Договор дарения как институт гражданского права 2019 год

Понятие и правовая природа дарения

До революции 1917 г. правоотношения, связанные с дарением, являлись предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское законодательство и гражданско — правовая доктрина того времени не давали четких однозначных ответов на вопросы о понятии дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права. Достаточно сказать, что в гражданском законодательстве той поры нормы о дарении были размещены не среди положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке приобретения и укрепления прав на имущество. Хотя, как подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, законодательство признает, что дар почитается недействительным (несостоявшимся?), когда от него отречется тот, кому он назначен. » , а следовательно, по мнению Г.Ф. Шершеневича, законодатель бесспорно причисляет дарение к договорным обязательствам .

Такое правило содержалось в Своде законов Российской империи (т. Х, ч. 1, ст. 973).

См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. По изд. 1907 г. М., 1995. С. 337.

Значительным своеобразием отличались взгляды основоположника российской цивилистики Д.И. Мейера как на природу дарения, так и на место этого института в системе гражданского права, которые были охарактеризованы Г.Ф. Шершеневичем следующим образом: «Иные, принимая в соображение, что посредством дарения возможно установление всех видов прав, отводят место дарению в общей части гражданского права (Мейер). Но с педагогической точки зрения едва ли это удобно, потому что по поводу дарения пришлось бы излагать положения, которым место только в особенной части» . Однако такая оценка взглядов Д.И. Мейера нам представляется упрощенной и несправедливой.

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. СПб., 1902. С. 128.

Действительно, в книге Д.И. Мейера «Русское гражданское право» (которая, кстати сказать, принадлежит не перу Д.И. Мейера, а составлена после его смерти его учениками по конспектам лекций Д.И. Мейера ) положения о дарении помещены в общей части гражданского права (в разделе о приобретении прав). Но причины такого подхода к изложению курса гражданского права объясняются в самой книге несколько иначе, чем указывал Г.Ф. Шершеневич. Д.И. Мейер подчеркивал, что «безмездно (безвозмездно. — В.В.) права приобретаются различно, например, по передаче, по договору, так что способы безмездного приобретения прав не группируются в одно учреждение; но в различных учреждениях, определяющих безмездное приобретение того или другого права, встречаются многие общие черты, так что есть возможность представить общую теорию дарения, как учреждения, обнимающего в общих чертах все различные учреждения, о безмездном приобретении прав. Таким образом, в учении о приобретении прав находит себе место учение о дарении» .

См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2-х ч. По испр. и доп. 8-му изд., 1902. Ч. 1. М., 1997 (Классика российской цивилистики). С. 3.

Дело в том, что, по мнению Д.И. Мейера, не все акты дарения могут быть признаны договором. Он подчеркивал, что «по договору приобретается право на чужое действие, по дарению же не всегда приобретается право на чужое действие, а иногда и другое право. Например, лицо обязывается подарить другому известную вещь: тут действительно представляется договор, по которому другое лицо приобретает право на действие, и притом приобретает его безвозмездно. Но, например, лицо, не будучи предварительно обязано подарить вещь, прямо передает ее безвозмездно другому лицу: здесь лицо не приобретает права на чужое действие, а приобретает право собственности на вещь» .

Таким образом, существо взглядов Д.И. Мейера по поводу правовой природы дарения состоит в том, что он различал договор дарения как институт обязательственного права, когда на основе соглашения сторон возникает обязательство дарителя передать дар одаряемому, и это полностью укладывается в конструкцию гражданско — правового договора; но с другой стороны, Д.И. Мейер не признавал договором такое дарение, когда имелся лишь факт передачи вещи, который непосредственно порождал право собственности у лица, получившего эту вещь. В последнем случае, при отсутствии соглашения сторон и соответственно вытекающего из него обязательства по передаче вещи, передача вещи (как таковая) представлялась Д.И. Мейеру самостоятельным основанием возникновения права собственности. И в этом смысле имело место безвозмездное отчуждение права собственности, которое, по мнению Д.И. Мейера, не охватывалось понятием договора дарения.

В связи с этим следует заметить, что даже с позиций сегодняшнего дня такой подход к оценке правовой природы дарения имеет право на существование и уж во всяком случае не может быть объяснен чисто методическими аспектами, как полагал Г.Ф. Шершеневич .

О правовой природе дарения применительно к современному российскому законодательству см.: ч. 1 гл. XII настоящей книги.

Особых взглядов на правовую природу дарения придерживался и К.П. Победоносцев, который усматривал смысл дарения в перенесении права собственности одним лицом на другое в момент достижения согласия сторонами и поэтому причислял дарение к способам приобретения права собственности .

См.: Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Т. II. СПб., 1896. С. 365.

Оппонируя точке зрения К.П. Победоносцева, Г.Ф. Шершеневич писал: «Однако, тот факт, что дарение чаще всего направлено к перенесению права собственности, еще не дает основания игнорировать те случаи дарения, когда оно чуждо этой цели. даже в дарении, направленном на перенесение права собственности, момент перехода последнего не всегда совпадает с моментом соглашения, и тогда между дарителем и одаряемым устанавливается обязательственное отношение» .

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. С. 128.

Сам же Г.Ф. Шершеневич всякое дарение признавал договором. Он указывал: «Дарением называется безвозмездный договор, направленный непосредственно на увеличение имущества одаряемого в соответствии с уменьшением имущества дарителя. » «Дарение, — подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, — представляет собой сделку, основанную на взаимном соглашении, а не на воле одного дарителя. До принятия предлагаемого дара лицом одаряемым дарение не имеет смысла. Поэтому-то дарение признается договором» .

При подготовке проекта Гражданского уложения различные взгляды на природу дарения явились предметом тщательного исследования и всестороннего обсуждения. Принимались во внимание также и подходы к этому вопросу, имеющиеся в законодательствах разных государств. Редакционная комиссия констатировала, что дарение, конечно же, является одним из способов приобретения имущественных прав. Но ответ на вопрос о природе дарения и месте этого института в системе гражданского права может быть дан только на основе анализа существа самого юридического действия, из которого возникают свойственные дарению правовые отношения. Ключевым вопросом при проведении такого анализа для Редакционной комиссии являлся вопрос о необходимости (или отсутствии таковой) принятия дарения или согласия одаряемого на безвозмездное приобретение имущества. Причем данный вопрос, по мнению Редакционной комиссии, имел решающее значение применительно только к дарению, совершаемому не на основе предварительного соглашения сторон, а путем непосредственной передачи дара одаряемому. «Бесспорно, — заключает Редакционная комиссия, — что дарение в тех случаях, когда оно совершается в форме ДАРСТВЕННОГО ОБЯЗАТЕЛЬСТВА (выделено нами. — В.В.), т.е. безвозмездной выдачей дарителем письменного обязательства об отчуждении своего имущества в пользу одаряемого, не может быть действительным без принятия или согласия одаряемого потому, что дарственное обязательство, как и договоры вообще, основывается всегда на соглашении сторон» .

Гражданское Уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной Комиссии по составлению Гражданского Уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. Том второй. СПб., 1910. С. 360.

В результате Редакционная комиссия пришла к выводу о необходимости принятия дара или согласия одаряемого как обязательного условия действительности всякого договора дарения, поскольку такое требование вытекает из сущности самого дарения. При этом ход рассуждений Редакционной комиссии, посредством которых она пришла к такому выводу, представляет чрезвычайный интерес, в том числе и с позиций современных гражданского законодательства и науки гражданского права.

В материалах Редакционной комиссии подчеркивается, что дарение составляет исключение из свойственных человеку действий, направленных преимущественно к приобретению, а не к безвозмездному отчуждению имущества, поэтому дарение не совершается без особых побуждений, которые могут быть вполне бескорыстными (благодарность, любовь и т.п.) или могут быть направлены на достижение разных выгод и даже безнравственных целей (средство подкупа, соблазна и т.п.). Но главное состоит в том, что между дарителем и одаряемым должны существовать известные чисто личные отношения нравственного свойства, которые обыкновенно продолжаются и после совершения дарения, независимо от юридических последствий, возникающих из этой сделки.

Ввиду такого личного характера, отличающего дарение от других имущественных сделок, одаряемому небезразлично, кто именно, по какому побуждению и с какой целью намерен предоставить ему имущественную прибыль. Точно так же и предмет дарения, хотя бы он исходил от близкого друга или родственника, не всегда является выгодным для одаряемого, но может иногда и принести последнему убытки. Если же еще принять во внимание, что всякое дарение, независимо от обязательств, которые может установить сам даритель, в силу закона возлагает на одаряемого известные обязанности, например обязанности возврата имущества в случае совершения действий, которые могут быть расценены как неблагодарность, то станет ясно, что дарение не может осуществляться без согласия одаряемого на принятие дара. «Дарение, — полагала Редакционная комиссия, — как и всякое другое благодеяние, никому не может быть навязываемо, следовательно, не может быть и совершаемо без согласия одаряемого» .

Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 361.

Необходимость принятия дарения для действительности этой юридической сделки не только имеет то значение, что никто не может быть одарен против его воли, но имеет еще и то последствие, что даритель до изъявления одаряемым согласия на принятие имущества может отказаться от своего намерения, следовательно, одностороннее предложение или обещание совершить дарение не имеет обязательной силы.

В результате Редакционная комиссия пришла к заключению, в соответствии с которым необходимость принятия дарения (согласия одаряемого на приобретение имущества в виде дара) «вытекает из самого внутреннего свойства дарения, безусловно обязательна для каждого дарения. » А поскольку дарение не может осуществиться без обоюдного согласия сторон (дарителя и одаряемого), то «из этого следует, что дарение есть договор, ибо. соглашение двух или нескольких лиц о приобретении, изменении или прекращении прав признается договором» .

В связи с этим в проекте Гражданского уложения нормы о дарении составили гл. IV «Дарение» разд. II «Обязательства по договорам» кн. V «Обязательственное право». Указанная глава открывалась нормой, содержащей следующее определение договора дарения: «По договору дарения даритель, при жизни своей, безвозмездно предоставляет другому лицу какое-либо имущество. К предоставлению кому-либо имущества на случай смерти применяются правила о завещаниях» (ст. 1782).

Несмотря на имеющиеся разногласия между российскими правоведами относительно правовой природы дарения и места этого института в системе гражданского права, называемые ими основные черты (признаки) дарения (договора дарения) в основном совпадали . Речь шла о четырех характерных признаках: 1) безвозмездность дарения; 2) направленность на увеличение имущества одаряемого; 3) уменьшение имущества дарителя; 4) намерение дарителя одарить одаряемого.

Признак безвозмездности дарения не толковался таким образом, что непременно должно отсутствовать всякое встречное предоставление. Так, Г.Ф. Шершеневич отмечал, что с юридической точки зрения «под безвозмездностью следует понимать только то, что передаваемой ценности не соответствует эквивалент. Нельзя, например, считать возмездным дарение потому, что за подаренные нож или ружье одаряемый вручает дарителю монету, руководствуясь народным предрассудком, что железо и сталь дарить опасно» . При этом считалось, что мотивы и побуждения дарителя, даже если они были отнюдь не бескорыстными, не порочили признака безвозмездности дарения. Например, Д.И. Мейер писал: «Действительно, очень редко дарение производится совершенно бескорыстно, а обыкновенно или оно составляет вознаграждение за какую-либо услугу, оказанную дарителю со стороны лица одаряемого, или даритель хочет приобрести какие-либо материальные или нематериальные выгоды, например, склонить лицо одаряемое на свою сторону: но тем не менее сделка остается дарением. Поэтому если лицо одарит кого-либо в надежде на его услугу, которая, однако же, не оказывается, то дарение все-таки действительно, потому что надежда на вознаграждение не имеет юридического момента» .

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. С. 128.

Направленность дарения на увеличение имущества одаряемого, как отмечал Г.Ф. Шершеневич, должна составлять непосредственную цель дарения. Он подчеркивал, что по этой причине «не подходит под понятие дарения такая меновая сделка, в которой одна сторона выигрывает более другой, потому что такое обогащение составляет случайный элемент и не является прямой целью соглашения. Не будет дарением, когда должник, снисходя к кредитору, предоставляет ему в обеспечение его права требования залог или поручительство, потому что этим действием он не увеличивает ценности имущества своего верителя, а только обеспечивает его права» .

При дарении увеличение имущества одаряемого должно осуществляться за счет уменьшения имущества дарителя. Этот признак, по мнению дореволюционных правоведов, позволял отличать дарение от завещания. Например, Д.И. Мейер указывал, что «даритель лишается какого-либо права, и притом при жизни, потому что если лицо дарит что-либо другому, но так, чтобы дар перешел к одаряемому по смерти дарителя, то дарение уже имеет вид завещательного распоряжения» . С этим мнением соглашался и Г.Ф. Шершеневич, который также отмечал, что «этим признаком дарение отличается от завещания. По завещанию наследователь оставляет все свое имущество или часть другому лицу, но имущество его не уменьшается, пока он жив, а после его смерти это имущество будет принадлежать уже не наследователю, а наследнику» . По мнению Г.Ф. Шершеневича, данный признак позволял также отличать договор дарения от некоторых других договоров. В частности, он утверждал: «С точки зрения того же признака не будет дарением страхование жизни в пользу третьего лица, потому что увеличение имущества этого последнего не связано с уменьшением имущества страхователя» .

Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 1. С. 241.

Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. Т. 2. С. 129.

И наконец, один из главных признаков дарения, по мнению российских правоведов, состоял в наличии у дарителя намерения одарить другое лицо. Д.И. Мейер объяснял этот признак следующим образом: «Как каждая сделка предполагает волю лица на ее совершение, так и дарение предполагает со стороны дарителя намерение одарить другое лицо (animus donandi), так что где нет этого намерения, нет и дарения, хотя бы были налицо все другие его принадлежности. Поэтому если какая-либо сделка, заключенная возмездно, оказывается недействительной, но может сохранить силу как дарение, то отсюда не следует еще, что она сама собой обращается в дарение, потому что при недействительности сделки возмездной не разумеется само собой намерение лица одарить другого контрагента» .

Мейер Д.И. Указ. соч. Ч. 1. С. 243.

В материалах Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения можно обнаружить свидетельства детальнейшего анализа указанного признака дарения в процессе подготовки законопроекта. В частности, там отмечается, что необходимым условием самого намерения дарителя одарить другое лицо должно быть сознание отчуждателя, что он производит обогащение другого лица. Хотя из самого понятия дарения как способа отчуждения уже вытекает, что оно может быть последствием лишь сознательной воли дарителя, но для понятия дарения требуется еще сознание отчуждателя, что приобретатель получает имущественную прибыль, поскольку без такого сознания не может быть речи и о намерении одарить. В подтверждение указанных рассуждений приводился пример, когда кто-либо покупает вещь за слишком высокую плату или продает ее слишком дешево, не зная действительной стоимости вещи. В этом случае он предоставляет другому лицу имущественную прибыль бессознательно, а следовательно, и не намеренно, вследствие чего в таких действиях не имеется дарения в юридическом смысле этого слова.

Вместе с тем Редакционная комиссия отмечала, что могут быть и такие случаи, когда лицо, лишающее себя имущества, сознательно обогащает приобретателя, не имея вовсе намерения произвести дарение. Например, лицо, приобретая вещь, сознательно платит за нее цену выше ее действительной стоимости только потому, что приобретаемая вещь ему крайне необходима; или лицо продает вещь за бесценок вследствие крайней нужды в деньгах. Указанные лица вполне сознают, что они обогащают других, хотя вовсе не имеют такого намерения, а желают лишь избежать невыгодных для них самих последствий. Очевидно, что в подобных случаях нельзя говорить о дарении. Однако из этого не вытекает, что намерение дарителя должно иметь своей целью благодеяние без примеси каких-либо других, в том числе эгоистических, побуждений. «Требуется только, — подытоживает Редакционная комиссия, — чтобы в ряду побуждений и целей, руководящих отчуждателем, было намерение обогатить приобретателя; в чем же заключаются другие побуждения дарителя, — безразлично» .

Гражданское Уложение: Проект. Том второй. С. 359.

Спорным являлся вопрос о значении дарений, делаемых из благодарности (donatio remuneratoria). Было признано, что по общему правилу нет оснований не признавать за дарением, совершаемым из благодарности, свойства истинного дарения и освобождать его от установленных для этого института специальных правил. Чувство благодарности является не только слишком неопределенным побуждением, но и легко обнаруживается, так что всякое дарение можно подвести под такое побуждение. Сомнения могут возникнуть лишь в том случае, когда действие, в благодарность за которое совершается дарение, заключается в исполнении таких работ или услуг, которые делаются обыкновенно за денежную плату, а потому имеют свойство промысла. Подход Редакционной комиссии к подобным ситуациям состоял в том, что оценка сделки, посредством которой лицо производит вознаграждение за работы или услуги, зависит от намерений этого лица. Если указанное лицо, полагая, что одаряемый выполнил работы или оказал услуги безвозмездно и бескорыстно, желает выразить ему благодарность в форме дарения, то такая сделка составляет действительное дарение. Если же лицо, в пользу которого совершена работа без предварительного соглашения о вознаграждении, признает себя обязанным к вознаграждению, то производимая на этом основании уплата должна признаваться не дарением, а платежом долга .

Договор дарения в современном гражданском праве

Исследование правовых оснований института дарения в РФ. Понятие, признаки и основные элементы договора дарения. Права и обязанности дарителя и одаряемого. Ответственность по договору дарения. Отличия договора пожертвования и консенсуального договора.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 21.01.2013
Размер файла 45,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

1. Понятие и признаки договора дарения

2. Элементы договора дарения

2.1 Предмет договора дарения

2.2 Стороны договора дарения

3. Формы договора дарения

4. Содержание договора дарения

4.1 Права и обязанности дарителя

4.2 Права и обязанности одаряемого

4.3 Ответственность по договору дарения

4.4 Отмена договора дарения

Список использованных источников

В современном российском праве предусмотрены различные условия приобретения и отчуждения права собственности (купля-продажа, рента, аренда с правом выкупа). К ним можно отнести и дарение.

Дарение является одним из старейших договоров гражданского права. Уже в римском праве периода республики (V-I вв. до н.э.) дарение признавалось одним из оснований возникновения права собственности.

Тема «Договор дарения в современном гражданском праве» является актуальной и на сегодняшний день. Отношения, возникающие в связи с дарением, намного шире и разнообразнее, чем кажется на первый взгляд.

Радикальные социально-экономические преобразования, произошедшие в нашей стране в последние десятилетия, в значительной мере затронули гражданско-правовые отношения. При переходе нашей страны к рыночной экономике возросла роль договора, который в большинстве случаев является единственным регулятором взаимоотношений сторон в гражданском обороте. Договор дарения не является исключением, занимая заметное место среди договоров, направленных на передачу имущества в собственность, выступая в качестве одного из способов возникновения права собственности у участников гражданских правоотношений. В настоящее время практическая значимость договора дарения постоянно возрастает, т.к. все большее число организаций и отдельных граждан заключают данный договор. Договор дарения является традиционным для российского гражданского законодательства, широко используемым в ежедневной практике.

Цель курсовой работы — рассмотреть институт дарения. Выявить его основные особенности как правового явления.

Объект исследования — Конституция РФ, Гражданский кодекс РФ и иные источники права.

Предмет — общественные отношения, возникающие в связи с переходом имущества (вещи или права) от одного лица к другому.

Для достижения цели курсовой работы были поставлены следующие задачи:

1) сформулировать определение договора дарения и охарактеризовать его признаки;

2) рассмотреть соответствующее федеральное законодательство, законодательство субъектов федерации;

3) изучить нормативно-правовые акты и научную литературу;

4) определить особенности элементов договора дарения;

5) охарактеризовать виды договора дарения, выявить различия договора дарения и синонимичных понятий;

6) охарактеризовать содержание договора дарения.

Методологической основой исследования служит диалектический метод познания объективной действительности, предполагающий изучение правовых явлений и понятий в их развитии и взаимообусловленности, а также иные общие научные методы, такие как анализ и обобщение.

В курсовой работе были использованы такие нормативно-правовые акты, как Конституция РФ, Гражданский Кодекс РФ, судебная практика и другие, а также научные статьи и работы: Эрделевского А., Александровой С.Н., Дерюга Н.Н.,Крашенинникова П.В., Брагинского М.И., Витрянского В.В.

Теоретическую основу исследования составили работы таких ученых-юристов, как Брагинский М.И., Мейер Д.И., Иоффе О.С., Шершеневич Г.Ф. и других ученых, которые затрагивают в своих работах различные аспекты института дарения.

Данная курсовая работа представлена четырьмя главами: глава 1. «Понятие договора дарения», глава 2. «Элементы договора дарения», глава 3. «Виды договора дарения», глава 4. «Содержание договора дарения».

1. Понятие договора дарения

Дарение, как один из древнейших институтов гражданского права, опосредует переход в собственность имущества от одного субъекта права к другому.

В современном гражданском праве условия и порядок этого перехода регулируются договором дарения, которому посвящена глава 32. Дарение ГК РФ. Действующий ГК РФ отводит договору дарения одиннадцать статей, что свидетельствует о том, какое пристальное внимание уделяет законодатель институту дарения и юридической конструкции договора дарения: ст. 572 ГК РФ, ст. 573 ГК РФ, 574 ГК РФ, ст. 575 ГК РФ, ст. 576 ГК РФ, ст. 577 ГК РФ, ст. 578 ГК РФ, ст. 579 ГК РФ, ст. 580 ГК РФ, ст. 581 ГК РФ, ст. 582 ГК РФ.

Договор дарения — гражданско-правовой договор, в соответствии с которым одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (ст. 572 ГК РФ).

Прежде всего, стоит остановиться на определении договора дарения. В п.1 ст. 572 ГК РФ договор дарения раскрывается через обязанности одной стороны — дарителя. Такая формулировка может привести к выводу о дарении как односторонней сделке дарителя или об односторонне обязывающем договоре. Между тем само название ст. 572 «Договор дарения» и упоминание в ней о дарителе и одаряемом подтверждает, что дарение признается двусторонним договором. А указание ГК на обязанности одаряемого (обязанность возвратить вещь в случае отмены дарения, обязанность выполнить условия, поставленные при дарении в общеполезных целях) и его права (право отказаться от принятия дара до его передачи по консенсуальному договору, право использовать пожертвованное имущество по другому назначению из-за изменившихся обстоятельств) также свидетельствуют о том, что договор дарения может быть двусторонне обязывающим договором.

Дарение является договором, а не односторонней сделкой, ибо всегда требует согласия одаряемого на принятие дара. Обычно согласие выражается в форме принятия дара. В связи с этим не может, например, считаться дарением отказ от наследства в пользу другого лица( ст. 1158 ГК РФ), который представляет собой одностороннюю сделку, не требующую согласия последнего. Вместе с тем по общему правилу дарение — односторонний договор, в котором у одаряемого отсутствуют обязанности (если речь не идет о такой особой разновидности дарения, как пожертвование).

Многие договоры гражданского права могут выступать в качестве как возмездных так и безвозмездных. Договор дарения является безвозмездным во всех случаях.

Имущественные права, являющиеся предметом дарения, могут иметь как обязательный (права требования), так и вещный характер Кунцевич А. С. Актуальные проблемы договора дарения//Научно-практическое издание. Нотариус. 2012. №4. С. 21. .

В результате дарение происходит оборот имущественных благ, довольно тесно связанных во многих случаях с духовными, моральными отношениями. Несмотря на широту предмета договора дарения и особенности этого договора, с его помощью регулируются только имущественные отношения, в конечном итоге направленные на получение одаряемым материальных благ (вещей, денег) или сбережение своего имущества (оплата дарителем услуг для одаряемого). В то же время в актах дарения на первый план выступают не правовые, а чисто этические соображения. Более того, именно особенные (дружественные, родственные) отношения, связывающие дарители и одаряемого, требуют правового регулирования, принципиально отличного от строгих правил возмездных договоров. С этой точки зрения договор дарения представляет собой совершенно уникальную юридическую конструкцию со специфическими особенностями.

Договор дарения опосредует переход имущества (вещи, права и т. п.) от одного лица к другому, причем и даритель и одаряемый являются юридически равноправными субъектами. Таким образом, правоотношения, возникающие из договора дарения, входят в рамки предмета гражданского права и адекватны методу гражданско-правового регулирования Кунцевич А. С. Актуальные проблемы договора дарения//Научно-практическое издание. Нотариус. 2012. №4. С. 21. .

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (пункт 2 статьи 574 ГК РФ) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности.

Дарение всегда связано с безвозмездным увеличением имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя, осуществляемого путем:

— передачи в собственность одаряемому принадлежащей дарителю вещи;

— передачи одаряемому дарителем имущественного права в отношении самого дарителя (точнее, наделяя одаряемого, например, правом периодического получения определенной денежной суммы за счет банковского вклада или иного имущества дарителя);

— освобождение одаряемого от исполнения имущественной обязанности в отношении дарителя (т.е. прощение долга в соответствии со ст. 415 ГК РФ).

— освобождение одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом.

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств, благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве.

В числе таких признаков можно назвать следующие:

во-первых, основной квалифицирующий признак договора дарения состоит в его безвозмездности. Договор дарения относится к безвозмездным договорам, по которым одна сторона предоставляет либо обязуется предоставить что-либо другой без получения от нее платы или иного встречного предоставления. В юридической литературе существует взгляд на безвозмездные отношения в гражданском праве. Елисеев И.В. пишет: «Однако и безвозмездные правоотношения также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное. Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно» Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. — М., 2000. С.114. . Признак безвозмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого. Такой договор признается притворной сделкой и к нему применяются правила, предусмотренные п.2 ст. 170 ГК РФ.

Во-вторых, признаком дарения является увеличение имущества одаряемого. Объем имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему дарителем вещи или имущественного права либо освобождения его от обязанности. В последнем случае уменьшается часть имущества одаряемого, составляющего его пассивы, что равносильно увеличению активов последнего.

В-третьих, при дарении увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя. И этот признак необходим для отграничения договора дарения от иных договоров и сделок, реализация которых сулит увеличение имущества лица, но не за счет уменьшения имущества оказывающего ему услугу другого лица.

В-четвертых, признаком договора дарения является также наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождающего его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества. При отсутствии такого намерения у «дарителя» договор признается возмездным.

В-пятых, признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара. Данный признак не всегда можно обнаружить в отношениях, связанных с дарением, особенно если договор дарения заключен по модели реального договора.

Дарение может быть как реальным, так и консенсуальным договором. Следовательно, юридическое значение имеет не только непосредственная безвозмездная передача имущества от дарителя к одаряемому, но при определенных условиях (в консенсуальном договоре) — и обещание подарить имущество, порождающее обязательное отношение между дарителем и одаряемым Российское гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. Том II. — М., 2010. С.294. .

Принципиальным условием договора дарения является его безвозмездность. Обе стороны должны осознавать, что имущественные выгоды предоставляются безвозмездно. Не будет признаваться дарением соглашение, по которому одаряемый в свою очередь предоставляет какие-либо имущественные выгоды дарителю. Такая сделка приравнивается к притворной (п.2 ст.170 ГК).

2. Элементы договора дарения

2.1 Предмет договора дарения

Одним из основных элементов договора дарения является его предмет.

При этом договор дарения по современному гражданскому праву имеет сложный предмет, состоящий из действий дарителя: передача дара, освобождение от обязанности, — которые называют объектом первого рода или юридическим объектом, а также самого имущества (вещи, права, обязанности), которое обычно именуется объектом второго рода или материальным (применительно к вещи) объектом. ГК РФ возвращает нас к прежнему пониманию предмета дарения, даже несколько расширяя его с учетом многолетней дореволюционной практики, получившей признание и в литературе и в законопроектной работе того времени.

Предмет договора дарения понимается очень широко и не исчерпывается традиционным дарением материальных вещей или денег.

В любом случае предметом дарения может быть только конкретное имущество, поэтому ничтожен договор, где обещается дарение всего имущества или его неиндивидуализированной части.

Между тем, в юридической литературе можно встретить упрощенный взгляд на предмет договора дарения. Например, по мнению М.Г. Масевич «предметом договора дарения могут быть вещи, деньги, ценные бумаги, иные имущественные права, предоставляемые одаряемому, а также освобождение последнего от имущественных обязанностей» Масевич М.Г. Дарение (глава 32) // ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/ под ред. Садикова О.М. — М., 1998. .

Некоторые авторы критикуют ГК РФ за неоправданное, на их взгляд, расширение предмета договора дарения. Так, И.В. Елисеев по этому поводу пишет: «Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов. Причина этого заключается в том, что в одно множество объединяются такие разнообразные объекты, как имущество (вещи и имущественные права) и действия (освобождение от обязанности). Предметом дарения являются некоторые юридические деяния: прощение долга, перевод долга, принятие на себя исполнения обязательств. Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, т.е. увеличение имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. М.И. Брагинский и В.В. Витрянский на критические замечания И.В. Елисеева в адрес ГК РФ возразили следующее: «Во-первых, представляется весьма странная попытка исключить из понятия предмета договора действия сторон. Ведь предмет всякого рода — это по сути, предмет вытекающего из него обязательства, а предмет обязательства состоит, как раз, в действиях обязанной стороны. Применительно к договору дарения ограничить предмет договора передаваемым одаряемому имуществом можно только в отношении договора, совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, да и то лишь в силу того, что такой договор не порождает обязательства. В остальных же случаях предметом договора дарения, прежде всего, являются действия дарителя, что вытекает из определения самого понятия обязательства (п.1 ст. 307 ГК РФ). Во-вторых, если взять такой объект договора дарения как действия дарителя, то ГК РФ говорит о передаче вещи, о передаче имущественного права (требования) к себе или третьему лицу, об освобождении одаряемого от имущественной обязанности (п.1 ст.572).

Что же касается уступки прав требования, перевода долга или прощения долга, принятия дарителем на себя исполнения обязательства, то применительно к договору дарения они представляют собой юридически технические средства, с помощью которых даритель выполняет действия, составляющие предмет договора дарения и объединяет эти действия дарителя отнюдь не только то обстоятельство, что все они направлены на увеличение имущества одаряемого, но также и на то, что все они совершаются дарителем безвозмездно за счет уменьшения своего имущества, с совершенно определенным намерением увеличить имущество и с согласия последнего на принятие имущества, налицо все основные признаки договора дарения».

А. Л. Маковский отмечает, что «в вопросе о том, что может быть предметом договора дарения, и доктрина, и законодательство разного времени и разных стран предлагают самые различные решения от понятия дарения только как безвозмездного отчуждения материального объекта до понимания под ним того, что называлось вышедшим из употребления словом «облагодетельствование» и несколько точнее может быть описано как намеренное безвозмездное предоставление за свой счет имущественных выгод другому лицу» Маковский А.Л. Дарение (глава 32)// ГК РФ. Часть II: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель/ под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. — М., 1996. С. 305. .

Сложный же предмет договора дарения может быть разбит на пять частей, каждая из которых имеет в известном смысле, самостоятельное значение:

1. Передача дарителем вещи в собственность одаряемого. Представляет собой наиболее типичный предмет договора дарения. Договор дарения отличается от многих других договоров, направленных на передачу имущества (аренда, ссуда, наем) тем, что вещь передается в собственность и безвозмездно.

2. Передача одаряемому имущественного права (требования) дарителем «к самому себе». По мнению А.Л. Маковского, под «передачей права (требования) к себе» следует понимать предоставление одаряемому только обязательственного права требования к дарителю.

3. Передача одаряемому принадлежащего дарителю имущественного права (требования) к третьему лицу осуществляется посредством безвозмездной уступки соответствующего права одаряемому при условии соблюдения правил, регулирующих цессию. Следовательно, по такому договору дарения не могут быть переданы права, неразрывно связанные с личностью кредитора, в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также права по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Не подлежит передаче по такому договору дарения также права по ценным бумагам в документарной форме, которые относятся к вещам.

4. Освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем в юридической литературе обычно сводят к прощению долга. Так, И.В. Елисеев пишет: «Освобождение от обязанности перед самим дарителем называется прощением долга. Буквальное толкование ст.415 ГК РФ приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой и обусловлено лишь соблюдением прав других лиц в отношении имущества кредитора-дарителя. Однако, такой вывод некорректен, поскольку в силу ст. 572 ГК РФ прощение долга всегда является договором дарения и поэтому требует согласия должника» Гражданскае право/под ред. А.П. Сергеева, Ю.К.Толстого Часть II. — М., 2000. С. 116. .

5. Освобождение одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом возможно путем исполнения дарителем обязательств, заявляющегося в нем должником одаряемого перед кредитором по такому обязательству. Речь идет о применении специальной конструкции исполнения обязательства путем возложения его исполнения на третье лицо. Другой вариант договора дарения путем освобождения одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом состоит в том, что даритель занимает место должника в обязательстве, освобождая тем самым от него одаряемого. Замена участника обязательства на стороне должника осуществляется с помощью перевода долга; перевод долга допускается лишь с согласия кредитора.

2.2 Стороны договора дарения

Сторонами договора дарения являются даритель и одаряемый. Даритель должен быть собственником вещи или обладателем права, передаваемых в дар, однако не допускается дарение от имени малолетних и граждан, признанных судом недееспособными.

Физические и юридические лица, участвующие в отношениях, связанных с дарением, должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к субъектам гражданского права в части их правоспособности и дееспособности (применительно к гражданам).

Юридические лица, не являющиеся собственниками своего имущества, могут дарить лишь с согласия собственника-учредителя(п. 1 ст. 576 ГК РФ), если только речь не идет об обычных подарках стоимостью не свыше пяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 575 ГК РФ).Это относится и к дарению движимого имущества, находящегося в хозяйственном ведении предприятия (п. 2 ст. 295 ГК РФ) либо в самостоятельном распоряжении учреждения (п. 2 ст. 298 ГК РФ).Но и передача вещи в дар юридическому лицу — не собственнику влечет появление у него лишь соответствующего ограниченного вещного права на данную вещь, а права собственности на нее — у его учредителя (например, в случае дарения имущества государственным музеям, вузам, библиотекам и т.п.) Российское гражданское право/Под ред. Е.А. Суханова. Том II. — М., 2010. С.296. .

Это интересно:  Договор дарения код дохода 2 ндфл 2019 год

Особенность договора дарения применительно к его субъектному составу состоит в том, что в отношении некоторых субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участие в отношениях, связанных с дарением. Существует большая группа случаев запрета дарения, в зависимости от субъектного состава (ст.575 ГК РФ). Практике известны случаи, когда под дарением скрывается вымогательство взятки, поэтому не могут быть одаряемыми государственные и муниципальные служащие в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. По этой же причине, но отчасти и по моральным соображениям запрещено одаривание работников социальных учреждений гражданами, находящимися в этих учреждениях на лечении, содержании или воспитании, и родственниками этих граждан.

Запрещено дарение между коммерческими организациями, поскольку цель их деятельности — извлечение прибыли, а не благотворительность.

Запреты дарения не распространяются на обычные подарки стоимостью до пяти минимальных размеров оплаты труда.

В юридической литературе существует точка зрения, согласно которой государство надлежит исключить из круга одаряемых по обычным договорам дарения, сохранив за ним должность выступать в качестве одаряемого лишь по договору пожертвования. Например, И.В. Елисеев пишет: «Право государства совершать дарение не вызывает сомнений, но в качестве одаряемого лица оно может выступать лишь в договоре пожертвования. Это естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно принимая подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может» Гражданское право/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть II. — М., 2000. С.120. .

Рассмотрим более детально, в отношении каких субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участии в отношениях, связанных с дарением.

Во-первых, запрещение дарения установлено в отношении законных представителей малолетних граждан и граждан, признанных недееспособными. Как известно, по общему правилу законные представители малолетних (родители, усыновители или опекуны), а также опекуны граждан, признанных судом недееспособными, могут совершать от их имени гражданско-правовые сделки.

Во-вторых, не допускается дарение работникам социальной сферы (лечебных, воспитательных учреждений, учреждений соц. защиты и др.) гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

В-третьих, такой же запрет действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов местного самоуправления в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. В отношении положений в ГК РФ об этих двух категориях лиц, выступающих в качестве одаряемых также существует немало точек зрения.

В-четвертых, не допускается дарение за исключением обычных подарков в отношениях между коммерческими юридическими лицами.

В-пятых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении субъекта права общей собственности. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускает по соглашению всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности (п.2 ст. 576 ГК РФ).

В-шестых, соблюдение некоторых дополнительных условий, которые можно рассматривать и в качестве ограничения дарения, требуется при совершении дарения не самим дарителем, а его представителем по доверенности. В этом случае, полномочия представителя на совершения дарения, обозначенные в доверенности, должны носить не общий, а конкретный характер: в доверенности должны быть указаны конкретный предмет дарения и конкретный одаряемый. Несоблюдение этого требования влечет ничтожность как самой доверенности, так и договора дарения.

Основными формами дарения являются реальный договор (непосредственное дарение) и консенсуальный договор дарения (обещание дарения). В качестве классификационного критерия здесь выступает момент заключения договора.

Реальный договор дарения представляет собой пример особого рода вещного договора — до его заключения права и обязанности сторон не могут возникнуть, а передачей имущества (перенесением вещного права на дар) отношения сторон исчерпываются (после исполнения прав и обязанностей сторон не возникает). Реальный договор отличается от консенсуального тем, что для заключения реального договора необходима также передача имущества, поэтому такой договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (п. 1, 2 ст. 433 ГК РФ). В этом смысле, договор дарения, совершаемый путем передачи имущества одаряемому, на первый взгляд представляется реальным договором: отсутствует разрыв во времени между заключением договора и появлением права у одаряемого; передача имущества дарителем представляет собой не исполнение обязательства, а действие последнего по заключению договора дарения.

Специфические черты реального договора дарения, отсутствующие у других реальных договоров:

во-первых, иные реальные договоры (рента, заем, перевозка) заключается (путем передачи имущества) в том числе и на основе соглашения сторон, которые вступают в силу с момента передачи имущества. Для договора дарения такая возможность исключается: при наличии соглашения между дарителем и одаряемым мы имеем дело с консенсуальным договором обещания дарения.

Во-вторых, передача дарителем имущества в качестве дара одаряемому имеет своим результатом непосредственное возникновение у одаряемого права собственности на подаренное имущество.

Форма реального договора дарения может быть устной, поскольку он исполняется в момент его совершения. Непременно письменной должна быть форма консенсуального договора дарения. В письменной форме, независимо от того, является ли договор реальным или консенсуальным, должен быть заключен договор, в котором дарителем является юридическое лицо, а стоимость дара превышает пять минимальных размеров оплаты труда. Несоблюдение письменной формы в этом случае влечет ничтожность договора дарения. При дарении недвижимого имущества государственной регистрации подлежит не только вещное право одаряемого на недвижимость, но и сам договор дарения (ст.574 ГК РФ).

Консенсуальный договор дарения (обещания дарения) требует не только обязательной письменной формы, но и сформулированного в нем ясно выраженного намерения совершить дарение в будущем. в таком договоре требуется также указание конкретного одаряемого лица и точного предмета дарения — в виде вещи. права или освобождения от обязанности. Обещание подарить всё или часть имущества без указания на конкретный предмет дарения ничтожно (п. 2 ст. 572 ГК РФ). Консенсуальный договор дарения, будучи односторонним договором, порождает для одаряемого право требовать его исполнения дарителем, а для дарителя — обязанность его исполнения в соответствующий срок (ст. 314 ГК РФ) и не влечет каких-либо обязанностей для одаряемого. Исключение составляют две ситуации:

1) Обязанность одаряемого бережно относиться к подаренной вещи, представляющей большую неимущественную ценность для дарителя (например, к письмам, дневникам. рукописям) (п. 2 ст. 578 ГК РФ).

2) Обязанность принимающего пожертвование лица обеспечить использование пожертвования имущества по определенному жертвователем назначению (п.3 и 5 ст. 582 ГК РФ).

Как и большинство других сделок, договор дарения может быть заключен под отлагательным условием, например, под условием достижения одаряемым определенного общественно полезного результата (окончание учебного заведения, вступление в брак и т.п. Российское гражданское право/Под ред. Е.А. Суханова. Том II. — М., 2010. С.298. .

В договоре дарения возможны условия о передаче имущества, мерах по его сохранению или другие условия, не противные природе договора дарения. Реальный договор дарения обычно не порождает обязательства, выступая лишь как основание возникновения прав на стороне одаряемого. В отличие от него консенсуальный договор дарения в своем развитии проходит два этапа: сначала он порождает соответствующее обязательство, а затем исполнение этого обязательства приводит к возникновению у одаряемого вещных прав в отношении дара. На первом (обязательном_ этапе дарения может быть прекращено так же, как и любой другой договор гражданского права Кунцевич А. С. Актуальные проблемы договора дарения//Научно-практическое издание. Нотариус. 2012. №4. С. 21. .

М.И. Брагинский подчеркивал: «Существующие вещные договоры не укладываются, в отличие от реальных договоров, в рамки обязательственных правоотношений и соответственно, могут рассматриваться как один из случаев проникновения внешних элементов в обязательственные правоотношения. Вещный договор отличается не только от консенсуальных, но и от реальных договоров. Имеется в виду, что реальные договоры относятся к категории обязательственных. Это означает, что такие договоры, хотя и возникают с передачей вещи, но вместе с тем, порождают обычное обязательственное правоотношение с наличием у сторон взаимных прав и обязанностей» Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. — М.: Статут, 2000. С.338. .

Еще одну важную особенность договора дарения как вещного договора отличает М.И. Брагинский, а именно: в отличие от иных гражданско-правовых договоров, понятие договора дарения лишено таких аспектов, как «договор-правоотношение» и «договор-документ» (форма выражения правоотношений) и имеет лишь одно значение — «договор-сделка». «Все дело в том, что вещный договор не предполагает какого-либо обязательственного правоотношения. Его функции ограничиваются тем, что речь идет именно о договоре-сделке и как таковой он не укладывается в рамки, обычные для классификации договоров. Это относится, в частности, к делению «договоров-правоотношений» на односторонние и двусторонние. Характеристика односторонности и двусторонности сделки имеет, как хорошо известно, совсем иное значение» Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. — М.: Статут, 2000. С.338. .

Различается дарение имущества и его получение по наследству. Поэтому договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. Такого рода дарение может быть признано завещанием, если соблюдены условия действительности завещания (нотариальная форма и т.п.).

Но возможна и другая классификация, в основу которой положена цель дарения. Так, различают дарение в собственном смысле слова, т.е. договора обещания дарения и договора пожертвования. Выделение данных видов договора дарения не является результатом строгой научной классификации на основе какого-либо единого критерия, а скорее объясняется наличием применительно к каждому из них определенного набора квалифицирующих признаков, отражающих особенности данных видов договоров дарения, которые требуют специального регулирования.

Договору обещания дарения присущи следующие характерные признаки:

Во-первых, такой договор носит консенсуальный характер и порождает обязательство дарителя передать одаряемому вещь в собственность или имущественное право либо освободить одаряемого от обязательства. Данное обязательство является односторонним, обязанностям дарителя корреспондируют соответствующие права (требования) одаряемого. Иными словами, в лице договора обещания дарения мы имеем самостоятельный тип гражданско-правового договорного обязательства.

Во-вторых, договор обещания дарения под страхом его недействительности должен иметь обязательную письменную форму (п.2 ст. 574 ГК РФ).

В-третьих, договор обещания дарения должен содержать ясно выраженное намерение дарителя совершить в будущем безвозмездную передачу одаряемому вещи или права либо освободить его от имущественной обязанности (п.2 ст. 572 ГК РФ).

В-четвертых, текст договора обещания дарения должен включать в себя условия о конкретном лице, являющемся одаряемым, и о конкретном предмете дарения в виде вещи, права или освобождения одаряемого от обязанности. Обещание дарителя подарить все свое имущество или часть всего своего имущества без указания на конкретный предмет дарения признается ничтожным (п.2 ст. 572 ГКРФ).

Таким образом, к существенным условиям договора обещания дарения следует отнести: условие о ясно выраженном намерении дарителя совершить безвозмездную передачу одаряемому вещи, права или освободить его от обязательства; условие о конкретном лице — одаряемом; указание на конкретный предмет дарения.

Договор пожертвования — договор дарения вещи или права в общеполезных целях, под которым следует понимать цели, полезные как для общества в целом, так и для отдельных социальных групп (например, лиц пенсионного возраста, лиц определенной профессии, малоимущих).

В соответствии с п. 1 ст. 582 ГК РФ необходимым признаком пожертвования, как и всякого договора дарения, является безвозмездность передачи имущества. Если этот институт используется в корыстных целях, к нему нужно применять положения о мнимой сделке или о сделке, которую стороны действительно имели в виду (ст. 170 ГК РФ).

Договору пожертвования присущи следующие признаки:

Во-первых, договор пожертвования может совершаться как путем передачи одаряемому дара, так и посредством обещания дарения, что лишний раз подтверждает, что указанные виды договора дарения не имеют единого классификационного критерия.

Во-вторых, предметом договора дарения признаются лишь передача вещи или передача имущественного права. Следовательно, пожертвования не могут осуществляться путем освобождения одаряемого от его обязательств. В-третьих, ограничения круга субъектов на стороне одаряемого. В качестве таковых могут выступать граждане, лечебные, воспитательные учреждения, организации социальной защиты и другие аналогичные учреждения; благотворительные, научные и учебные организации, фонды, музеи и другие учреждения культуры, общественные и религиозные организации, а также государство (РФ и ее субъекты) и муниципальные образования.

В-четвертых, пожертвование может быть обусловлено жертвователем использованием дара по определенному назначению.

В-пятых, на принятие пожертвования не требуется чьего-либо согласия или разрешения.

Необходимо различать пожертвование и благотворительную деятельность. Благотворительная деятельность — добровольная деятельность граждан и юридических лиц по бескорыстной (безвозмездной или на льготных условиях) передаче гражданам или юридическим лицам имущества, в том числе денежных средств, бескорыстному выполнению работ, предоставлению услуг, оказанию иной поддержки. От пожертвования следует отличать спонсорство. Чаще всего спонсоры выделяют средства на проведение каких-либо мероприятий: конкурсов, семинаров, благотворительных концертов. Как правило, основное условие получения средств — размещение информации о спонсорах (например, логотипов спонсора на различных предметах). Поскольку спонсорский вклад является по своей сути платой за рекламу, то в спонсорском договоре отсутствует главная характерная черта договора дарения — безвозмездность, а присутствуют встречные обязательства как у одной, так и у другой стороны. Поэтому спонсорский договор не является разновидностью договора пожертвования».

договор дарение право обязанность

4. Содержание договора дарения

О содержании договора дарения (правах и обязанностях сторон) можно говорить лишь применительно к договору обещания дарения.

Что касается договора дарения, совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, то он представляет собой договор-сделку, т.е. юридический факт, порождающий право собственности на подаренное имущество одаряемого и соответственно прекращающий право собственности дарителя. Договорная природа такого дарения выражается лишь в том, что передача одаряемому подаренного имущества требует согласия последнего на принятие дара; впрочем, такое согласие предполагается.

Договор обещания дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее дан-ному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара.

Особенностью договора дарения является то, что в изъятие из общего положения о недопустимости одностороннего прекращения гражданско-правового обязательства, за исключением случаев, установленных законом (ст. 310 ГК), стороны договора дарения наделены широкими правами по одностороннему прекращению обязательства, вытекающего из договора дарения.

Особое правовое положение дарителя как субъекта одностороннего обязательства, исполнение которого влечет увеличение имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя, не получающего ничего взамен, нашло свое выражение в наделении его при определенных обстоятельствах правом на отказ от исполнения договора дарения без всяких для себя

Если даритель не воспользовался своим правом на отказ от исполнения договора дарения и не исполнил своего обязательства, для него могут наступить последствия, предусмотренные ГК на случай неисполнения должником гражданско-правового обязательства.

4.1 Права и обязанности дарителя

Главной обязанностью дарителя является передача дара.

Если предметом договора является вещь, то ее передача одаряемому может осуществляться посредством вручения, символической передачи (например, вручение ключей) либо вручения правоустанавливающих документов (п. 2 ч. 1 ст. 574 ГК РФ).

Передача дара в виде имущественного права в отношении третьего лица обычно производится путем вручения документов, фиксирующих основания возникновения этого права (например, уступка прав по предъявительской ценной бумаге).

Единственным основанием возникновения права в отношении самого дарителя является договор дарения. В этом случае переход права на одаряемого обычно происходит автоматически в силу истечения согласованного сторонами срока или по наступлении согласованного отлагательного условия. Передача дара в виде освобождения от обязанности требует от дарителя совершения определенных действий, например получения согласия кредитора одаряемого на перевод долга или исполнения обязанности за одаряемого (в случае возложения исполнения).

Обязанности дарителя по консенсуальному договору дарения пере-ходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором (п. 2 ст. 581 ГК). В отношении пожертвования это правило не действует (п. 6 ст. 582 ГК).

Право отказа от исполнения консенсуального договора дарения — одно из важнейших прав дарителя, закрепленное ст. 577 ГК. Даритель может воспользоваться этим правом в двух случаях:

1) если после заключения договора его имущественное, семейное положение либо состояние здоровья изменились настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни;

2) если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения.

Отказ дарителя от исполнения договора дарения невозможен применительно к обычным подаркам небольшой стоимости (ст. 579 ГК).

4.2 Права и обязанности одаряемого

Право на получение дара логически вытекает из самого предмета договора дарения. Его содержание определяется содержанием соответствующей обязанности дарителя.

Если предметом дарения является индивидуально-определенная вещь, то в случае неисполнения обязательства дарителем одаряемый приобретает право требовать отобрания этой вещи у дарителя (с соблюдением правил ст. 398 ГК). Если же предмет дарения — вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков (п. 2 ст. 396 ГК).

Право отказа от принятия дара закреплено за одаряемым в п. 1 ст. 573 ГК. Это право может быть осуществлено в любой момент до передачи дара и даже не обусловлено наличием каких-либо уважительных причин. Одаряемый вправе отказаться от дара вообще без указания мотивов (если соблюдены формальные требования, предусмотренные п. 2 ст. 573 ГК).

Отсюда можно сделать вывод о том, что принятие дара не является обязанностью одаряемого лица. Но какое же значение имеет тогда согласие одаряемого на принятие дара? Договорное условие о принятии дара устанавливает не обязанность одаряемого, а, скорее всего, характеризует обязанность дарителя по передаче дара, которая не может быть выполнена, пока дар одаряемым не принят. В этом смысле принятие дара — обязательное условие состоявшейся передачи дара.

Права одаряемого в обычном консенсуальном договоре дарения, по общему правилу, не переходят к его правопреемникам (если иное не предусмотрено договором — п. 1 ст. 581 ГК). Напротив, в договорах пожертвования, как правило, имеет место правопреемство (п. 6 ст. 582 ГК).

Существование обязанностей на стороне одаряемого лица — явление довольно редкое для обычного дарения. Практически оно ограничивается немногими случаями дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя. Но в договорах о пожертвовании обязанность одаряемого по использованию имущества в общеполезных целях присутствует всегда. Более того, согласно п.5 ст.582 ГК, использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением или изменение этого назначения с нарушением правил, предусмотренных законом, дает право жертвователю, его наследникам или иному правопреемнику требовать отмены пожертвования.

4.3 Ответственность по договору дарения

Несмотря на всю специфику договора дарения (обещания дарения), неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нару-шившего гражданско-правовое обязательство (гл. 25 ГК).

Однако, учитывая безвозмездный характер этого договора, закон предусмотрел из общих правил ряд изъятий, ограничивающих ответственность сторон договора.

Так, ответственность за убытки, причиненные дарителю отказом одаряемого от принятия дара, ограничена возмещением реального ущерба, если к тому же соответствующий договор дарения был заключен в письменной форме (п. 3 ст. 573 ГК).

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению дарителем в соответствии с нормами главы 59 ГК (т.е. ответственность здесь конструируется по внедоговорной модели). Общие основания деликтной ответственности в данном случае конкретизируются указанием на то, что даритель отвечает за недостатки вещи, если они возникли до передачи вещи одаряемому, не относятся к числу явных и если даритель знал о них, но не предупредил одаряемого (ст. 580 ГК). Таким образом, ответственность строится на началах вины.

Несмотря на применение к дарителю общих положений об ответственности должника, нарушившего свои обязательства, законодатель счел необходимым специальным образом урегулировать ответственность дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи (ст. 580 ГК).

Такая ответственность в целом строится по правилам деликтной ответственности (внедоговорное возмещение вреда). Особенность же, а вместе с ней и смысл специального регулирования, состоит в том, что основания такой ответственности дарителя определены в самом тексте ст.580 ГК, согласно которой в указанных случаях вред подлежит возмещению дарителем, если будет доказано, что эти недостатки возникли до передачи вещи одаряемому, не относятся к числу явных и даритель, хотя и знал о них, не предупредил о них одаряемого. Таким образом, даритель несет ответственность за вину форме умысла или грубой неосторожности. В остальном возмещение вреда причиненного жизни, здоровью или имуществу одаряемого, осуществляется по правилам, предусмотренным гл. 59 ГК об обязательствах, вследствие причинения вреда.

Кроме того, поскольку в качестве стороны (потерпевшего) в деликтном обязательстве выступает гражданин, которому причинен вред вследствие недостатков вещи и в результате ее использования для личных бытовых нужд, одаряемые пользуется не только правами стороны в деликтном обязательстве, но правами, предоставленными потребителю законодательством о защите прав потребителей. Это означает, что требование о возмещении вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу одаряемого, может быть предъявлено не только к дарителю (при наличии оснований, предусмотренных ст. 580 ГК), но и к изготовителю (исполнителю) соответствующей вещи (товара) на основании Закона РФ «О защите прав потребителей».

Нормы об ответственности дарителя за вред, причиненный жизни и здоровью или имуществу одаряемого гражданина, представляют собой специальные правила, которые не подлежат расширительному толкованию.

Так, норма, содержащаяся в ст. 580 ГК, говорит о вреде, причиненном вследствие недостатков подаренной вещи и не упоминает договоры дарения, совершаемые путем передачи прав или посредством освобождения одаряемого от его обязательств. Данная норма не имеет также никакого отношения к так называемым юридическим дефектам подаренной вещи, а все вопросы, связанные с «юридическими дефектами» передаваемой вещи (обременение правами третьих лиц, ущербность титула и т.п.), должны решаться в рамках договорной ответственности.

4.4 Отмена договора дарения

Отмена дарения дарителем (а иногда и иными лицами) возможна как в консенсуальном, так и в реальном договоре дарения в случаях обнаружившегося противоречия между мотивами и результатами дарения или не достижения целей дарения (ст. 578 ГК РФ):

— при злостной неблагодарности одаряемого, выразившейся в умышленном преступлении против жизни или здоровья дарителя, членов его семьи или близких родственников (поскольку мотив дарения предполагает благодарность или хотя бы лояльность одаряемого);

Курсовая работа: Договор дарения в современном гражданском праве

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования Тюменской области

ТЮМЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ АКАДЕМИЯ

МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

Кафедра гражданского права и процесса

«Договор дарения в современном гражданском праве»

студента III курса очной формы обучения, 262 гр.

«Допущено к защите»

Зав. кафедрой ГПиП

к.ю.н., доцент В.В. Горовенко

«_____»______________ 200_ г

Зав. кафедрой ГПиП,

Глава 1. Характеристика договора дарения………………………………….6

1.1. Понятие договора дарения…………………………………………6

1.2. Элементы договора дарения……………………………………….10

Глава 2. Содержание договора дарения………………………………………22

2.1. Права и обязанности сторон по договору дарения……………….22

2.2. Основание, объем и характер ответственности по договору

Список использованной литературы…………………………………………30

Институт дарения относится к числу древнейших не только в России, но и во всей мировой цивилизации. Издревле люди дарили друг другу подарки и, тем самым, оказывали свое уважение, дружеское отношение (а порой и любовь) к одаряемому лицу. Изначально, в первобытно-общественном строе, дарение осуществлялось вне рамок закона, ибо регулировалось обычаями, традициями, укладом жизни, характерными для тех или иных народностей. Однако можно утверждать, что дарение было присуще всем общественно-экономическим формациям.

У многих может вызвать недоумение тот факт, что такое, казалось бы, обычное дело, как вручение подарка, может иметь правовую основу. Однако отношения, возникающие в связи с дарением, намного шире и разнообразнее, чем это может показаться на первый взгляд.

Актуальность данной темы состоит в том, что предметом дарения могут быть не только вещи, передаваемые в собственность, но и различные имущественные права. Кроме того, дарение может выступать и в качестве консенсуальной сделки, то есть в форме обещаний подарить что-либо в будущем. Наконец, самый серьезный довод в пользу признания дарения полноценным договором гражданского права – это необходимость получить согласие одаряемого на принятие дара. Эти аргументы сохранили свою актуальность и легли в основу современного понимания договора дарения.

Степень научной разработанности темы. При написании данной курсовой работы были использованы труды следующих ученых-юристов: О.Н. Садикова, Е.А. Суханова, В.А. Савельева, М.И. Брагинского, В.В. Витрянского, Д.А. Малиновского, Л.Ю. Василевской и др.

Целью данной курсовой работы является анализ договора дарения как сделки и как правоотношения сторон данного договора и практики применения договора дарения.

Для достижения поставленной цели в работе ставятся следующие задачи:

1. исследование понятия договора дарения, его правовой природы;

2. изучение элементов договора дарения;

3. установление прав, обязанностей и ответственности сторон;

4. проведение анализа практики применения договора дарения;

5. формулирование предложений и рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства и практики его применения.

Предметом моей работы является анализ действующих правовых концепций, правовых актов и практики их применения.

Объектом исследования выступают общественные отношения, возникающие по поводу применения договора дарения.

Положения, выносимые на защиту:

1. Гражданское законодательство не регулирует вопрос о правомерности передачи по договору дарения имущества, имеющего культурную ценность и уникальный характер иностранным гражданам.

В целях сохранения объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации и в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа Российской Федерации необходимо дополнить статью 576 ГК РФ пунктом 6: «Дарение памятника истории и культуры, а также культурной ценности, имеющей уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение возможно только в отношении граждан РФ».

2. Нормы гражданского законодательства по договору дарения не в полной мере защищают право дарителя по отмене дарения, если в отношении его или кого-либо из членов его семьи были совершены противоправные действия, совершенные одаряемым.

В целях полного и всестороннего регулирования договора дарения и в целях полной защиты права дарителя по отмене дарения необходимо пункт 1 статьи 578 ГК РФ подвергнута более расширительному толкованию. И изложить статью следующим образом: «Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил любые противоправные действия, направленные против дарителя, кого-либо из членов его семьи или близких родственников, если это не оспаривает одаряемый или подтверждено в судебном порядке ».

3. В нормах о договоре Дарения, а именно в п. 2 ст. 574 ГК РФ указаны не все случаи, при которых договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме.

Глава 1. Договор дарения как сделка

1.1. Понятие договора дарения

Договор дарения регулируется нормами гражданского законодательства, в частности главой 32, а так же отношения, связанные с дарением, подпадают под действие правил других отраслей российского права, в частности семейного, административного. К числу актов, содержащих такие правила, относятся Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ[1] , Указ Президента РФ от 30.04.1996 N 614 «О дополнительных мерах по реализации Федерального закона «О ветеранах»[2] , Федеральный закон от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях»[3] , Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»[4] , Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»[5] и др.

Согласно п. ст. 572 ГК РФ договором дарения является договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.[6]

Дискуссия о природе договора дарения продолжается на протяжении многих лет. Более того, такие известные российские ученые-цивилисты как М.И. Брагинский и В.В. Витрянский утверждают, что не все договоры укладываются в господствующую схему, «… и далеко не всегда передача вещи на основе договора представляет собой исполнение обязательства. Определенное распространение получили договоры, которые самим фактом своего создания порождают у контрагента вещное право, в том числе право собственности»[7] . В виде иллюстрации предлагаемой ими теоретической конструкции «вещных договоров» М.И. Брагинский приводит только один современный договор – договор дарения.

Наконец, в работе Л.Ю. Василевской утверждается как очевидное: «На необходимость выделения вещных договоров в системе гражданского права в настоящее время указывают известные цивилисты М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, которые на примере договора дарения по российскому ГК убедительно доказывают жизнеспособность конструкции вещного договора»[8] . Таким образом, складывается группа сторонников теории «вещного договора», в свою очередь, вызывая обоснованные возражения противников данной теории[9] .

Еще один российский цивилист В.А. Савельев, считает эту теорию «далеко не безобидным нововведением, которое может вызвать значительные последствия не только для теории и истории гражданского права, но и для правоприменительной практики»[10] .

Надо полагать, расхождение мнений ученых по поводу проблемы выделения договора дарения из других гражданско-правовых институтов и необходимость определения его места в современной цивилистике вызваны следующими аргументами:

1. Дарение, являясь, по сути, односторонним актом, включено законодателем в разряд договоров, что делает его двусторонней сделкой п. 3 ст. 154 ГК, т.к. требует согласия одаряемого принять дар.

2. Имущественные права, являющиеся предметом дарения, могут иметь как обязательственный (права требования), так и вещный характер.

3. Это один из немногих договоров, в котором определяющую роль играют не имущественные интересы, а моральные мотивы.

4. Обязательство при реальной сделке переходит от дарителя к одаряемому одновременно с даром и на этом заканчивается, никаких других обязательств для одаряемого не порождая. В случае освобождения от имущественной обязанности одаряемого (перевод долга на дарителя, принятие дарителем на себя исполнения обязательства), обязательство переходит от одаряемого к дарителю также, не имея обязательственных последствий для одаряемого.

5. Безвозмездность является главным квалифицирующим признаком договора дарения. Отсутствие встречного удовлетворения, т.е. безвозмездность обязательства, противоречит самой природе гражданского права.

6. Отличительной чертой договора дарения является обогащение одаряемого за счет дарителя, а потому традиционное равноправие сторон по данному виду договора представляется, по меньшей мере, сомнительным.

Обращаясь к юридической энциклопедии, расширим определение договора дарения. Договор дарения (англ. Donation contract) — гражданско-правовой договор, в соответствии с которым одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Таким образом, момент заключения договора может не совпадать с переходом права собственности, вследствие чего договор дарения является как реальным, так и консенсуальным договором, при наличии обещания, сделанного в письменной форме и содержащего явно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности п. 2 ст. 572 ГК РФ.[11]

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве. В числе таких признаков можно назвать следующие особые черты договора дарения.

Основной квалифицирующий признак договора дарения состоит в его безвозмездности. Чаще всего намерение заключить договор дарения возникает под влиянием личных отношений, сложившихся между дарителем и одаряемым. Это может быть и чувство благодарности к одаряемому, симпатия и т.д. Сделки могут совершаться в том числе и из сострадания к попавшим в беду, из желания оказать помощь, просто материально поддержать кого-либо. В любом случае такие побудительные мотивы не имеют правового значения. Например, И.В. Елисеев пишет: «Однако и безвозмездные правоотношения. также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное. Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно»[12] .

Признак безвозмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого, более того, и не рассчитывает на это.

Если по договору дарения предполагаются встречная передача вещи или права либо встречное обязательство со стороны одаряемого, то такой договор признается притворной сделкой и к нему применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК.[13]

Признаком дарения является увеличение имущества одаряемого. Объем имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему дарителем вещи или имущественного права либо освобождения его от обязанности. В последнем случае уменьшается часть имущества одаряемого, составляющего его пассивы, что равносильно увеличению активов последнего.[14]

При дарении увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя. И этот признак необходим для отграничения договора дарения от иных договоров и сделок, реализация которых сулит увеличение имущества лица, но не за счет уменьшения имущества оказывающего ему услугу другого лица.[15]

Дарение — это всегда двусторонняя сделка, т.е. для ее совершения необходима согласованная воля обеих участвующих в сделке сторон. Это означает, что для заключения договора дарения не достаточно желания одного лица передать в качестве дара вещь или имущественное право другому лицу. Одаряемый также совершенно определенно должен выразить свое согласие на принятие дара.[16]

В современной юридической литературе трудно обнаружить взгляд на дарение как на одностороннюю сделку со стороны дарителя, являющуюся одним из способов прекращения права собственности дарителя и возникновения права собственности у одаряемого, как это имело место в дореволюционной гражданско-правовой доктрине. Напротив, подчеркивается принципиальное значение согласия одаряемого на принятие дара, что, безусловно, свидетельствует о договорной природе дарения и позволяет провести четкую грань между дарением и односторонними сделками, например завещанием в наследственном праве[17] .

1.2. Элементы Договора дарения

Сторонами договора являются даритель и одаряемый. Первый добровольно лишает себя определенного имущества, второй — приобретает это имущество. Если предмет договора — вещь, то одаряемый приобретает на нее право собственности.

Дарение — гражданско-правовой договор, поэтому даритель и одаряемый должны быть дееспособными. За недееспособных лиц сделки совершаются их законными представителями. Исключение составляет норма статьи 28 ГК, согласно которой малолетние, т.е. дети от 6 до 14 лет, могут выступать в качестве одаряемых, поскольку они вправе совершать самостоятельные сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды и не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации.[18] Однако если предмет дарения может представлять опасность для ребенка, родители (иные законные представители) вправе запретить ребенку пользоваться даром статьи 56 и 63 СК РФ.[19]

Несовершеннолетние от 14 до 18 лет вправе самостоятельно совершать договор дарения и выступать в качестве дарителей в пределах заработка, стипендии и иных полученных ими доходов, но они не могут распоряжаться вещами, принадлежащими им на праве собственности. Согласно ст. 26 ГК РФ для этих сделок они должны получить письменное согласие законных представителей.[20]

За граждан, признанных судом недееспособными (вследствие психического расстройства, которое не позволяет понимать значение своих действий и руководить ими), все сделки, в том числе и договор дарения, совершают их законные представители — опекуны ст. 29 ГК РФ.[21] Лица, признанные в судебном порядке ограниченно дееспособными (вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами), вправе совершать все сделки с предварительного согласия попечителя.

Как уже отмечалось, сторонами по договору дарения являются даритель и одаряемый. Закон не устанавливает для кого-либо из субъектов гражданско-правовых отношений запретов на участие в договоре дарения. Следовательно, в качестве сторон по договору дарения могут выступать все субъекты гражданского права: граждане (в том числе граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства), юридические лица, РФ, субъекты РФ, муниципальные образования. Законодательство ограничений на участие в договоре дарения государства, в качестве одаряемого не предусматривает, следовательно, должен действовать принцип распространения на государство при его участии в имущественном обороте положений о юридических лицах.

Особенность договора дарения применительно к его субъектному составу состоит в том, что в отношении некоторых субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участие в отношениях, связанных с дарением статьи 575 и 576 ГК.[22]

Запрещение дарения (в качестве дарителей) установлено в отношении законных представителей малолетних граждан и граждан, признанных недееспособными (от имени последних). Как известно, по общему правилу законные представители малолетних (родители, усыновители или опекуны), а также опекуны граждан, признанных судом недееспособными, могут совершать от их имени гражданско-правовые сделки. Однако договор дарения отличается той особенностью, что он имеет своим результатом уменьшение имущества соответственно малолетних и признанных недееспособными граждан без всякой компенсации. Данное обстоятельство побудило законодателя изъять из круга сделок, совершаемых законными представителями указанных лиц, договоры дарения. Исключение составляют случаи дарения обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда (такие сделки могут совершаться законными представителями малолетних и недееспособных граждан от имени последних), а также договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» (такие сделки могут совершаться малолетними в возрасте от шести до четырнадцати лет самостоятельно).[23]

Закон не предусматривает запрещения дарения в отношении малолетних и недееспособных граждан (в том числе через их законных представителей) в качестве одаряемых. Если одаряемыми в данном случае выступают малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет, то такие договоры дарения относятся к числу сделок, направленных на безвозмездное получение выгоды, которые, если они не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации, могут совершаться указанными лицами самостоятельно (п. 2 ст. 28 ГК).

Согласно статье 575 ГК РФ не допускается дарение работникам социальной сферы — лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений — гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.[24]

Так же не возможно дарение работникам лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, а также супругами и родственниками этих граждан обусловлен, прежде всего, морально-этическими соображениями, а также недопустимостью превращения подарка во взятку.

Такой же запрет (с соответствующим изъятием) действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Закон подчеркивает, что запрещается дарение указанным лицам именно в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей. Это означает, что не допускается передача государственным служащим или служащим органов муниципальных образований подарков в качестве, например, благодарности за совершение ими действий, вытекающих из их должностного положения или служебных обязанностей, либо когда дарение преследует цель побудить указанных лиц к совершению тех или иных действий, принятию тех или иных решений.

Не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, в отношениях между коммерческими организациями.

Что же касается истинного дарения между коммерческими организациями, то его запрещение является совершенно оправданным. Как правильно отмечает А.Л. Маковский, запрещение такого дарения было установлено «исходя из того, что безвозмездные имущественные отношения между организациями, само существование которых порождено целью извлечения прибыли, как правило, ненормальны и могут использоваться в ущерб интересам их кредиторов и государства»[25] .

Перечень случаев, на которые распространяется запрет дарения, указанный в ст. 575 ГК, является исчерпывающим.[26]

Определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении юридических лиц, которым имущество, являющееся объектом дарения, принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. К юридическим лицам, попадающим под действие указанной нормы, согласно ст. 113 ГК относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия, казенные предприятия, а также учреждения.[27] Такие предприятия не обладают правом собственности на закрепленное за ними имущество. Именно этим обстоятельством обусловлено установление ограничения на участие указанных юридических лиц в договорах дарения в качестве дарителей.

Определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении субъекта права общей совместной собственности. Различают два вида общей собственности: совместную и долевую п. 2 ст. 244 ГК.[28] Следует обратить внимание, что установленное ограничение касается только имущества, находящегося в общей совместной собственности, когда не определен размер долей каждого из ее участников. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности п. 2 ст. 576 ГК.[29]

Пункты 3 и 4 ст. 576 ГК предусматривают ограничения дарения, связанного с осуществлением обязательственных требований (дарение принадлежащего дарителю права требования к третьему лицу и дарение посредством исполнения за одаряемого его обязанности перед третьим лицом), и потому регулируются нормами гл. 24 ГК и гл. 22 ГК РФ. Если иное не предусмотрено договором дарения, требование дарителя к третьему лицу переходит к одаряемому в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту заключения договора. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты ст. 384 ГК.[30] Каких-либо иных ограничений при договоре дарения Гражданское Законодательство не устанавливает.

На мой взгляд, ст. 576 ГК РФ требует доработки, т. к. нормы о договоре дарения не регулируют вопрос о правомерности передачи иностранному гражданину по договору дарения, имущества имеющего культурную ценность и уникальный характер.

Объекты культурного наследия независимо от категории их историко-культурного значения могут находиться в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной собственности, частной собственности, а также в иных формах собственности. Собственник объекта культурного наследия несет бремя содержания принадлежащего ему объекта культурного наследия, а так же на него возлагается обязательство по сохранению объекта культурного наследия.

В личной собственности граждан могут находиться такие памятники истории и культуры как, предметы старины, произведения изобразительного и декоративно — прикладного искусства, строения, рукописи, коллекции, редкие печатные издания, другие предметы и документы.

При заключении договора дарения объектов культурного наследия народов Российской Федерации, я предлагаю ограничить право собственности, а именно запретить заключение такого договора с иностранными гражданами.

Это необходимо для того, что бы гарантировать народу Российской Федерации реализации права на сохранение и развитие своей культурно-национальной самобытности, а так же сохранения историко–культурной среды обитания. Необходимо что бы предметы старины, имеющие уникальную ценность сохранялись именно в семьях граждан Российской Федерации, в интересах настоящего и будущего поколений многонационального народа Российской Федерации.

Таким образом, на мой взгляд, необходимо дополнить статью 576 ГК РФ пунктом 6: «Дарение памятника истории и культуры, а также культурной ценности, имеющей уникальный характер, особо важное историческое, художественное, научное или иное культурное значение возможно только в отношении граждан РФ».

Следующим элементом договора дарения является предмет. Сложный предмет договора дарения может быть разбит на пять частей, каждая из которых имеет, в определенном смысле, самостоятельное значение.

Передача дарителем вещи в собственность одаряемого представляет собой наиболее типичный предмет договора дарения. Вещи (в том числе деньги и ценные бумаги) представляют собой предметы материального мира как в их естественном состоянии (например, дары природы), так и предметы, созданные трудом человека. Предметом договора дарения может быть как движимое имущество, так и недвижимость, находящиеся в свободном обращении. Совершение сделок в отношении вещей, ограниченных в обороте (огнестрельное оружие, летательные аппараты и другое), допускается после получения соответствующих разрешений. Заключение договора дарения в отношении вещей, изъятых из оборота (например, участок лесного фонда), не допускается.[31] Среди вещей выделяют обычные подарки до пяти минимальных размеров оплаты труда п. 2 ст. 574, 575 ГК и обычные подарки небольшой стоимости п. 1 ст. 576, 579 ГК.[32]

Передача одаряемому имущественного права (требования) дарителем к «самому себе». По договору дарения, предусматривающему передачу одаряемому имущественного права (требования) дарителем к самому себе, могут передаваться не только обязательственные права, но и отдельные вещные права.

Передача одаряемому принадлежащего дарителю имущественного права (требования) к третьему лицу осуществляется посредством безвозмездной уступки соответствующего права (требования) одаряемому при условии соблюдения правил, регулирующих цессию п. 3 ст. 576 ГК.[33]

Освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем. В данном случае нельзя говорить о том, что прощение долга всегда является договором дарения. Договор дарения отличается от прощения долга тем, что дарение всегда совершается на основании соглашения двух лиц, а прощение долга представляет собой одностороннюю сделку, для совершения которой достаточно волеизъявления одной стороны.

Освобождение одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом возможно путем исполнения дарителем обязательства за являющегося в нем должником одаряемого перед кредитором по такому обязательству. Речь идет о применении специальной конструкции исполнения обязательства путем возложения его исполнения на третье лицо п. 1 ст. 313 ГК РФ,[34] поскольку только в этом случае кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, не являющимся стороной в обязательстве. Другой вариант договора дарения путем освобождения одаряемого от его имущественной обязанности перед третьим лицом состоит в том, что даритель занимает место должника в обязательстве, освобождая тем самым от него одаряемого. Замена участника обязательства на стороне должника осуществляется с помощью перевода долга; перевод долга допускается лишь с согласия кредитора ст. 391 ГК.[35]

Предъявляемые статьей 574 ГК РФ требования к форме договора дарения зависят от вида договора дарения и от объекта дарения. Договоры дарения, совершаемые путем передачи дара одаряемому, могут заключаться в устной форме, за исключением случаев, указанных в п. 2 и 3 ст. 574 ГК, когда требуется обязательная письменная форма. Во-первых, в письменной форме должны совершаться договоры дарения движимого имущества, по которым в качестве дарителей выступают юридические лица, и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Во-вторых, когда договор содержит обещание дарения в будущем. В-третьих, договоры дарения недвижимого имущества подлежат государственной регистрации и поэтому они не могут заключаться в устной форме. Несоблюдение в таких случаях требуемой законом формы приводит к ничтожности сделки.

В пункте 2 статьи 574 ГК РФ законодатель предусмотрел не все случаи, при которых договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме.

Для этого обратимся к статье 6 этого же закона: «Под культурными ценностями понимаются движимые предметы материального мира, находящиеся на территории Российской Федерации, а именно:

культурные ценности, созданные отдельными лицами или группами лиц, которые являются гражданами Российской Федерации;

культурные ценности, имеющие важное значение для Российской Федерации и созданные на территории Российской Федерации иностранными гражданами и лицами без гражданства, проживающими на территории Российской Федерации;

культурные ценности, обнаруженные на территории Российской Федерации;

культурные ценности, приобретенные археологическими, этнологическими и естественно-научными экспедициями с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности;

культурные ценности, приобретенные в результате добровольных обменов;

культурные ценности, полученные в качестве дара или законно приобретенные с согласия компетентных властей страны, откуда происходят эти ценности».

Договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору п. 2 ст. 434 ГК.[36] Если в указанных случаях договор дарения будет совершен устно, то он в силу п. 2 ст. 574 ГК будет считаться ничтожным.[37]

Свидетельством заключения договора дарения, сопровождаемого передачей дара одаряемому, могут служить: вручение последнему дара, правоустанавливающих документов, символическая передача дара (вручение ключей и т.п.).

Если предметом договора дарения являются передача одаряемому права (требования) либо освобождение его от обязанности перед третьим лицом, то требования к форме такого договора подчиняются правилам, определяющим форму сделок уступки требования и перевода долга ст. 389 и 391 ГК.[38]

Таким образом, сторонами договора дарения является даритель и одаряемый — граждане, юридические лица и государство. Существует ряд запретов на получение подарков, установленных в статье 575 ГК РФ. Так же ст. 576 ГК РФ устанавливает ряд ограничений дарения вещи, принадлежащей на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности. Данную статью необходимо дополнить пунктом, ограничивающим дарение в отношении иностранного гражданина. Предмет договора дарения сложный и включает в себя вещи, имущественные права в отношении дарителя или третьих лиц, а также освобождение от имущественных обязанностей перед дарителем или третьим лицом. Форма договора определяется его предметом, ценой и субъектным составом. Договор дарения может заключаться как в устной, так и в письменной форме. Обязательная письменная форма договора дарения движимого имущества предусмотрена п. 2 ст. 574 ГК РФ, данный перечень необходимо дополнить следующим случаем: «Предметом договора является культурная ценность, находящиеся на территории Российской Федерации».

Глава 2. Содержание Договора дарения

2.1. Права и обязанности сторон Договора дарения

О содержании договора дарения (правах и обязанностях сторон) можно говорить лишь применительно к договору обещания дарения.

Что касается реального договора дарения, то есть совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, то он представляет собой договор-сделку, т.е. юридический факт, порождающий право собственности на подаренное имущество одаряемого и соответственно прекращающий право собственности дарителя. Договорная природа такого дарения выражается лишь в том, что передача одаряемому подаренного имущества требует согласия последнего на принятие дара; впрочем, такое согласие предполагается.

Договор обещания дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее данному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара.

Главной обязанностью дарителя по договору обещания дарения является передача дара. Обязанности дарителя по консенсуальному договору дарения переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором п. 2 ст. 581 ГК.[39] В отношении пожертвования это правило не действует п. 6 ст. 582 ГК.[40]

Право отказа от исполнения консенсуального договора дарения – одно из важнейших прав дарителя, закрепленное статьей 577 ГК РФ. Даритель может воспользоваться этим правом в двух случаях:

1) если после заключения договора его имущественное, семейное положение, либо состояние здоровья изменились настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни;

2) если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника, либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения.[41]

Согласно статье 579 ГК РФ отказ дарителя от исполнения договора дарения невозможен применительно к обычным подаркам небольшой стоимости. За этим единственным исключением отказ дарителя от исполнения договора по вышеуказанным основаниям является действием правомерным, а потому не дает одаряемому права на возмещение убытков п. 3 ст. 577 ГК.[42]

Согласно статье 578 ГК РФ даритель вправе отменит дарение, если:

1. одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника, либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения;

2. обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты.

На мой взгляд, нормы гражданского законодательства по договору дарения не в полной мере защищают право дарителя по отмене дарения, если в отношении его или кого-либо из членов его семьи были совершены противоправные действия, совершенные одаряемым.

В п.1 ст.578 ГК РФ перечислены случаи, при которых даритель вправе отменить дарение, а именно, если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника, либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. Из содержания статьи можно сделать вывод, что при совершении одаряемым иных противоправных действий в отношении дарителя и членов его семьи, право на отмену дарения у дарителя отсутствует, что ущемляет его права и законные интересы.

В целях полного и всестороннего регулирования договора дарения и в целях полной защиты права дарителя по отмене дарения необходимо пункт 1 статьи 578 ГК РФ подвергнута более расширительному толкованию. И изложить статью следующим образом: «Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил любые противоправные действия, направленные против дарителя, кого-либо из членов его семьи или близких родственников, если это не оспаривает одаряемый или подтверждено в судебном порядке ».

Право одаряемого на получение дара логически вытекает из самого предмета договора дарения. Его содержание определяется содержанием соответствующей обязанности дарителя. Если предметом дарения является индивидуально-определенная вещь, то в случае неисполнения обязательства дарителем одаряемый приобретает право требовать отобрания этой вещи у дарителя. Если же предмет дарения – вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков.[43]

Право отказа от принятия дара закреплено за одаряемым в п. 1 ст. 573 ГК. Это право может быть осуществлено в любой момент до передачи дара и даже не обусловлено наличием каких-либо уважительных причин. Одаряемый вправе отказаться от дара вообще без указания мотивов, в том случае если соблюдены формальные требования, предусмотренные п. 2 ст. 573 ГК.[44]

Права одаряемого в обычном консенсуальном договоре дарения, по общему правилу, не переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором – п. 1 ст. 581 ГК.[45] Напротив, в договорах пожертвования, как правило, имеет место правопреемство п. 6 ст. 582 ГК.[46]

Существование обязанностей на стороне одаряемого лица – явление довольно редкое для обычного дарения. Практически оно ограничивается немногими случаями дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя. Но в договорах пожертвования обязанность одаряемого по использованию имущества в общеполезных целях присутствует всегда. В договоре пожертвования гражданину эта обязанность трансформируется в обязанность использования дара по конкретному назначению, указанному дарителем. Аналогичная обязанность может возлагаться и на одаряемое юридическое лицо (изменение конкретных способов использования пожертвованного имущества допускается лишь с согласия жертвователя, а если он перестал существовать – то только по решению суда (п. 4 ст. 582 ГК)). В этом случае оно должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества, что обеспечивает возможность финансового контроля за его использованием.[47]

Установление обязанности по использованию имущества в общеполезных целях серьезно ограничивает права одаряемого в отношении этого имущества. Так, отчуждение имущества, обремененного обязанностью его использования в общеполезных целях, возможно только при условии, что его приобретатель примет на себя исполнение соответствующих обязанностей. Пользование таким имуществом в собственных интересах одаряемого возможно лишь в той мере, в какой это не препятствует его использованию в общеполезных целях. Последнее правило не соблюдается, если предложение обращено к неопределенному кругу лиц и в собранных средствах нельзя выделить имущество конкретных жертвователей.[48]

2.2. Основания, объем и характер ответственности сторон Договора Дарения

Несмотря на всю специфику договора дарения (обещания дарения), неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство гл. 25 ГК.[49]

Ответственность дарителя за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по передаче имущества одаряемому может наступить лишь при наличии вины дарителя в нарушении договора п. 1 ст. 401 ГК.[50] Поэтому в случаях, когда даритель, заключив договор обещания дарения, не принимает никаких мер для исполнения взятого на себя обязательства, а одаряемый несет разумные расходы (при условии, что факт и размер им будут доказаны), нет никаких оснований для освобождения дарителя от ответственности.

Несмотря на применение к дарителю общих положений об ответственности должника, нарушившего свои обязательства, законодатель счел необходимым специальным образом урегулировать ответственность дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи ст. 580 ГК.[51] Такая ответственность в целом строится по правилам деликтной ответственности (внедоговорное возмещение вреда). Вред, причиненный жизни или здоровью одаряемого, может выражаться в виде смерти последнего, наступления инвалидности, причинения вреда здоровью различной тяжести, а также других, в том числе и менее тяжких последствий для здоровья одаряемого. Необходимо обратить внимание на то, что ст. 580 ГК в качестве пострадавшего от недостатков подаренной вещи называет только одаряемого. Представляется, что вред, причиненный в результате тех же причин жизни или здоровью других лиц, например, членов семьи одаряемого, также подлежит возмещению.[52]

Вред, причиненный здоровью или имуществу одаряемого, возмещается в полном объеме. Вред возмещается либо в натуре (предоставляется вещь того же рода и качества, исправляются повреждения вещи и тому подобное), либо в виде компенсации убытков. Возмещение вреда происходит в соответствии с правилами гл. 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда».[53]

Нормы об ответственности дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина, представляют собой специальные правила, которые не подлежат расширительному толкованию.

Одаряемый несет ограниченную ответственность по консенсуальному договору. В случае отказа принять дар дарителю возмещается только реальный ущерб. Реальный ущерб может выражаться в расходах, которые понес даритель на транспортировку, хранение и содержание дара.

Таким образом, договор обещания дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее данному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара. Так же у дарителя существует право отказа от исполнения консенсуального договора дарения, в случаях предусмотренных статьей 577 и статьей 578 ГК РФ. Пункт 1 статьи 578 ГК РФ необходимо подвергнуть более расширительному толкованию, в целях зашиты прав и законных интересов дарителя. Право отказа от принятия дара закреплено за одаряемым в п. 1 ст. 573. Если договор был заключен в письменной форме, даритель вправе требовать возмещения реального ущерба, причиненного отказом принять дар. На дарителе так же лежит ответственность по возмещению вреда, причиненного жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи, если доказано, что недостатки возникли до передачи вещи одаряемому, не относятся к числу явных и даритель, хотя и знал о них, но не предупредил о них одаряемого.

Рассмотрев и проанализировав договор дарения, можно сделать следующие выводы. В современном гражданском законодательстве содержится следующее определение договора дарения, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Дискуссия о природе договора дарения продолжается на протяжении многих лет, но до сих пор не сложилось точного понимания правовой природы данного договора. Складывается группа сторонников теории «вещного договора», это такие российские ученые-цивилисты как М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, Л.Ю. Василевской, в свою очередь, вызывая обоснованные возражения противников данной теории.

Предмет договора дарения сложный и включает в себя вещи, имущественные права в отношении дарителя или третьих лиц, а также освобождение от имущественных обязанностей перед дарителем или третьим лицом. Форма договора определяется его предметом, ценой и субъектным составом. Договор дарения может заключаться как в устной, так и в письменной форме.

Изучив элементы договора дарения можно сделать обобщенный вывод, что сторонами договора являются даритель и одаряемый. Существует ряд запретов на получение подарков, установленных в статье 575 ГК РФ. Так же ст. 576 ГК РФ устанавливает ряд ограничений дарения вещи, принадлежащей на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности.

В данной работе раскрыты права, обязанности и ответственность сторон по договору дарения. О содержании договора дарения можно говорить лишь применительно к договору обещания дарения.

Что касается реального договора дарения, то есть совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, то он представляет собой договор-сделку, т.е. юридический факт, порождающий право собственности на подаренное имущество одаряемого и соответственно прекращающий право собственности дарителя. Консенсуальный договор дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее данному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара.

Также в работе рассмотрены проблемы договора дарения и способы их решения. В частности гражданское законодательство не регулирует вопрос о правомерности передачи по договору дарения имущества, имеющего культурную ценность и уникальный характер иностранным гражданам. Нормы гражданского законодательства по договору дарения не в полной мере защищают право дарителя по отмене дарения, если в отношении его или кого-либо из членов его семьи были совершены противоправные действия, совершенные одаряемым. В нормах о договоре Дарения, а именно в п. 2 ст. 574 ГК РФ указаны не все случаи, при которых договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме.

И так, на мой взгляд, цель поставленная в работе была достигнута и все поставленные задачи решены.

Список использованной литературы

1. Конституция Российской Федерации (принятая всенародным голосованием от 12.12.1993) // Российская газета. – 1993. – 25 дек. (№ 237).

3. Гражданский кодекс РСФСР (Ведомости Верховного Совета РСФСР, 1964. № 24, ст. 406) // Утратил силу.

4. Основы Гражданского Законодательства Союза СССР и союзных республик (Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР, 1991. № 50, ст. 525).

7. Постановление ВАС РФ по делу № А42-422/2005 от 12.11.2007 г. № 11659/06 // Вестник ВАС РФ, 2007. № 13.

8. Постановление Пленумов ВАС РФ и ВС РФ от 01.07.2001 г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ» // Вестник ВАС РФ, 1996. №9.

9. Инструкция Государственной налоговой службы РФ «О порядке исчисления и уплаты налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» от 30 мая 1995 г. № 32 // Российские вести, 1995. № 144.

10. Информационное письмо Президиума ВАС РФ «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ» от 30.10.2007 № 120 // Вестник ВАС РФ, 2008. № 14.

11. «Обзор практики применения Арбитражными судами норм Гражданского Кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств», являющегося приложением к Информационному письму Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2005 года № 104 // Вестник ВАС РФ, 2006 № 2

12. Абова Т.Е. и Кабалкина А.Ю. Постатейный комментарий к части второй Гражданского кодекса РФ. М.: Юрайт-Издат, 2004 г.

13. Белов В.А. Юридическая природа государственной регистрации прав на недвижимость и сделок с недвижимостью. М.: «ЮрИнфо», 2005г.

14. Болтанова Е.С. Правовая интерпретация государственной регистрации договоров // Журнал российского права, 2002. № 1.

15. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: общие положения. М., «Статус», 2007.

16. Гражданское право. Том I. / Под ред. доктора юридических наук, профессора Е.А.Суханова. М., «Волтерс Клувер», 2004.

17. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева и Ю.К. Толстого. М., «Юристъ», 2005.

18. Грудцына Л.Ю. Наследование. Дарение. Рента: как правильно распорядится своим имуществом. М., «Эксмо», 2006 .

19. Егоров Ю. Законодательные требования к совершению сделок // Право и экономика, 2004. № 6.

20. Кабалкин А. Договор дарения // Российская юстиция, 1997. № 8.

21. Кашанин А.В. Кауза гражданско-правового договора как выражение его сущности // Журнал российского права, 2001. № 4.

22. Кияшко В. Реальные (консенсуальные) договоры в гражданском обороте // Право и экономика, 2004. № 5.

23. Малеина, М.Н. Пожертвование – разновидность договора дарения. М.: «Сатурн», 2003.

24. Мейер Д.И. Русское гражданское право. – М.: «Статут», 1997.

25. Недоцук Н.А. Договор дарения. – М.: «Эксмо», 2006 г.

26. Садиков О.Н. Постатейный комментарий к части второй Гражданского Кодекса РФ. М.: «Контракт», 2006 г.

27. Симолин А. А. Возмездность, безвозмездность, смешанные договоры и иные теоретические проблемы гражданского права. – М.: «Статус», 2005 г.

28. Телюкина М.В. Понятие сделки: теоретический и практический аспекты // Адвокат, 2002. № 8.

29. Шершеневич Г.Ф. Курс гражданского права. — М.: «Автограф», 2001.

[1] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ// СЗ РФ от 1 января 1996 г. — N 1. — Ст. 16.

[2] Указ Президента РФ от 30 апреля 1996 г. N 614 «О дополнительных мерах по реализации Федерального закона «О ветеранах» // СЗ РФ от 6 мая 1996 г. — N 19.- Ст. 2255.

[3] Федеральный закон от 11 июля 2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях»// СЗ РФ от 16 июля 2001 г.- N 29. — Ст. 2950.

[4] Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»// СЗ РФ от 20 июля 1998 г.- N 29.- Ст. 3400.

[5] Федеральный закон от 30 декабря 2006 г. N 275-ФЗ «О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций»//СЗ РФ от 1 января 2007 г. -N 1 (часть I).- Ст. 38

[6] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[7] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. М., 2001. с. 278.

[8] Василевская Л.Ю. Учение о вещных сделках по германскому праву. М., 2004. с. 14.

[9] Малиновский Д.А. Понятие субъективного вещного права // Юрист. 2001. № 12. с. 12.

[10] В.А. Савельев. Дарение в римском праве и современном законодательстве. Журнал Российского права № 3 – 2007 с. 41.

[11] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[12] Гражданское право: Учебник. Т. II. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006. С. 117.

[13] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301

[14] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант»

[15] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант»

[16] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (под ред Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова). — Юрайт-Издат, 2005 г.// СПС «Гарант».

[17] Гражданское право: Учебник. Т II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 131.

[18] Садиков О.Н. Гражданское право России. Обязательственное право: Курс лекций. — М.: Юристъ, 2004.// СПС «Гарант».

[19] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ// СЗ РФ от 1 января 1996 г. — N 1. — Ст. 16

[20] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[21] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[22] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[23] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант».

[24] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[25] Маковский А.Л. Указ. соч. С. 312.

[26] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[27] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[28] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[29] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[30] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301

[31] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант»

[32] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[33] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301

[34] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301

[35] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301

[36] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[37] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[38] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[39] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФ от 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[40] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФ от 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[41] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФ от 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[42] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФ от 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[43] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант».

[44] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФ от 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[45] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[46] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[47] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (под ред Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова). — Юрайт-Издат, 2005 г.// СПС «Гарант»

[48] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ (под ред Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Ю. Кабалкина, А.Г. Лисицына-Светланова). — Юрайт-Издат, 2005 г.// СПС «Гарант».

[49] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[50] Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ Часть первая//СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. -N 32.- Ст. 3301.

[51] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

[52] Комментарий к Гражданскому кодексу РФ: В 3 т. Т. 2. 3-е изд., перераб. и доп. (под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина) — «Юрайт-Издат», 2006 г.// СПС «Гарант»

[53] Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ Часть вторая// СЗ РФот 29 января 1996 г. -N 5.- Ст. 410.

Гражданско-правовой договор дарения

Понятие договора дарения

Договором дарения называется договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать определенное имущество другой стороне (одаряемому) либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности (ст. 572 ГК).

Обращаясь к юридической энциклопедии, расширим это определение. Договор дарения (англ. Donation contract) — гражданско-правовой договор, в соответствии с которым одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Многие договоры гражданского права могут выступать и как возмездные, и как безвозмездные, однако лишь договоры дарения и ссуды являются безвозмездными во всех случаях. Отсутствие встречного удовлетворения, т. е. безвозмездность обязательства, казалось бы, противоречит самой природе гражданского права. Ведь имущественные отношения, входящие в его предмет, традиционно понимаются как имущественно-стоимостные, товарно-денежные отношения. Действие же макроэкономического закона стоимости в полной мере проявляется лишь в возмездных обязательственных правоотношениях, поскольку именно здесь происходит своеобразный обмен товарами (вещами, работами, услугами).

Однако безвозмездные правоотношения, как и абсолютные правоотношения (к которым вообще нельзя применить деление на «возмездные – безвозмездные»), также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное. Так, правоотношения собственности не связаны напрямую с денежным обменом. Но решение вопроса о принадлежности лицам тех или иных вещей является необходимым основанием для участия этих лиц в гражданском обороте, а объем и характер принадлежащих им вещных прав во многом предопределяют содержание будущих обязательственных отношений. Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно.

Договор дарения опосредует переход имущества (вещи, права и т. п.) от одного лица к другому, причем и даритель, и одаряемый являются юридически равноправными субъектами. Таким образом, правоотношения, возникающие из договора дарения, вполне укладываются в рамки предмета гражданского права и адекватны методу гражданско-правового регулирования.

Дарение является одним из старейших договоров гражданского права. Уже в римском праве V – I вв. до н. э. дарение признавалось одним из оснований возникновения права собственности. Обещание подарить, если оно совершалось в форме стипуляции, также имело юридическую силу. Позднее получил исковую защиту особый вид неформального соглашения о дарении — pactum donation i s. Его важнейшие положения, касающиеся предмета договора, ответственности дарителя, оснований отмены дарения, были в значительной степени заимствованы дореволюционным российским правом.

Российская цивилистика XIX – начала ХХ вв. уделяла большое внимание изучению правовых проблем дарения. Доктрина трактовала дарение как один из способов приобретения права собственности, т. е. односторонний акт, а не договор. Еще более широкий взгляд на дарение как основание возникновения любых (а не только вещных) прав представлен в работе «Русское гражданское право» (Русское гражданское право / Под ред. . — Петроград, 1915 г.). Обоснованием этого тезиса служил тот факт, что дарение, сопровождающееся передачей дара одаряемому, не порождает никакого обязательства. Иными словами, дарение (как реальная сделка) совершается и исполняется одновременно в момент передачи вещи. Сторонники противоположной точки зрения исходили из того, что предметом дарения могут быть не только вещи, передаваемые в собственность, но и различные имущественные права. Кроме того, дарение может выступать и в качестве консенсуальной сделки, т. е. в форме обещания подарить что-либо в будущем. Наконец, самый серьезный довод в пользу признания дарения полноценным договором гражданского права — это необходимость получить согласие одаряемого на принятие дара. Все эти аргументы, предложенные в начале века, сохранили свою актуальность и легли в основу современного понимания договора дарения.

В советский период договор дарения конструировался как реальный, а его предметом могли выступать лишь вещи. Тем самым резко сужалась сфера применения этого договора, что, впрочем, оправдывалось ссылками на принципы социалистической морали.

В действующем ГК дарение выступает в качестве как реального, так и консенсуального договора. В последнем случае договор порождает обязательство передать определенное имущество одаряемому в момент, не совпадающий с моментом заключения договора, т. е. в будущем. Различия между реальным и консенсуальным договорами дарения весьма велики и затрагивают практически все аспекты отношений между дарителем и одаряемым. Большинство норм главы 32 ГК РФ регулируют либо только реальные договоры дарения, либо только обещание подарить, а количество общих норм, распространяющихся на все виды дарения, минимально. Все разновидности договора дарения объединяет только его безвозмездный характер.

Дарение является договором, т. е. двусторонней сделкой, основанной на взаимном соглашении. Оно предполагает согласие одаряемого принять предложенное ему имущественное право. Этим признаком дарение отличается от прощения долга, которое в соответствии со ст. 415 ГК РФ относится к односторонним сделкам.

Мотивы совершения дарения могут быть самыми различными: желание показать свое расположение одаряемому, помочь ему, отблагодарить за что-либо или даже инициировать ответный дар. В этом смысле безвозмездность дарения не означает его беспричинности. Однако во всех этих случаях мотив лежит за рамками самого договора дарения и никоим образом не влияет на его действительность. Если же мотив включен в содержание договора, т. е. дарение или обещание подарить формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороной, то это, как правило, ведет к признанию договора дарения ничтожным (абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК РФ).

Безвозмездность как главный квалифицирующий признак договора дарения не означает, что одаряемый вообще свободен от любых имущественных обязанностей. Так, передача дара может быть обусловлена его использованием в общеполезных целях, в том числе по какому-либо определенному назначению (пожертвование). Исполнение такой обязанности одаряемым не является встречным предоставлением, поскольку оно адресовано не самому дарителю, а более или менее широкому кругу третьих лиц. Возможны и другие случаи дарения имущества, обремененного правами третьих лиц (залогом или сервитутом). Более того, возможно заключение договора дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя, что приводит к возложению на одаряемого определенных обязанностей по отношению к дарителю. Но все же не следует понимать безвозмездность как отсутствие встречного удовлетворения. Так, вручение мелкой монеты в качестве «платы» за подаренный нож, разумеется, нельзя рассматривать в качестве встречного удовлетворения. И дело здесь даже не в явной несоразмерности стоимости передаваемых вещей. Такая плата — дань традиции, суеверие; ее назначение состоит в том, чтобы отвести от одаряемого беду, а не в передаче дарителю некоего эквивалента подарка. Такое предоставление не более чем символическое действие, не имеющее никакого юридического значения.

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности. Обещание подарить все свое имущество или часть своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Так, возможен договор, по которому даритель, отчуждая дом, выговаривает себе право постоянного пользования одной из комнат. Корреспондирующая этому праву обязанность одаряемого является встречной по отношению к обязанности дарителя осуществить дарение, она обусловлена ею. Однако исполнение этой обязанности одаряемым не охватывается «предоставлением» в традиционном смысле слова. Ведь даритель в результате исполнения договора не получает ничего нового, т. е. такого, что он не имел бы до и помимо договора. Аналогичная ситуация имеет место, когда лицо дарит один из принадлежащих ему земельных участков, оставляя за собой сервитут (например, право прохода или прогона скота по подаренному участку). До совершения дарения эти правомочия уже принадлежали собственнику (не являясь собственно сервитутами, но входя в содержание правомочия пользования), поэтому одаряемый ничего «своего» дарителю не предоставляет. С известной долей условности можно было бы говорить о том, что одаряемый лишь «возвращает» дарителю часть того, что ему и так принадлежало. Точнее, эту ситуацию следует понимать таким образом, что указанные права, оставшиеся за дарителем, вообще не входили в состав дара, а значит, и не могли быть переданы обратно в качестве встречного удовлетворения.

Таким образом, договор дарения может предусматривать встречные обязательства одаряемого, что само по себе его не порочит. Лишь наличие встречного предоставления в строгом смысле слова уничтожает действительность договора дарения. Поэтому абзац 2 п. 1 ст. 572 ГК нуждается в ограничительном толковании. Из этого можно сделать вывод, что договор дарения, являющийся односторонне-обязывающим, в ряде случаев может выступать и как договор взаимный (но, тем не менее, безвозмездный). Это суждение, конечно, уязвимо, поскольку в науке гражданского права взаимные договоры традиционно считаются возмездными. Так, безвозмездный договор поручения является взаимным, поскольку обе стороны договора обладают как правами, так и обязанностями (ст. 974 и п. 1 – 4 ст. 975 ГК). Таким образом, возмездный договор всегда взаимный, но не всякий взаимный договор возмездный.

В юридической литературе обосновывались и другие признаки договора дарения, восходящие к классическому римскому праву: бесповоротность перехода прав, бессрочность дарения, увеличение имущества одаряемого, уменьшение имущества дарителя и некоторые иные. Все эти признаки, действительно, обычно присущи дарению. Но все они производны от безвозмездного характера дарения, а потому не имеют самостоятельного значения.

Отграничение дарения от сходных институтов гражданского права, как правило, не представляет большого труда. Купля-продажа является явным антиподом дарения в силу своей возмездности. От договора ссуды дарение отличается тем, что вещь, являющаяся предметом договора, передается в собственность, а не во временное пользование, как при ссуде. Кроме того, предметом дарения может выступать не только вещь, но и имущественное право, а также освобождение от обязанности. В отличие от завещания, односторонней сделки по распоряжению имуществом на случай смерти, дарение является договором, т. е. двусторонней сделкой, а потому может иметь место лишь при жизни дарителя. Заем (ст. 807 ГК) и хранение вещей на товарном складе с правом хранителя распоряжаться ими (ст. 918 ГК) внешне напоминают дарение, поскольку вещи (деньги) передаются в собственность заемщика или хранителя без какой-либо платы. Но из договора дарения обязательство либо вообще не возникает (большинство реальных договоров дарения), либо кредитором в этом обязательстве выступает получатель имущества (консенсуальные договоры дарения). Тогда как в договорах займа и хранения с правом распоряжения имуществом получатели имущества (займодавец и хранитель) являются должниками, обязанными вернуть взамен полученных ранее вещей равное количество вещей того же рода и качества.

Элементы договора дарения

Гражданское законодательство советского периода фактически ограничивало предмет дарения лишь вещами. Действующий ГК резко расширил предмет договора дарения, включив в него вещи, имущественные права (требования) в отношении дарителя или третьих лиц, а также освобождение от имущественных обязанностей перед дарителем или третьим лицом. Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов. Однако такое широкое понимание предмета дарения опирается на классическую римскую правовую традицию и, следовательно, апробировано веками. Более того, в римском праве предметом дарения могли выступать вообще любые действия, служащие обогащению одаряемого, например освобождение его от бремени содержания своего имущества или устранение ограничений его права собственности. Причина этого заключается, прежде всего, в том, что в одно множество объединяются разнородные объекты, такие как имущество (вещи и имущественные права) и действия (освобождение от обязанности). Причем предметом дарения являются не любые, а лишь некоторые юридические действия: прощение долга (если даритель освобождает одаряемого от обязанности перед самим собой), перевод долга (если даритель переводит на себя обязательство одаряемого перед третьим лицом), принятие на себя исполнения обязательства (если даритель исполняет обязательство за одаряемого и от его имени). Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, т. е. увеличение его имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. Во-первых, обогащение одаряемого возможно в различных правовых формах, которые не исчерпываются лишь случаями освобождения его от обязанностей. Так, безвозмездная передача имущества в пользование (ссуда), несомненно, обогащает ссудополучателя, так как он сберегает сумму арендной платы. Но от этого ссуда не превращается в дарение. Во-вторых, основания и процедура прощения, перевода долга, принятия на себя исполнения настолько различны, что их объединение под крышей дарения крайне искусственно.

Предметом договора дарения могут выступать любые вещи, не изъятые из оборота, в том числе деньги и ценные бумаги. Дарение вещей, ограниченных в обороте (например, охотничьего оружия), не должно нарушать их специального правового режима, т. е. одаряемым может выступать лишь управомоченное на владение соответствующей вещью лицо (например, член общества охотников или охотник-промысловик, имеющий лицензию).

Имущественные права, являющиеся предметом дарения, могут иметь как обязательственный, так и вещный характер. Это суждение, казалось бы, противоречит формулировке абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК, говорящей лишь о дарении прав требования. Однако из содержания п. 2 и 3 ст. 216 ГК можно заключить, что некоторые вещные права могут отчуждаться как таковые, помимо отчуждения соответствующей вещи. Поэтому нет никаких оснований препятствовать безвозмездному отчуждению таких прав, т. е. их дарению.

В последние годы отечественная цивилистика стала выделять в ряду объектов гражданских прав информацию. По своей природе информация близка к результатам интеллектуальной (творческой) деятельности как объектам прав, но не идентична им. Права на информацию (на ее получение, распространение и т. п.) могут выступать предметом сделок, в том числе дарения, наряду с другими имущественными правами. Нужно иметь в виду, что некоторые имущественные права вообще не могут отчуждаться, например требования об алиментах или о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК). Другие права, например сервитуты, в силу своей природы не могут быть предметом самостоятельного отчуждения, т. е. передаваться в отрыве от обслуживаемой ими вещи. Права, воплощенные в документарных ценных бумагах, могут быть подарены лишь вместе с самой ценной бумагой (дарение совершается путем вручения предъявительской ценной бумаги либо в форме индоссамента, если бумага является ордерной).

Дарение прав в отношении третьих лиц происходит в форме их уступки, цессии, с соблюдением норм ст. 382 – 390 ГК. Сложнее обстоит дело с регулированием дарения имущественных прав в отношении самого дарителя. Такие права могут либо существовать у третьих лиц до момента дарения, либо возникать у одаряемого на основе договора дарения. Однако в первом случае даритель не может уступить права, поскольку они ему не принадлежат. Во втором случае права одаряемого возникают впервые в силу самого договора дарения. Но уступить можно лишь такое право, которое ранее уже принадлежало кредитору в силу обязательства, возникшего до момента уступки (п. 1 ст. 382 ГК), следовательно, дарение права в отношении самого дарителя цессией не является. Поэтому нельзя согласиться с утверждением о том, что дарение права всегда сопряжено с его уступкой.

Рассмотрим реальный договор дарения, по которому даритель передает одаряемому право пользования какой-либо своей вещью. Этот договор заключается в момент передачи права (т. е. закрепления права за одаряемым). Но дарение имущественного права в отношении себя самого в то же время означает и принятие на себя корреспондирующих обязанностей перед одаряемым (в нашем примере это обязанность по передаче вещи в безвозмездное пользование). Следовательно, здесь реальный договор дарения порождает обязательство, содержанием которого является не передача дара (дар, т. е. право, уже передан), а выполнение каких-либо иных действий. Аналогичная картина наблюдается и во всех других случаях дарения имущественного права в отношении самого дарителя: возникает новое обязательство, содержание которого определяется характером подаренного права и может иметь мало общего с первоначальным договором дарения. Такую ситуацию вряд ли можно считать нормальной.

Большинство обязательственных прав имеет срочный характер, поэтому, выступая предметом договора дарения, они ставят под сомнение его традиционные свойства бессрочности и бесповоротности. Действующий ГК вполне допускает дарение права на определенный (даже очень короткий) срок. Это, например, имеет место, когда даритель уступает свое право в отношении третьего лица незадолго до прекращения соответствующего обязательства.

Освобождение от имущественной обязанности (как один из вариантов дарения) может осуществляться различными способами. Освобождение от обязанности перед самим дарителем называется прощением долга. Буквальное толкование ст. 415 ГК приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой и обусловлено лишь соблюдением прав других лиц в отношении имущества кредитора-дарителя. Однако такой вывод некорректен, поскольку в силу ст. 572 ГК прощение долга всегда является договором дарения и поэтому требует согласия одаряемого должника.

Типичный случай освобождения от обязанности перед третьим лицом — это перевод такой обязанности с одаряемого на дарителя (перевод долга). В этом случае даритель занимает место одаряемого, вытесняя его из правоотношения с третьим лицом. Освобождение одаряемого от обязанности перед третьим лицом произойдет и в том случае, если благодаря действиям дарителя прекратится соответствующее обязательство. Это возможно, если даритель выполнит за одаряемого его обязанность, не становясь формальным должником по основному обязательству. Согласие одаряемого на совершение таких действий можно рассматривать как своеобразное перепоручение (возложение) исполнения на дарителя (ст. 313 ГК). Такое же перепоручение исполнения будет иметь место и в том случае, когда даритель передает кредитору одаряемого отступное (ст. 409 ГК) и тем самым прекращает обязательство.

Предмет договора дарения должен быть формально определен путем указания на конкретную вещь, право или освобождение от конкретной обязанности. В противном случае договор, содержащий обещание подарить, считается незаключенным (абз. 2 п. 2 ст. 572 ГК). Обещание подарить неопределенную вещь не имеет правового значения. Отсутствие в законе аналогичной нормы, посвященной реальному договору дарения, объясняется тем, что его предмет неизбежно становится определенным для сторон уже в момент передачи, т. е. еще при заключении договора.

Основными видами дарения являются реальный договор (непосредственное дарение) и консенсуальный договор дарения (дарственное обещание). В качестве классификационного критерия здесь выступает момент заключения договора. Но возможна и другая классификация, в основу которой положена цель дарения. Так, различаются дарение в собственном смысле слова, т. е. действие, совершаемое в интересах одного одаряемого лица, и пожертвование — дарение, совершаемое в общих интересах неопределенного круга лиц, преследующее общеполезные цели. Ст. 582 ГК гласит: «Пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях». Обе приведенные классификации не пересекаются между собой, поэтому пожертвование может выступать и как реальный договор, и как консенсуальный (обещание пожертвовать).

Предмет договора пожертвования уже, чем собственно дарения. Он охватывает только вещи и права, но не включает освобождение от обязанности. Причина этого очевидна: освобождение одаряемого от обязанности всегда производится в его непосредственных интересах, а не на общее благо. Возможный перечень общеполезных целей пожертвования чрезвычайно велик, а их достижение может вестись самыми различными путями, поэтому ГК воздерживается здесь от каких-либо перечислений. Законодатель в ряде случаев предоставляет дарителю право указать конкретное назначение, по которому будет использоваться имущество, пожертвованное на общее благо. Это допустимо, если одаряемым по договору пожертвования является юридическое лицо или гражданин (п. 3 ст. 582 ГК), и невозможно, если имущество жертвуется государству. Последнее суждение основано на расширительном логическом толковании абз. 1 п. 3 ст. 582 ГК.

Правовое положение государства как субъекта права специфично тем, что оно всегда действует не в своих собственных, а в общих интересах. Значит, даритель может быть уверен в том, что любой дар в адрес государства будет использован на общее благо; иначе он просто не может быть использован. Более того, предполагается, что государство лучше других субъектов знает, в чем состоит это общее благо, и лучше других может действовать в общеполезных целях. Поэтому даритель некомпетентен обязывать государство к определенному способу использования пожертвованного имущества. В отношении граждан указание конкретного направления использования дара не только возможно, но и абсолютно необходимо, иначе пожертвование превратится в обычное дарение. Законодатель, вероятно, исходит из того, что соблазн утаить дар от общества, использовав его на собственные нужды, у среднестатистического гражданина непреодолимо велик.

Другие особенности пожертвования обусловлены спецификой его предмета и будут освещены далее при анализе соответствующих вопросов дарения.

Стороны договора дарения

Сторонами договора дарения (дарителем и одаряемым) могут быть граждане, юридические лица и государство. Право государства совершать дарения не вызывает сомнений. В дореволюционном российском праве существовало пожалование, т. е. дарение недвижимости частному лицу, совершавшееся Государем Императором от имени государства. В действующем законодательстве аналогичные виды дарения специально не регулируются в силу их большой редкости. В качестве одаряемого лица государство может выступать лишь в договоре пожертвования. Это вполне естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно, принимать подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может.

Серьезное влияние на возможность заключения договоров дарения гражданами оказывает объем их дееспособности. Недееспособный гражданин может заключать договоры дарения только через своего опекуна (п. 2 ст. 29 ГК). При этом от его имени можно производить дарение только обычных подарков небольшой стоимости (не дороже пяти минимальных размеров оплаты труда); право на получение им подарков через опекуна не ограничивается.

Лицо, признанное ограниченно дееспособным, вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки (п. 1 ст. 30 ГК). Это означает, что ограниченно дееспособный гражданин вправе самостоятельно совершать договор дарения только в качестве одаряемого и только в том случае, если этот договор в силу своего потребительского характера и незначительной суммы относится к мелким бытовым сделкам.

В соответствии с правилами п. 2 ст. 26 и п. 2 ст. 28 ГК малолетние и несовершеннолетние могут совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, т. е. выступать в качестве одаряемых, если соответствующие договоры не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации. Ответственность по таким договорам, заключенным малолетними, несут их законные представители, а по договорам, заключенным несовершеннолетними, отвечают они сами. Кроме этого, несовершеннолетние вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами (подп. 1 п. 2 ст. 26 ГК), в том числе путем их дарения. Во всех остальных случаях дарение осуществляется либо с согласия законных представителей несовершеннолетних, либо через законных представителей малолетних, действующих от их имени (в последнем случае предметом дарения может быть лишь обычный подарок небольшой стоимости).

Дарение между супругами производится на общих основаниях с учетом, разумеется, того, что предметом дарения обычно выступает имущество, принадлежащее одному из супругов лично. Возможно дарение и путем передачи имущественных прав, принадлежащих одному из супругов в общей совместной собственности, что приведет к закреплению всего супружеского имущества за одним лицом. Дарение третьим лицам имущества, находящегося в общей совместной собственности (а это самый распространенный режим супружеского имущества), возможно по согласию всех сособственников (п. 2 ст. 576 ГК и ст. 35 СК).

Ряд запретов на получение подарков закон связывает с особенностями профессионального статуса одаряемых лиц, пытаясь таким образом бороться со злоупотреблениями работников социальной сферы и государственного управления (п. 2 и 3 ст. 575 ГК). Статья 575 ГК может оказать влияние и на практику применения уголовного законодательства, в частности на толкование понятия взятки. Ведь дарение чиновнику обычного подарка небольшой стоимости (не дороже 5 МРОТ) во всех случаях является правомерным действием.

В отношении договоров дарения с участием юридических лиц ГК также предусматривает ряд специальных ограничений. Пункт 4 ст. 575 ГК прямо запрещает дарение между коммерческими организациями (за исключением обычных подарков небольшой стоимости). Значение этой нормы трудно переоценить, особенно учитывая широту предмета дарения. С одной стороны, п. 4 ст. 575 ГК направлен на защиту имущества организаций от разбазаривания (правда, эта лазейка уже давно сужена налоговым законодательством) и, значит, служит интересам кредиторов и участников (учредителей) юридических лиц. С другой стороны, эта же норма серьезно ограничивает возможности нормального ведения предпринимательства и подчас противоречит сложившимся обычаям и обыкновениям бизнеса. Так, коммерческая организация не вправе простить долг контрагенту — коммерческой организации. А в случае безнадежной задолженности это может повлечь за собой целый ряд неблагоприятных экономических последствий для кредитора. Запрет на безвозмездную передачу имущества сильно ударит по холдингам и финансово-промышленным группам, осложнит взаимоотношения основных юридических лиц и дочерних. Еще более серьезным представляется противоречие между п. 4 ст. 575 ГК и п. 1 ст. 37 АПК, регулирующим вопросы отказа от иска. Ведь отказ от иска в материально-правовом смысле означает освобождение ответчика от обязанности перед истцом путем прощения его долга, т. е. дарение. Получается, что запрет дарения между коммерческими организациями чреват многими издержками, большинство из которых сейчас даже трудно предвидеть в деталях.

Другое ограничение, установленное п. 1 ст. 576 ГК, касается дарения вещей, принадлежащих юридическому лицу на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Действительность такого дарения, осуществляемого унитарным предприятием либо казенным предприятием или учреждением, требует согласия собственника вещи. Это ограничение не распространяется на случаи пожертвования (п. 2 ст. 582 ГК) и на обычные подарки небольшой стоимости. Законодатель не проводит здесь каких-либо различий между указанными вещными правами, а также между движимыми и недвижимыми вещами. Возникающие в результате этого противоречия с частью первой ГК следует разрешать в пользу п. 1 ст. 576 ГК как lex specialis.

Форма договора дарения

Форма договора дарения определятся его предметом, субъектным составом и ценой. В соответствии с п. 3 ст. 574 и ст. 131 ГК все договоры дарения недвижимого имущества (и реальные, и консенсуальные) должны заключаться в письменной форме и подлежат обязательной государственной регистрации. Но пока закон о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним еще не принят. Поэтому в силу прямого указания ст. 6 и 7 Федерального закона от 01.01.01 г. «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» в отношении договора дарения недвижимости сохраняют силу ранее принятые нормы об обязательном нотариальном удостоверении договора, и применяется существующий порядок регистрации сделок с недвижимым имуществом.

Правила, определяющие форму договора дарения движимого имущества, предусмотрены п. 2 ст. 574 ГК.

Под движимым имуществом в ст. 574 ГК законодатель понимает не только вещи, но и имущественные права, а также освобождение от обязанностей (такой вывод опирается на расширительное логическое толкование абз. 1 п. 2 ст. 574 ГК). Такая трактовка движимого имущества, разумеется, некорректна, но отчасти оправдана соображениями законодательной техники. В письменную форму под страхом недействительности должны облекаться все консенсуальные договоры дарения (дарственные обещания), а также реальные договоры на сумму более 5 МРОТ, в которых дарителем выступает юридическое лицо.

Все прочие реальные договоры дарения могут заключаться в устной форме, в том числе и путем совершения сторонами конклюдентных действий.

Специальные требования к форме договора дарения прав по отношению к третьим лицам (уступка требования), а также дарения в виде освобождения от обязанности перед третьими лицами путем перевода долга установлены п. 1 и 2 ст. 389 и п. 2 ст. 391 ГК.

Права и обязанности дарителя

Реальный договор дарения, как правило, не порождает никаких обязательственных отношений. Единственным исключением из этого правила является обязательство, возникающее в результате дарения имущественного права в отношении самого дарителя. Содержание этого обязательства не является специфичным для дарения, поскольку оно определяется не самим фактом дарения, а характером подаренного права. Поэтому имеет смысл говорить лишь об обязательстве, возникающем из консенсуального договора дарения, основные условия которого мы и рассмотрим.

Главной обязанностью дарителя является передача дара. Если предметом договора является вещь, то ее передача одаряемому может осуществляться посредством вручения, символической передачи (например, вручение ключей) либо вручения правоустанавливающих документов (абз. 2 п. 1 ст. 574 ГК). Передача дара в виде имущественного права в отношении третьего лица обычно производится путем вручения документов, фиксирующих основания возникновения этого права (например, уступка прав по предъявительской ценной бумаге). Единственным основанием возникновения права в отношении самого дарителя является договор дарения. Передача дара в виде освобождения от обязанности требует от дарителя совершения определенных действий, например получения согласия кредитора одаряемого на перевод долга.

Обязанности дарителя по консенсуальному договору дарения переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором (п. 2 ст. 581 ГК). В отношении пожертвования это правило не действует (п. 6 ст. 582 ГК).

Право отказа от исполнения консенсуального договора дарения — одно из важнейших прав дарителя, закрепленное ст. 577 ГК. Даритель может воспользоваться этим правом в двух случаях:

1) если после заключения договора его имущественное, семейное положение либо состояние здоровья изменились настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни;

2) если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. Аналогичное основание отказа от исполнения договора в дореволюционном праве именовалось неблагодарностью одаряемого и носило более широкий характер.

Отказ дарителя от исполнения договора дарения невозможен применительно к обычным подаркам небольшой стоимости (ст. 579 ГК). За этим единственным исключением отказ дарителя от исполнения договора по вышеуказанным основаниям является действием правомерным, а потому не дает одаряемому права на возмещение убытков (п. 3 ст. 577 ГК).

Права и обязанности одаряемого

Право на получение дара логически вытекает из самого предмета договора дарения. Его содержание определяется содержанием соответствующей обязанности дарителя. Если предметом дарения является индивидуально-определенная вещь, то в случае неисполнения обязательства дарителем одаряемый приобретает право требовать отобрания этой вещи у дарителя (с соблюдением правил ст. 398 ГК). Если же предмет дарения — вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков (п. 2 ст. 396 ГК).

Право отказа от принятия дара закреплено за одаряемым в п. 1 ст. 573 ГК. Это право может быть осуществлено в любой момент до передачи дара и даже не обусловлено наличием каких-либо уважительных причин. Одаряемый вправе отказаться от дара вообще без указания мотивов (если соблюдены формальные требования, предусмотренные п. 2 ст. 573 ГК).

Отсюда можно сделать вывод о том, что принятие дара не является обязанностью одаряемого лица. Противоположная точка зрения не находит подтверждения в ГК. Если бы принятие дара было обязанностью одаряемого, ее неисполнение давало бы дарителю право требовать возмещения убытков во всех случаях, а не только применительно к письменным договорам (п. 3 ст. 573 ГК). Одаряемого также можно было бы понудить к исполнению обязанности в натуре, заставить принять дар помимо его воли, что выглядит и вовсе абсурдно. Но какое же значение имеет тогда согласие одаряемого на принятие дара? Договорное условие о принятии дара устанавливает не обязанность одаряемого, а, скорее всего, характеризует обязанность дарителя по передаче дара, которая не может быть выполнена, пока дар одаряемым не принят. В этом смысле принятие дара — обязательное условие состоявшейся передачи дара.

Права одаряемого в обычном консенсуальном договоре дарения не переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором (п. 1 ст. 581 ГК). Напротив, в договорах пожертвования, как правило, имеет место правопреемство (п. 6 ст. 582 ГК).

Существование обязанностей на стороне одаряемого лица — явление довольно редкое для обычного дарения. Практически оно ограничивается немногими случаями дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя. Но в договорах пожертвования обязанность одаряемого по использованию имущества в общеполезных целях присутствует всегда. В договоре пожертвования гражданину эта обязанность трансформируется в обязанность использования дара по конкретному назначению, указанному дарителем. Аналогичная обязанность может возлагаться и на одаряемое юридическое лицо.

В этом случае оно должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества (абз. 2, п. 3 ст. 582 ГК), что обеспечивает возможность финансового контроля над его использованием.

Если условие о конкретном направлении использования дара в договоре пожертвования отсутствует, одаряемое юридическое лицо обязано самостоятельно определить способы использования дара в общеполезных целях, не противоречащие назначению имущества.

Установление обязанности по использованию имущества в общеполезных целях серьезно ограничивает права одаряемого в отношении этого имущества. Так, отчуждение имущества, обремененного обязанностью его использования в общеполезных целях, возможно только при условии, что его приобретатель примет на себя исполнение соответствующих обязанностей. Пользование таким имуществом в собственных интересах одаряемого возможно лишь в той мере, в какой это не препятствует его использованию в общеполезных целях. Последнее правило не соблюдается, если предложение обращено к неопределенному кругу лиц, а в собранных средствах нельзя выделить имущество конкретных жертвователей.

Ответственность по договору дарения

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по договору дарения строится на общих основаниях, урегулированных главой 25 ГК.

Однако, учитывая безвозмездный характер этого договора, закон предусмотрел из общих правил ряд изъятий, ограничивающих ответственность сторон договора. Так, ответственность за убытки, причиненные дарителю отказом одаряемого от принятия дара, ограничена возмещением реального ущерба, если соответствующий договор дарения был заключен в письменной форме (п. 3 ст. 573 ГК).

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению дарителем в соответствии с нормами главы 59 ГК. Недостатки вещи по смыслу ст. 580 ГК охватывают наряду с собственно физическими недостатками (конструктивными и прочими) и юридические дефекты вещей. И хотя юридические дефекты вещи обычно не могут причинить вреда жизни или здоровью одаряемого, их негативное влияние на имущественную сферу может быть ощутимо.

Правило ст. 580 ГК целесообразно применять и к случаям, когда предметом дарения выступают имущественные права или освобождение от обязанности. В этом случае единственно возможный недостаток дара может заключаться только в его юридической ущербности.

Прекращение договора дарения

Реальный договор дарения обычно не порождает обязательства, выступая лишь как основание возникновения прав на стороне одаряемого. Консенсуальный договор дарения в своем развитии проходит два этапа: сначала он порождает соответствующее обязательство, а затем исполнение этого обязательства приводит к возникновению у одаряемого вещных или иных прав в отношении дара. На первом (обязательственном) этапе дарение может быть прекращено так же, как и любой другой договор гражданского права, т. е. на общих основаниях, предусмотренных главой 26 ГК и ст. 450, 451 ГК, а также по основаниям, свойственным лишь дарению — п. 1 ст. 573 и п. 1 и 2 ст. 577 ГК. После того как обязательство исполнено, прекратить его уже невозможно, поскольку договор сыграл свою роль.

Однако в ряде случаев закон допускает отмену уже исполненного договора дарения, т. е. аннулирует договор как факт, повлекший юридические последствия. Перечень таких оснований установлен ст. 578 и п. 5 ст. 582 ГК и является исчерпывающим. Даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право, либо освободить одаряемого от имущественной обязанности, если после заключения договора имущественное или семейное положение, либо состояние здоровья дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению его уровня жизни. А также по основаниям, дающим ему право отменить дарение.

Даритель вправе отменить или потребовать через суд отмены дарения (за исключением пожертвований и обычных подарков небольшой стоимости) в следующих случаях:

1) если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения;

2) если одаряемый обращается с подаренной вещью (представляющей для дарителя большую неимущественную ценность) ненадлежащим образом, что создает угрозу ее утраты;

3) если даритель пережил одаряемого (при условии, что такое основание отмены дарения было предусмотрено договором).

Заинтересованное лицо может требовать судебной отмены договоров дарения (кроме пожертвований и дарения обычных подарков небольшой стоимости), совершенных индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, объявленным банкротом, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению о банкротстве, если такое дарение производилось за счет средств, связанных с предпринимательской деятельностью дарителя, и нарушало положения закона о несостоятельности. Дореволюционное конкурсное право было гораздо суровее к недобросовестным банкротам: срок, за который можно было отменить сделки банкрота, был равен сроку исковой давности и составлял 10 лет.

Отмена пожертвования возможна по иску дарителя или его правопреемника в единственном случае, когда пожертвованное имущество используется не в соответствии с указанным дарителем назначением, а если такое назначение не определено, то не в соответствии с общеполезными целями.

В случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она к моменту отмены сохранилась в натуре (п. 5 ст. 578 ГК). Аналогичным образом следует поступить и с имущественным правом, когда оно было предметом договора дарения.

Если одаряемый произвел отчуждение вещи или права с целью избежать их возврата либо преднамеренно совершил иные действия, делающие возврат невозможным (например, уничтожил дар), к нему может быть предъявлено требование о возмещении вреда по нормам главы 59 ГК.

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право, либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности. Обещание подарить все свое имущество или часть своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно. Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара отказаться от него. В этом случае договор дарения считается расторгнутым. Если договор дарения заключен в письменной форме, отказ от дара должен быть совершен в письменной форме. В случае, когда договор дарения зарегистрирован, отказ от принятия дара подлежит государственной регистрации. Если договор дарения был заключен в письменной форме, даритель вправе требовать от одаряемого возмещения реального ущерба, причиненного отказом принять дар.

За некоторыми исключениями, перечисленными выше и упоминаемыми в ГК РФ, договор дарения может быть заключен в устной форме. В строго определенных случаях, предусмотренных законом, даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право. Там же определяются и правила отменяющие дарение.

1. Юридическая энциклопедия. — М., 1997.

2. Римское частное право // Под ред. , . — М., 1994.

3. Шершеневич русского гражданского права. — М., 1995.

4. Сафиуллин договор. Общие положения. — Свердловск, 1986.

5. Брагинский Гражданский кодекс. Часть первая. Три года спустя // Хозяйство и право. — 1998 г. — № 1.

6. Лазарев Советское право. — М., 1984.

7. Смирнов гражданское право. — Л., 1982.

8. Красавчиков факты в советском гражданском праве. — М., 1958.

9. Гражданское право: Учебник / Под ред. , . — М., 1997.

Статья написана по материалам сайтов: revolution.allbest.ru, www.bestreferat.ru, pandia.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Название: Договор дарения в современном гражданском праве
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 09:32:40 31 мая 2011 Похожие работы
Просмотров: 2092 Комментариев: 8 Оценило: 3 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать