещь (товар) и уплатить за него определенную денежную сумму (цену). В связи с этим, существенным и обязательным условием для признания сделки договором купли-продажи имущества является условие о передаче покупателем продавцу строго определенного количества денег (цены) за передаваемый ему товар. Козлова *.*. оказала Гельмундиновой *.*. платную услугу по подбору комнаты по адресу: . За эту услугу Гельмундинова *.*. в соответствии с заключенным между ними договором об оказании услуг заплатила Козловой *.*. 5000 рублей. Через несколько дней Гельмундинова *.*. встретилась с Козловой *.*. и та выразила желание подарить Козловой *.*. спорную комнату, объяснив это невозможностью проживания в данной квартире с матерью из-за личных неприязненных отношений. Козлова *.*. с благодарностью приняла дар. При этом никаких денег Козлова *.*. Гельмундиновой *.*. за комнату не передавала. Договор дарения прошел государственную регистрацию и никаких нарушений закона при регистрации выявлено не было. После чего Козловой на данную комнату было выдано свидетельство о государственной регистрации права.

Это интересно:  Договор дарения квартиры россия 2019 год

Таким образом, сделки купли-продажи комнаты между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. не было и данное утверждение истца является голословным, не подтвержденным никакими доказательствами. Указание в исковом заявлении на то, что деньги на покупку квартиры по Гельмундиновой *.*. передала Козлова *.*. , является не более, чем предположением Тимофеевой *.*. , которое не подтверждено никакими доказательствами. А потому нет правовых оснований для признания договора дарения притворной сделкой. На основании изложенного, просил в удовлетворении исковых требований Тимофеевой *.*. отказать в полном объеме.

Ответчик Гельмундинова *.*. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена в установленном порядке, ходатайствовала о рассмотрении дела в ее отсутствие. В письменном отзыве в удовлетворении иска Тимофеевой *.*. просила отказать.

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Пензенской области в судебное заседание не явился, ходатайствовал о рассмотрении дела в отсутствие представителя.

Третьи лица Козлов *.*. , Почтовой *.*. , Почтовая *.*. , Афонина *.*. в судебное заседание не явились, ходатайствовали о рассмотрении дела в их отсутствие.

Суд, выслушав участников процесса, показания свидетелей *.*. В. и *.*. А., изучив материалы гражданского дела, приходит к следующему.

Как установлено в судебном заседании, на основании договора на передачу квартир (домов) в собственность граждан от , Трубиной (Гельмундиновой) *.*. и Тимофеевой *.*. передана в собственность по 1/2 доли квартира, состоящая из 2-х комнат общей площадью 48,6 кв.м. по адресу: . Данный договор был зарегистрирован в МП БТИ г. Заречного .

между Тимофеевой *.*. и Панковой (Гельмундиновой) *.*. было заключено соглашение о реальном разделе квартиры, расположенной по адресу: , согласно которому Тимофеевой *.*. перешла в собственность комната площадью 15,6 кв.м, Панковой (Гельмундиновой) *.*. перешла в собственность комната площадью 13,3 кв.м.

Указанное соглашение зарегистрировано в Управлении Росреестра по Пензенской области , выданы свидетельства о государственной регистрации права от , о чем сделана запись регистрации за и соответственно.

между Гельмундиновой *.*. , от имени которой по доверенности действовала *.*. А., и Козловой *.*. был заключен договор дарения, согласно которому Гельмундинова *.*. безвозмездно передала в собственность Козловой *.*. комнату площадью 13,3 кв.м, находящуюся по адресу: , Козлова *.*. приняла в собственность от Гельмундиновой *.*. в дар указанную выше комнату.

Указанный договор был зарегистрирован в Управлении Росреестра по Пензенской области , выдано свидетельства о государственной регистрации права от , о чем сделана запись регистрации за .

В соответствии с ч. 1 ст. 572 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением. К такому договору применяются правила, предусмотренные пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса.

Обосновывая требования о признании договора дарения притворной сделкой, истец Тимофеева *.*. ссылается на то обстоятельство, что у ответчика Гельмундиновой *.*. отсутствовали денежные средства на покупку доли в квартире, расположенной по адресу: , поэтому за данную долю в квартире ответчик заплатила денежные средства, вырученные от продажи спорной комнаты, находящейся по адресу: .

В соответствии с ч. 1 ст. 166 Гражданского кодекса Российской Федерации (Далее-ГК) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Согласно ч. 2 ст. 170 ГК притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила

По смыслу требований ч.2 ст.170 ГК притворной является сделка, при которой обе стороны имеют намерения совершить не ту сделку, которую они совершают, а другую и обе стороны при совершении сделки осознают, что фактически они совершают другую сделку, используя реально заключаемую ими сделку как ее прикрытие.

В силу ст. 423 ГК договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным. Безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное.

Частью 1 ст. 454 ГК предусмотрено, что по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену).

Согласно ст. 56 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Таким образом, бремя доказывания того факта, что Гельмундинова *.*. и Козлова *.*. имели намерение совершить именно договор купли-продажи спорной комнаты, а не дарение, лежит именно на истце Тимофеевой *.*.

В нарушение вышеуказанных требований закона, истцом Тимофеевой *.*. не представлено доказательств, которые бы с достоверностью подтверждали факт того, что сделка, заключенная между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. , носила возмездный характер и, по сути, являлась договором купли-продажи спорной квартиры. Также истцом не было представлено доказательств того, что в результате передачи Гельмундиновой *.*. в собственность Козловой *.*. спорной комнаты у Козловой *.*. возникло встречное обязательство.

Как пояснил в судебном заседании представитель ответчика Козловой *.*. — Людинин *.*. , никаких денежных средств за спорную комнату Козлова *.*. Гельмундиновой *.*. не передавала.

Каких — либо доказательств, подтверждающих действительное волеизъявление сторон при заключении оспариваемого договора дарения комнаты, в судебном заседании добыто не было.

Так, из показаний свидетеля *.*. А. следует, что она работает риэлтором в Агентстве недвижимости. она встретилась с ранее ей незнакомой Гельмундиновой *.*. , которая пояснила, что хочет оформить договор дарения комнаты на общей кухне на Козлову *.*. При этом, Гельмундинова *.*. пояснила, что в другой комнате проживает мама, с которой она совместно проживать не может. На тот момент Гельмундинова *.*. проживала в , она приехала к ней, и они оформили доверенность на заключение договора дарения. Сам договор дарения был составлен в ООО «Референт», а заключен и подписан в регистрационной палате г. Заречного. Денежных средств по договору дарения ей от Козловой *.*. не передавалось. Ее Гельмундинова *.*. лично отблагодарила за сопровождение сделки. При оформлении доверенности и нотариус, и она разъясняли Гельмундиновой *.*. , что представляет собой договор дарения, что комната безвозмездно перейдет в собственность другого лица. Гельмундинова *.*. пояснила, что приняла Решение подарить комнату в г. Заречном Козловой *.*. , ее никто не принуждал к этому.

Свидетель *.*. В. пояснил, что является супругом Гельмундиновой *.*. с Ему известно, что на момент заключения с ним брака Гельмундинова *.*. проживала в в квартире со своей матерью. У Гельмундиновой *.*. была в собственности комната. После того, как они оформили брак, ими было принято Решение приобрести комнату в г.Пензе. их семья приобрела комнату, расположенную по адресу: . Покупателем выступила Гельмундинова *.*. Деньги на покупку указанной комнаты собирал он у родственников. Ему известно со слов Гельмундиновой *.*. , что комната в г. Заречном была ею подарена, кому точно он не знает. Деньги Гедьмундинова *.*. за дарение комнаты не получала.

У суда отсутствуют основания не доверять показаниям названных с Ф.И.О. последовательны, согласуются с иными доказательствами по делу.

Судом проверялись доводы истца Тимофеевой *.*. о том, что Гельмундинова *.*. приобрела долю в квартире, расположенной по адресу: , на денежные средства, вырученные от продажи спорной комнаты, находящейся по адресу: .

Доказательств, передачи Гельмундиновой *.*. за долю в квартире, расположенной по адресу: , денежных средств, полученных от Козловой *.*. по договору дарения комнаты, названные документы не содержат.

Истец Тимофеева *.*. в подтверждение своих доводов также ссылалась на те обстоятельства, что Гельмундинова *.*. с хотела продать комнату посторонним лицам, о чем ставила истицу в известность. При этом Тимофеева *.*. всегда соглашалась на приобретение комнаты и имела желание воспользоваться преимущественным правом покупки спорной комнаты.

Однако указанные истцом доводы не могут служить основанием для признания сделки притворной, в связи с нижеследующим.

В соответствии с ч. 2 ст. 1 ГК граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В силу ч. 1 ст. 421 ГК граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Частью 4 вышеуказанной статьи предусмотрено, что условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Само по себе намерение заключить тот или иной договор, имевшееся у ответчика Гельмундиновой *.*. ранее, не может свидетельствовать о том, что именно оспариваемый договор носил возмездный характер, поскольку для оценки характера заключенного сторонами договора имеют значение намерения сторон именно при заключении договора, а не их намерения при заключении других сделок.

Утверждения истицы о том, что Гельмундинова *.*. не имела личных денежных средств на приобретение доли в квартире в , так как имела задолженность по оплате коммунальных платежей за комнату в , не занималась оформлением документов на комнату, сами по себе не могут свидетельствовать о возмездности договора дарения, так как юридически значимым обстоятельством при рассмотрении спора является установление судом условия о встречном исполнении обязательств со стороны одаряемого Козловой *.*.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что договор дарения комнаты площадью 13,3 кв.м., находящейся по адресу: от , заключенный между Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. отвечает всем требованиям, предъявляемым законом к таким видам договоров.

В силу ст. 250 ГК при продаже доли в праве общей собственности постороннему лицу остальные участники долевой собственности имеют преимущественное право покупки продаваемой доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов.

Продавец доли обязан известить в письменной форме остальных участников долевой собственности о намерении продать свою долю постороннему лицу с указанием цены и других условий, на которых продает ее. Если остальные участники долевой собственности откажутся от покупки или не приобретут продаваемую долю в праве собственности на недвижимое имущество в течение месяца, а в праве собственности на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец вправе продать свою долю любому лицу.

При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой участник долевой собственности имеет право в течение трех месяцев требовать в судебном порядке перевода на него прав и обязанностей покупателя.

Уступка преимущественного права покупки доли не допускается.

Правила настоящей статьи применяются также при отчуждении доли по договору мены.

В связи с отсутствием договора купли-продажи спорной комнаты, не имеется оснований для применения ст. 250 ГК РФ и потому ссылки истца на его преимущественное право покупки являются несостоятельными.

Доводы истца Тимофеевой *.*. о наличии у ответчиков Гельмундиновой *.*. и Козловой *.*. долга за содержание их части собственности, поскольку все расходы несла истица правового значения для рассмотрения настоящего спора не имеют.

В соответствии с ч. 1 ст. 98 Гражданско-процессуального кодекса российской Федерации стороне, в пользу которой состоялось Решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Определением Зареченского городского суда Пензенской области от 21.12.2010 года Тимофеевой *.*. отсрочена уплата государственной пошлины, подлежащей оплате за подачу искового заявления до вынесения решения.

Исковое заявление Тимофеевой *.*. к Гельмундиновой *.*. , Козловой *.*. о признании договора дарения притворной сделкой, аннулировании записи ЕГРП, переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи квартиры — оставить без удовлетворения.

Это интересно:  Дарение права аренды земельного участка 2019 год

Решение может быть обжаловано в Пензенский областной суд через Зареченский городской суд Пензенской области в течении 10 дней со дня изготовления мотивированного решения.

Мотивированное Решение изготовлено «26» апреля 2011 года.

О признании договора дарения, договора купли-продажи квартиры недействительным. Решение от 21 декабря 2010 года № . Краснодарский край.

21 декабря 2010 г.Октябрьский районный суд г. Новороссийска

Краснодарского края в составе : Председательствующего Ивановой *.*.

При секретаре Пушкаре *.*.

Рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Чекалиной ФИО15 к Капраловой ФИО16, Рощупкиной ФИО17 о признании договора дарения, договора купли-продажи квартиры недействительными и встречному иску Рощупкиной ФИО18 к Чекалиной ФИО19 о признании добросовестным приобретателем квартиры,

Чекалина *.*. обратилась в суд с иском к Капраловой *.*. о признании договора дарения квартиры недействительным, указав, что ее отцу ФИО2 а состав семьи 3 человека, в том числе и на нее была предоставлена двухкомнатная “ . В настоящее время она проживает в поселке Дивный- . В ДД.ММ.ГГГГ г. она помогала своему отцу приватизировать занимаемую квартиру в равных долях с бывшей женой -Капраловой *.*. ДД.ММ.ГГГГ г. соответствующий договор приватизации был заключен и ее ФИО20 стал собственником № доли .

В ДД.ММ.ГГГГ она приехала в г. Новороссийск к своему отцу в гости и от него ей стало известно о том, что он подарил № долю квартиры Капраловой *.*. Основным условием данного договора явился пожизненный уход Капраловой *.*. ( приготовление пищи, уборка, оплата коммунальных услуг за ее отцом Капраловым *.*. Однако такой уход Капраловой *.*. со слов отца не осуществлялся, напротив после заключения договора дарения она стала плохо к нему относиться и отец хотел расторгнуть данный договор. Однако сделать это не успел ДД.ММ.ГГГГ отец скоропостижно скончался по причине алкогольной кардиомиопатии. При заключении договора между ее отцом и ответчиком была достигнута договоренность, что он будет проживать, пользоваться и владеть долей квартиры на тех же условиях, что и до его заключения. Считает, что ее отец заблуждался относительно природы указанной сделки, был заключен договор, дарения, хотя согласно достигнутой договоренности должен был быть заключен договор пожизненного содержания. Отец несколько раз лежал в больнице и в выписном эпикризе № от ДД.ММ.ГГГГ указан диагноз : алкогольный галлюциноз и токсикососудистую энцефалопатию. Данные заболевания также затрудняли понимание его отцом природы заключаемого договора. Просит суд признать договор дарения, заключенный между ФИО7 и Капраловой *.*. от ДД.ММ.ГГГГ 12 доли . № по недействительным. Признать свидетельство о регистрации права на указанный объект недвижимости недействительным и исключить из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности Капраловой ФИО21 на по .

В судебном заседании истица ее представитель подтвердили указанные обстоятельства, уточнили требования по иску в связи с тем, что спорная квартира уже была продана ответчиком Капраловой *.*. ответчику Рощупкиной *.*. Просили суд признать договор договор дарения, заключенный между ФИО7 и Капраловой *.*. от ДД.ММ.ГГГГ 12 доли , недействительным. Признать ^свидетельство о регистрации права на указанный объект недвижимости недействительным и исключить из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним право собственности Капраловой ФИО22 на 12 долю . Признать договор купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ заключенный между Капраловой *.*. и Рощупкиной *.*. в части продажи 12 доли квартиры, недействительным. Признать недействительным свидетельство о праве собственности от ДД.ММ.ГГГГ в части регистрации права собственности 12 доли за Рощупкиной ФИО23. Уменьшить долю Рощупкиной *.*. в праве собственности до 12 доли. Обязать УФРС аннулировать заись о государственной регистрации права собственности Рощупкиной *.*. на .

Рощупкина *.*. обратилась в суд со встречным иском к Чекалиной *.*. о признании ее добросовестным приобретателем квартиры, указав, что истица Чекалина *.*. не являлась стороной по договору купли-продажи. Согласно договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ г. она, Рощупкина *.*. купила у Капраловой *.*. двухкомнатную . Согласно указанного договора купли-продажи за ней было зарегистрировано право собственности на указанную квартиру согласно свидетельства от ДД.ММ.ГГГГ При заключении и подписании указанного договора купли-продажи не возникало никаких сомнений в подлинности правоустанавливающих документов собственника квартиры Капраловой *.*. на продажу. Чекалина *.*. никакого отношения к указанной квартире не имеет, собственникбм ее никогда не была. Считает, что она, Рощупкина *.*. добросовестно, на законных основаниях, открыто приобрела спорную квартиру, пользуется указанной квартирой на правах собственника, считает, что ущемляются ее права собственника и просит суд признать ее, Рощупкину *.*. добросовестным приобретателем двухкомнатной общей .

В судебном заседании Чекалина *.*. поддержала заявленные исковые требования, считает, что ее отец страдал хроническим алкоголизмом и при совершении сделки договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ не совсем понимал значение своих действий, заблуждался, хотел при жизни расторгнуть договор и говорил ей об этом, но не успел в связи с его смертью, настаивает на удовлетворении исковых требований к ответчикам, возражает против удовлетворения встречного иска Рощупкиной *.*.

Ответчик Капралова *.*. и ее представитель в судебном заседании исковые требования Чекалиной *.*. не признали, встречный иск Рощупкиной *.*. к Чекалиной *.*. о признании ее добросовестным приобретателем считают обоснованным и подлежащим удовлетворению, Капралова *.*. пояснила, что с мужем ФИО2 она прожила более 20 лет одной семьей, спорную квартиру получали вместе в ДД.ММ.ГГГГ г., стояли в зарегистрированном браке, участвовали в приватизации квартиры она и ее муж ФИО2 1 2 доля квартиры принадлежит ей на праве собственности, а 12 долю в праве общей долевой собственности на квартиру по договору дарения ФИО2 подарил ей, поскольку все расходы по содержанию квартиры несла она. Его дочь Чекалина *.*. знала о договоре дарении еще при жизни отца. Никаких условий по содержанию его договором дарения не предусматривалось, был заключен добровольно. ФИО2 никаким психическим заболеванием он не страдал и при жизни не оспаривал договор дарения. Просит суд при разрешении спора взыскать с истца судебные расходы на представителя в сумме 15.000 рублей. После его смерти она вынуждена была продать двухкомнатную квартиру, так как она была в запущенном состоянии, требовался капитальный ремонт. Квартиру продала Рощупкиной *.*.

Ответчик Рощупкина *.*. в судебном заседании исковые требования Чекалиной *.*. не признала, поддержала свои встречные требования о признании ее добросовестным приобретателем квартиры, указав, что истица Чекалина *.*. не являлась стороной по договору купли-продажи. Согласно договора купли-продажи от 20.04. 2010 г. она, Рощупкина *.*. купила у Капраловой *.*. двухкомнатную . Согласно указанного договора купли-продажи за ней было зарегистрировано право собственности на указанную квартиру согласно свидетельства от ДД.ММ.ГГГГ Квартира была в запущенном состоянии. При заключении и подписании указанного договора купли-продажи у ее не возникало никаких сомнений в подлинности правоустанавливающих документов собственника квартиры Капраловой *.*. на продажу. Чекалина *.*.

никакого отношения к указанной квартире не имеет, собственником ее никогда не была. Считает, что она, Рощупкина *.*. добросовестно, на законных основаниях, открыто приобрела спорную квартиру, пользуется указанной квартирой на правах собственника, считает, что ущемляются ее права собственника и просит суд признать ее, Рощупкину *.*. добросовестным приобретателем двухкомнатной квартирой № , в удовлетворении иска Чекалиной *.*. просит отказать.

Свидетель ФИО9 пояснила в судебном заседании, что она проживает в , ФИО2 ее брат, с женой он проживал в разных комнатах, страдал алкоголизмом, он говорил ей при жизни, что подарил свою долю квартиры Капраловой *.*. и говорил, что так будет лучше.

Свидетель ФИО10 пояснил в судебном заседании, что знал умершего ФИО2, общался с ним и он“ ему рассказывал, что подарил свою долю Капраловой *.*. , говорил что он не доволен тем, что оформил договор дарения, но в суд не обращался и умер, проживали они в одной квартире, часто употреблял спиртное, но по виду психических отклонений не имел, поведение у него было нормальное.

Свидетель ФИО11 пояснила в судебном, заседании, что проживала в одном доме с Капраловой *.*. в соседней . Дочь ФИО2она никогда не видела и не знает ее. ФИО2 говорил, что любит свою жену Капралову *.*. и подарит ей свою долю квартиры. Они проживали до его смерти вместе в одной квартире. Капралова *.*. готовила, убирала и стирала белье для ФИО12 Он никогда ей не жаловался, что сожалеет о том, что оформил договор дарения своей доли квартиры на Капралову *.*.

По ходатайству истца ФИО3 судом была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении ФИО2 с целью исследования и разрешения вопросов страдал ли ФИО2 каким либо психическим заболеванием и мог ли отдавать отчет своим действиям в момент заключения договора дарения 12 доли по в .

Согласно заключения комиссионнойпосмертной судебно-

психиатрической экспертизы от ДД.ММ.ГГГГ № Краснодарской специализированной психиатрической больницы № установлено, что ФИО2 при жизни хроническим психическим заболеванием не страдал, а обнаруживал признаки хронического алкоголизма. На поставленные судом вопросы ответить не представляется возможным, поскольку период времени близкий к моменту подписания договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ психическое состояние ФИО2 в медицинской документации не отражено.

Выслушав стороны, допросив свидетелей, исследовав материалы дела, суд считает, что исковые требования Чекалиной *.*. не подлежат удовлетворению. Требования по встречному иску Рощупкиной *.*. следует удовлетворить.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому ) вещь в собственность либо имущественное право ( требование ) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии с п. 3 ст. 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Как видно из договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ, ФИО2 подарил 12 долю в праве общей долевой собственности на двухкомнатную в своей бывшей супруге Капраловой ФИО24. Указанная сделка была зарегистрирована в Управлении федеральной регистрационной службы по . За №. Согласно п. 8 указанного договора за ФИО2 сохранялось право пользования квартирой и постоянного пожизненного проживания в том числе и регистрации в квартире. Все условия договора сторонами были соблюдены. ФИО2, как участник договора дарения при жизни не оспаривал его. Истец также знала при жизни своего отца о том. что он подарил свою долю Капраловой *.*.

Каких либо доказательств о признании указанного договора дарения недействительным по основаниям указанным заявителем согласно ст.ст. 177, 178 ГК РФ, что он мог страдать психическим заболеванием и не отдавал отчет своим действиям, введен в заблуждение Капраловой *.*. при заключении сделки договора дарения суду не представлено. Доводы истца Чекалиной *.*. о том, что ее отец мог страдать психическим расстройством в связи с тем, что страдал алкоголизмом и не мог отдавать отчет своим действиям в момент заключения сделки не нашел своего подтверждения. Судом установлено, что ФИО2 и Капралова *.*. более 20 лет прожили в спорной квартире, ранее состояли длительное время в зарегистрированном браке, Капралова *.*. как член семьи была включена в ордер при получении квартиры, участвовала вместе с мужем в приватизации указанной квартиры вдвоем с мужем в равных долях. После совершения сделки договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ ФИО2 продолжал проживать в указанной квартире с Капраловой *.*. до его смерти ФИО2 последовавшей ДД.ММ.ГГГГ

При указанных обстоятельствах суд считает, что Капралова *.*. являясь собственником . 6 по на законном основании, вправе была, как собственник, распорядиться своим имуществом.

Согласно договора купли-продажи от 20.04. 2010 г. Рощупкина *.*. приобрела на законном основании у Капраловой *.*. указанную двухкомнатную произвела ее оплату и за ней было зарегистрировано право собственности на указанную квартиру согласно свидетельства от ДД.ММ.ГГГГ

Таким образом,оснований для признания указанной сделки

недействительной также не имеется.

В удовлетворении иска Чекалиной ФИО26 к Капраловой ФИО25, Рощупкиной ФИО27 о признании договора дарения, договора купли-продажи квартиры недействительными -отказать.

Встречный иск Ф.И.О. удовлетворить и признать Рощупкину *.*. добросовестным приобретателем двухкомнатной

Взыскать с Чекалиной *.*. в пользу Капраловой *.*. судебные расходы за участие представителя в суде в сумме 15.000 рублей.

Решение может быть обжаловано в Краснодарский краевой суд через октябрьский райсуд г.Новороссийска в течение 10 дней.

Статья написана по материалам сайтов: dogovor-darenija.ru, resheniya-sudov4.ru, resheniya-sudov5.ru.

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector