Договор дарения хранения с участием 2019 год

Договор дарения движимого имущества представляет собой согласованную сделку двух сторон, в результате которой одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать в собственность другой стороне (одаряемому) вещи, относящиеся к движимым.

К ним, согласно с пунктом 2 статьи 130 Гражданского кодекса (ГК), относятся объекты и предметы, которые по своим признакам не являются недвижимостью. Это производственное оборудование (станки, приборы, инструменты и прочее), транспортные средства (автомобили, автобусы, мотоциклы, спецтехника и другое), офисное и торговое оборудование (мебель, компьютерная, бытовая и оргтехника, витрины и т.п. ), ценные бумаги (акции, векселя, облигации, чеки), деньги и драгоценности.

Дарение совершается при оформлении реального договора в момент его заключения и в будущем при оформлении консенсуального договора, который содержит обещание одарить иное лицо через определенный промежуток времени.

В зависимости от предмета договора и его сторон дарение движимого имущества имеет свои специфические особенности, которые отражаются на форме, процедуре передачи, бухгалтерском учете и налогообложении сделки.

Форма договора дарения движимого имущества

Общее правило для заключения договоров дарения содержится в пункте 1 статьи 574 ГК. В соответствии с ним, они могут быть совершены в устной форме, которая предусматривает передачу дара через вручение одаряемому лицу конкретной вещи, символической передачи (к примеру, ключей от транспортного средства) или правоустанавливающих документов.

В то же время пунктом 2 этой статьи установлены правила, требующие обязательную письменную форму при заключении договоров дарения движимого имущества в таких случаях:

  1. Если на стороне дарителя выступает юридическое лицо, а стоимость подарка составляет сумму не менее трех тысяч рублей;
  2. Если договор содержит обещание одарить в будущем.

Следовательно, можно сделать вывод, что реальные договора, сторонами которого являются физические лица, не зарегистрированные как индивидуальные предприниматели, или, когда такие лица выступают на стороне дарителя, могут заключаться устно. Однако подобные сделки, в случае возникновения спорных вопросов, проблематично оспорить в суде, так как нет никакого письменного подтверждения их правомерного совершения.

Часто договора дарения заверяют у нотариуса, хотя ГК не содержит условий, требующих это. Тем более, если документ составлен грамотно и стороны при этом были дееспособными, то нотариальное заверение существенно не влияет на решение суда в случаях оспаривания рассматриваемых сделок.

Специальные требования установлены пунктами 1 и 2 статьи 389 ГК и пунктом 2 статьи 391 ГК к форме дарственных сделок по передаче имущественных прав в отношении к третьим лицам (уступка требования) и по освобождению от имущественной обязанности перед третьими лицами (перевод долга). Такие договора заключаются в простой письменной или нотариальной форме.

Порядок передачи имущества по договору дарения

Основным моментом при совершении дарственной сделки является передача дара от дарителя к одаряемому. Договор дарения движимого имущества предусматривает как непосредственную передачу подарка в момент его заключения (реальная сделка), так и обещание одарить в будущем (консенсуальная сделка).

Если договор заключается устно, то дарение происходит путем вручения дара одаряемому.

При этом необходимость регистрации некоторого движимого имущества или права собственности на него остается.

Так, при дарении транспортного средства необходимо переоформить его на одаряемого в органах ГИБДД.

Порядок передачи движимого имущества зависит не только от предмета договора дарения, но и от его субъектного состава сторон. Сделки с участием юридических лиц поэтому и заключаются в письменной форме, так как требуют соответствующего отражения операций в бухгалтерском учете и налогообложении. Передающая сторона (даритель) проводит списание имущества (выбытие), а принимающая сторона (одаряемая) ставит его на учет (приход).

Налогообложение при дарении движимого имущества

Налоговый кодекс (НК) относит к доходам, которые подлежат налогообложению, и безвозмездную передачу имущественных ценностей и прав (пункт 2 статьи 248).

При определении базы для начисления налогов должны учитываться все доходы, полученные налогоплательщиком в денежной и натуральной формах, либо в виде материальной выгоды. Для доходов, полученных по договору дарения в виде подарка, НК установлены определенные льготы.

Прежде всего это касается случаев, когда дарение движимого имущества совершается между физическими лицами. Доходы, которые они получают в денежной и натуральной формах в результате сделки, не облагаются налогами. Исключение составляют транспортные средства, доли, паи и акции, а также недвижимость (пункт 18.1 статьи 217 НК).

Но даже в этих случаях освобождаются от налогообложения доходы, полученные безвозмездно по договору дарения, заключенного между членами семьи или близкими родственниками, которых определяет статья 14 Семейного кодекса.

При получении физическим лицом подарка от юридического лица, которое является его работодателем, налог на доходы удерживается с заработной платы одаряемого. Если такая возможность у работодателя отсутствует, то он обязан письменно сообщить сумму задолженности налогоплательщика в налоговую службу по месту своего учета. Физическое лицо в таком случае должно самостоятельно уплатить налог в сроки, установленные НК.

Юридическое лицо, которое совершает дарение движимого имущества:

  • признаетсяплательщиком НДС (налога на добавленную стоимость), так как безвозмездная передача имущества приравнивается к его реализации (подпункт 1 пункта 1статьи 146 НК);
  • не признается плательщиком налога на прибыль, поскольку расходы в виде стоимости подаренного имущества и затрат на их безвозмездную передачу, не являются доходами и поэтому не учитываются при определении налоговой базы для уплаты данного налога (пункт 16 статьи 270 НК).

Юридическое лицо, которое получает по договору дарения движимое имущество, должно учитывать его стоимость в составе внереализационных доходов для целей обложения налогом на прибыль на основании пункта 8 статьи 250 НК. При оценке доходов руководствуются рыночными ценами на объект (предмет) дарения, которые определяются с учетом положения статьи 40 НК. Цена на подаренное имущество должна быть подтверждена получающей стороной документально.

Отказ от исполнения и отмена дарения

ГК содержит четкие основания, которые наделяют дарителя правом отказа от исполнения договора дарения или его отмены.

Так, согласно со статьей 577 даритель вправе отказаться от исполнения обещанной в будущем дарственной сделки, но только до того времени, она не совершена. Это возможно в двух случаях, когда после заключения договора:

  1. Произошли изменения в имущественном или семейном положении дарителя, либо состояние его здоровья ухудшилось настолько, что исполнение дарения может негативно повлиять на уровень его жизни; причины должны быть непредвиденными — например, потеря постоянной работы, рождение ребенка или появление другого иждивенца, наступление инвалидности и т.п. ;
  2. Одаряемый совершил в отношении дарителя или членов его семьи агрессивные действия, которые дают право для отмены дарения на основании пункта 1 статьи 578 ГК (см. ниже).

Основания для отмены уже свершившегося дарения содержатся в статье 578 ГК. Они заключаются в следующем:

  1. Одаряемый совершил правонарушение в отношении дарителя, которое выразилось в покушении на него самого, членов его семьи или близких родственников, а также в намеренном нанесении ему телесных повреждений различной степени тяжести.
  2. Одаряемый ненадлежащим образом относится к подаренному имуществу, что может привести к его разрушению, порче или безвозвратной утрате. При этом для дарителя подаренное ним имущество должно составлять значительную неимущественную ценность. Оно дорого ему, как память. Например, это может быть коллекция картин, старинных монет или драгоценности.
  3. Заинтересованные лица имеют право требовать отмены дарения в тех случаях, когда даритель, являясь юридическим лицом (индивидуальным предпринимателем), за шесть месяцев до объявления его несостоятельным (банкротом) совершил дарение за счет средств, связанных с его коммерческой деятельностью с нарушениями ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».
  4. Пункт 4 — если одаряемое лицо не переживет дарителя и это основание прописано в условиях договора.

Заключение

Безвозмездная передача и получение движимого имущества должны быть отражены в бухгалтерском учете сторон дарственной сделки, а их стоимость, в установленных НК случаях, включена в налоговую базу для исчисления соответствующих налогов.

Даритель может отказаться от исполнения своих обязательств по договору дарения в случаях гибели движимого имущества, изъятия его из обращения или запрета совершать с ним обещанные действия.

Отмена дарения возможна как при заключении реальной сделки, так и при заключении консенсуальной сделки (обещания дарения в будущем).

2.21 Договор дарения

По договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность, либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) признается договором дарения и связывает обещавшего, если обещание сделано в надлежащей форме (п. 2 ст. 545 ГК) и содержит ясно выраженное намерение совершить в будущем безвозмездную передачу вещи или права конкретному лицу либо освободить его от имущественной обязанности. Обещание подарить все свое имущество или часть своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Объектами договора дарения могут выступать:

— вещи, в том числе ценные бумаги;

— имущественные права (требования);

— освобождение от обязанностей перед дарителем или третьим лицом.

Не могут выступать объектами договора дарения вещи, запрещенные в гражданском обороте, а также некоторые вещи ограниченно оборотоспособные (например, памятники архитектуры, огнестрельное оружие), личные права и обязанности (например, не может быть подарено право требовать возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью). Иные ограниченно оборотоспособные вещи могут передаваться в дар только в случае, когда это допускается законодательством.

Сторонами договорамогут быть граждане и юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации), государство в лице государственных, органов. Законодательством предусмотрен ряд ограничений:

1) связанных с возрастом дарителя и его дееспособностью (ст. 25, 27, 35 ГК):

— дети до 14 лет, а также лица, признанные в установленном порядке недееспособными, не вправе выступать в качестве дарителя;

— несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет, а также лица, над которыми установлено попечительство вследствие злоупотребления спиртными напитками, наркотическими средствами либо психотропными веществами, вправе дарить вещи, стоимость которых находится в пределах их заработка, стипендии, полученного авторского вознаграждения. Сделки, в которых стоимость предмета дарения превышает указанные суммы, могут совершаться только с разрешения законных представителей, усыновителей, попечителей;

2) связанных со статусом дарителя или одариваемого (ст. 546 ГК):

— законные представители, опекуны, выступающие в качестве дарителя от имени малолетних или недееспособных, могут совершать сделки, в которых сумма предмета дарения не превышает пятикратного размера минимальной заработной платы;

— запрещается дарение государственным служащим (в связи с их должностным положением), работникам лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты (в связи с выполняемыми ими обязанностями по лечению, воспитанию, содержанию) подарков, стоимость которых превышает пятикратный размер минимальной заработной платы;

запрещается дарение между коммерческими организациями;

3) связанных с формой собственности на предмет дарения (ст. 547 ГК):

юридическое лицо может подарить вещь, принадлежащую ему на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, только с согласия собственника (исключение составляют подарки, стоимость которых не превышает пятикратного размера минимальной заработной платы);

имущество, находящееся в общей совместной собственности, может быть подарено только с согласия обоих собственников;

супруги могут дарить друг другу только имущество, принадлежащее им лично.

Одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться. В этом случае договор дарения считается расторгнутым.

Если договор дарения заключен в письменной форме, отказ от дара должен быть совершен также в письменной форме. В случае, когда договор дарения зарегистрирован (п. 3 ст. 545 ГК), отказ от принятия дара также подлежит государственной регистрации. Если договор дарения был заключен в письменной форме, даритель вправе требовать от одаряемого возмещения реального ущерба, причиненного отказом принять дар.

Дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных законодательством.

Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т. п.) либо вручения правоустанавливающих документов.

Договор дарения движимого имущества должен быть совершен в письменной форме в случаях, когда:

1) дарителем является юридическое лицо, и стоимость дара превышает более чем в пять раз установленный законодательством размер базовой величины;

2) договор содержит обещание дарения в будущем. В случаях, предусмотренных в этом пункте, договор дарения, совершенный устно, ничтожен.

Договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Существенные условия договора дарения:

указание конкретного предмета дарения. В противном случае договор признается ничтожным;

время передачи дара. В том случае, если договор предусматривает передачу имущества после смерти дарителя, договор рассматривается как завещание и к нему не применяются нормы, регулирующие договор дарения;

указание на безвозмездность передачи имущества.

Юридическое лицо, которому вещь принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, вправе подарить ее с согласия собственника, если законодательством не предусмотрено иное. Это ограничение не распространяется на обычные подарки небольшой стоимости (ст. 546 ГК).

Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности с соблюдением правил, предусмотренных ст. 256 ГК. Доверенность на совершение дарения представителем, в которой не назван одаряемый и не указан предмет дарения, ничтожна.

Даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право, если после заключения договора имущественное или семейное положение либо состояние здоровья дарителя ухудшилось. Также вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому вещь или право, по основаниям, дающим ему право отменить дарение (п. 1 ст. 549 ГК).

Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя.

По требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом с нарушением положений акта законодательства об экономической несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица экономически несостоятельным (банкротом). В договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого. В случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения.

Правила об отказе от исполнения договора дарения (ст. 548 ГК) и об отмене дарения (ст. 549 ГК) не применяются к обычным подаркам небольшой стоимости (ст. 546 ГК).

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению дарителем в соответствии с правилами главы 58 Гражданского кодекса, если доказано, что эти недостатки возникли до передачи вещи одаряемому, не относятся к числу явных, и даритель, хотя и знал о них, не предупредил о них одаряемого.

Права одаряемого, которому по договору дарения обещан дар, не переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения. Обязанности дарителя, обещавшего дарение, переходят к его наследникам (правопреемникам), если иное не предусмотрено договором дарения.

1 Пожертвования. Пожертвованием признается дарение вещи или права в общеполезных целях. Пожертвования могут делаться гражданам, лечебным, воспитательным учреждениям, учреждениям социальной защиты и другим аналогичным учреждениям, благотворительным, научным и учебным учреждениям, фондам, музеям и другим учреждениям культуры, общественным, религиозным и иным некоммерческим организациям, а также Республике Беларусь и ее административно-территориальным единицам. На принятие пожертвований не требуется чьего-либо разрешения или согласия.

Пожертвование имущества гражданину должно быть, а юридическим лицам может быть обусловлено жертвователем использованием этого имущества по определенному назначению. При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением имущества. Юридическое лицо, принимающее пожертвование, для использования которого установлено определенное назначение, должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества.

Если использование пожертвованного имущества в соответствии с указанным жертвователем назначением становится вследствие изменившихся обстоятельств невозможным, оно может быть использовано по другому назначению лишь с согласия жертвователя, а в случае смерти гражданина-жертвователя или ликвидации юридического лица-жертвователя – по решению суда.

К пожертвованиям не применяются ст. 549 и 552 ГК Республики Беларусь.

2 Прощение долга. Если в качестве предмета дарения выступает освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем, можно говорить о прощении долга (ст. 385 ГК). В данном случае дарение может быть оформлено в виде односторонней расписки.

3 Цессия. Если предметом дарения выступают права дарителя в отношении третьих лиц (например, право требования), имеет место цессия. Договор оформляется в соответствии с требованиями ст. 353–361 ГК.

4 Перевод долга. Если даритель принимает на себя долги или иные обязательства одариваемого, договор оформляется как перевод долга в соответствии со ст. 362, 363 ГК.

В двух последних случаях требуется заключение дополнительно договора дарения, в котором четко и недвусмысленно закрепляется обещание дарителя.

Договор дарения

Обещание подарить также имело юридическую силу. В Древнем Риме для дарения требовалось соблюдение ряда формальностей, носивших название манципа ции. Слово это произошло от manus — рука и заключает в себе образное представление о переходе собственности при наложении руки на приобре тенную вещь.

Наложив руку, следовало еще сказать: я утверждаю, что эта вещь принадлежит мне по праву. . Манципация сообщала приобретателю неос поримое право собственности на вещь.

Позднее получил исковую защиту особый вид неформального соглашения о дарении — pactum donationis. Его важнейшие положения, касающиеся предмета договора, ответственности дарителя, оснований отмены дарения, были в значительной степени заимствованы дореволюционным российским правом. На Руси договор дарения был отражен еще в Псковской судной грамоте XIV — XV веков.

Согласно этому документу по договору дарения собственник мог дарить движимое и недвижимое имущество родственникам (ст. 100) в присутствии священника и свидетелей. При составлении соответствующих документов новый собственник вступал во владение подаренным имуществом и в том случае, если он не упоминался в завещании. В Уложении 1649 года дарение сколько-нибудь значительных вещей должно было документально оформляться при свидетелях, даже если это касалось родственников, дабы избежать споров и претензий. Для дарения недвижимости требовалась регистрация и разрешение государственных органов.

Российская цивилистика XIX — начала ХХ века уделяла большое внимание изучению правовых проблем дарения.

Доктрина трактовала дарение как один из способов приобретения права собственности, то есть односторонний акт, а не договор.

Обоснованием этого тезиса служил тот факт, что дарение, сопровождающееся передачей дара одаряемому лицу, не порождает никакого обязательства. Иными словами, дарение как реальная сделка совершается и исполняется одновременно в момент передачи вещи.

Сторонники противоположной точки зрения исходили из того, что предметом дарения могут быть не только вещи, передаваемые в собственность, но и различные имущественные права. Кроме того, дарение может выступать и в качестве консенсуальной сделки, то есть в форме обещания подарить что-либо в будущем.

Наконец, самый серьезный довод в пользу признания дарения полноценным договором гражданского права — это необходимость получить согласие одаряемого на принятие дара. Все эти аргументы, предложенные Г.Ф. Шершеневичем в начале века, сохранили свою актуальность и легли в основу современного понимания договора дарения. 1. Понятие и виды договора дарения.

Договором дарения называется договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать определенное имущество другой стороне (одаряемому лицу) либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности (ст. 572 ГК РФ). Юридическая энциклопедия дает более широкое определение договора дарения как гражданско-правового договора, в соответствии с которым одна сторона безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне — либо вещь в собственность, — либо имущественное право или требование к себе или третьему лицу, либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Договор дарения означает переход имущества от одного лица к другому, причем и даритель, и одаряемый являются юридически равноправными субъектами. Таким образом, правоотношения, возникающие из договора дарения, вполне укладываются в рамки предмета гражданского права и адекватны методу гражданско-правового регулирования.

Реальность и консенсуальность договора дарения. В советский период договор дарения конструировался как реальный, а его предметом могли выступать лишь вещи. Тем самым резко сужалась сфера применения этого договора, что, впрочем, оправдывалось ссылками на принципы социалистической морали. В настоящее время дарение выступает как в качестве реального договора, так и в качестве консенсуального договора. В последнем случае договор порождает обязательство передать определенное имущество одаряемому лицу в момент, не совпадающий с моментом заключения договора, то есть в будущем.

Различия между реальным и консенсуальным договорами дарения весьма велики. Они затрагивают практически все аспекты отношений между дарителем и одаряемым.

Большинство норм главы 32 ГК РФ регулируют либо только реальные договоры дарения, либо только обещание подарить, а количество общих норм, распространяющихся на все виды дарения, минимально. Все разновидности договора дарения объединяет только его безвозмездный характер.

Дарение является договором, то есть двусторонней сделкой, основанной на взаимном соглашении. Оно предполагает согласие одаряемого лица принять предложенное ему имущественное право. Этим признаком дарение отличается от прощения долга, которое в соответствии со ст. 415 ГК РФ относится к односторонним сделкам.

Мотивы. Мотивы совершения дарения могут быть самыми различными: желание показать свое расположение одаряемому, помочь ему, отблагодарить за что-либо или даже инициировать ответный дар. В этом смысле безвозмездность дарения не означает его беспричинности.

Однако во всех этих случаях мотив лежит за рамками самого договора дарения и никоим образом не влияет на его действительность. Если же мотив включен в содержание договора, то есть дарение формально обусловлено совершением каких-либо действий другой стороной, то это, как правило, ведет к признанию договора дарения ничтожным (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Безвозмездность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением.

Многие договоры гражданского права могут выступать и как возмездные, и как безвозмездные, однако лишь договоры дарения и ссуды являются безвозмездными во всех случаях.

Отсутствие встречного удовлетворения, то есть безвозмездность обязательства, казалось бы, противоречит самой природе гражданского права. Ведь имущественные отношения, входящие в его предмет, традиционно понимаются как имущественно стоимостные, товарно-денежные отношения.

Действие же макроэкономического закона стоимости в полной мере проявляется лишь в возмездных обязательственных правоотношениях, поскольку именно здесь происходит своеобразный обмен товарами (вещами, работами, услугами). Однако безвозмездные правоотношения, как и абсолютные правоотношения, к которым вообще нельзя применить деление на возмездные — безвозмездные , также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное. Так, правоотношения собственности не связаны напрямую с денежным обменом. Но решение вопроса о принадлежности лицам тех или иных вещей является необходимым основанием для участия этих лиц в гражданском обороте, а объем и характер принадлежащих им вещных прав во многом предопределяют содержание будущих обязательственных отношений.

Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно.

Безвозмездность как главный квалифицирующий признак договора дарения не означает, что одаряемый вообще свободен от любых имущественных обязанностей. Так, передача дара может быть обусловлена его использованием в общеполезных целях, в том числе по какому-либо определенному назначению (пожертвование). Исполнение такой обязанности одаряемым не является встречным предоставлением, поскольку оно адресовано не самому дарителю, а более или менее широкому кругу третьих лиц.

Возможны и другие случаи дарения имущества, обремененного правами третьих лиц (залогом или сервитутом). Более того, возможно заключение договора дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя, что приводит к возложению на одаряемое лицо определенных обязанностей по отношению к дарителю. Но все же не следует понимать безвозмездность как отсутствие встречного удовлетворения. Так, вручение мелкой монеты в качестве платы за подаренный нож, разумеется, нельзя рассматривать в качестве встречного удовлетворения. И дело здесь даже не в явной несоразмерности стоимости передаваемых вещей. Такая плата — дань традиции, суеверие, ее назначение состоит в том, чтобы отвести от одаряемого беду, а не в передаче дарителю некоего эквивалента подарка. Это не более чем символическое действие, не имеющее никакого юридического значения.

Обещание безвозмездно передать кому-либо вещь или имущественное право либо освободить кого-либо от имущественной обязанности (обещание дарения) также признается договором дарения. Оно связывает обещавшее лицо, если сделано в надлежащей форме, и содержит ясно выраженное намерение.

Обещание подарить все свое имущество или часть своего имущества без указания на конкретный предмет дарения в виде вещи, права или освобождения от обязанности ничтожно.

Договор, предусматривающий передачу дара одаряемому лицу после смерти дарителя, ничтожен. К такому дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании.

Возможен договор, по которому даритель, отчуждая дом, выговаривает себе право постоянного пользования одной из комнат.

Корреспондирующая этому праву обязанность одаряемого является встречной по отношению к обязанности дарителя осуществить дарение, она обусловлена ею.

Однако исполнение этой обязанности одаряемым не охватывается предоставлением в традиционном смысле слова. Ведь даритель в результате исполнения договора не получает ничего нового, то есть такого, что он не имел бы помимо договора.

Аналогичная ситуация имеет место, когда лицо дарит один из принадлежащих ему земельных участков, оставляя за собой сервитут, например, право прохода или прогона скота по подаренному участку. До совершения дарения эти правомочия уже принадлежали собственнику, не являясь собственно сервитутами. Они входили в содержание правомочия пользования, поэтому одаряемое лицо ничего своего дарителю не предоставляет. С известной долей условности можно было бы говорить о том, что одаряемый лишь возвращает дарителю часть того, что ему и так принадлежало.

Точнее, эту ситуацию следует понимать таким образом, что указанные права, оставшиеся за дарителем, вообще не входили в состав дара, а значит, и не могли быть переданы обратно в качестве встречного удовлетворения. Таким образом, договор дарения может предусматривать встречные обязательства одаряемого, что само по себе его не порочит. Лишь наличие встречного предоставления в строгом смысле слова уничтожает действительность договора дарения.

Другие признаки. В юридической литературе обосновывались и другие признаки договора дарения, восходящие к классическому римскому праву: бесповоротность перехода прав, бессрочность дарения, увеличение имущества одаряемого, уменьшение имущества дарителя и некоторые иные. Все эти признаки, действительно, обычно присущи дарению. Но все они производны от безвозмездного характера дарения, а потому не имеют самостоятельного значения.

Отграничение от других институтов.

Отграничение дарения от сходных инсти тутов гражданского права, как правило, не представляет большого труда. Купля-про дажа является явным антиподом дарения в силу своей возмездности. От договора ссуды дарение отличается тем, что вещь, являющаяся предметом договора, передается в собственность, а не во временное пользование, как при ссуде. Кроме того, предметом дарения может выступать не только вещь, но и имущественное право, а также освобождение от обязанности. В отличие от завещания, то есть односторонней сделки по распоряжению имуществом на случай смерти, дарение является договором или двусторонней сделкой, а потому может иметь место лишь при жизни дарителя. Заем (ст. 807 ГК РФ) и хранение вещей на товарном складе с правом хранителя распоряжаться ими (ст. 918 ГК) внешне напоминают дарение, поскольку вещи (деньги) передаются в собственность заемщика или хранителя без какой-либо платы.

Это интересно:  Заявление для фнс о дарении квартиры образец 2019 год

Однако из договора дарения обязательство либо вообще не возникает (большинство реальных договоров дарения), либо кредитором в этом обязательстве выступает получатель имущества (консенсуальные договоры дарения). В договорах же займа и хранения с правом распоряжения имуществом получатели имущества (займодавец и хранитель) являются должниками, обязанными вернуть взамен полученных ранее вещей равное количество вещей того же рода и качества.

Предмет договора дарения.

Гражданское законодательство советского периода фактически ограничивало предмет дарения лишь вещами.

Действующий ГК РФ резко расширил предмет договора дарения, включив в него вещи, имущественные права (требования) в отношении дарителя или третьих лиц, а также освобождение от имущественных обязанностей перед дарителем или третьим лицом. Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов.

Однако такое широкое понимание предмета дарения опирается на классическую римскую правовую традицию и, следовательно, апробировано веками. Более того, в римском праве предметом дарения могли выступать вообще любые действия, служащие обогащению одаряемого, например, освобождение его от бремени содержания своего имущества или устранение ограничений его права собственности.

Причина этого заключается, прежде всего, в том, что в одно множество объединяются разнородные объекты, такие как имущество (вещи и имущественные права) и действия (освобождение от обязанности). Предметом дарения являются не любые, а лишь некоторые юридические действия: — прощение долга, если даритель освобождает одаряемого от обязанности перед самим собой, — перевод долга, если даритель переводит на себя обязательство одаряемого перед третьим лицом, — принятие на себя исполнения обязательства, если даритель исполняет обязательство за одаряемое лицо и от его имени. Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, то есть увеличение его имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. Во-первых, обогащение одаряемого лица возможно в различных правовых формах, которые не исчерпываются лишь случаями освобождения его от обязанностей. Так, безвозмездная передача имущества в пользование (ссуда), несомненно, обогащает ссудополучателя, так как он сберегает сумму арендной платы. Но от этого ссуда не превращается в дарение. Во-вторых, основания и процедура прощения, перевода долга, принятия на себя исполнения настолько различны, что их объединение под крышей дарения крайне искусственно.

Предметом договора дарения могут выступать любые вещи, не изъятые из оборота, в том числе деньги и ценные бумаги.

Дарение вещей, ограниченных в обо роте, например, охотничьего оружия, не должно нарушать их специального правового режима.

Одаряемыми лицами могут выступать лишь управомоченные на владение со ответствующей вещью лица, например, член общества охотников или охотник-промы словик, имеющий лицензию.

Имущественные права, являющиеся предметом дарения, могут иметь как обязательственный, так и вещный характер. Это суждение, казалось бы, противоречит формулировке п. 1 ст. 572 ГК РФ, говорящей лишь о дарении прав требования.

Однако из содержания п. 2 и п. 3 ст. 216 ГК РФ можно заключить, что некоторые вещные права могут отчуждаться как таковые, помимо отчуждения соответствующей вещи.

Поэтому нет никаких оснований для того, чтобы препятствовать безвозмездному отчуждению таких прав, то есть их дарению. В последние годы отечественная цивилистика стала выделять в ряду объектов гражданских прав информацию. По своей природе информация близка к результатам интеллектуальной (творческой) деятельности как объектам прав, но не идентична им. Права на получение или распространение информации могут выступать предметом сделок, в том числе дарения, наряду с другими имущественными правами. Нужно иметь в виду, что некоторые имущественные права вообще не могут отчуждаться, например требования об алиментах или о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст. 383 ГК РФ). Другие права, например сервитуты, в силу своей природы не могут быть предметом самостоятельного отчуждения, то есть передаваться в отрыве от обслуживаемой ими вещи. Права, воплощенные в ценных документарных бумагах, могут быть подарены лишь вместе с самой ценной бумагой.

Дарение в этом случае совершается путем вручения ценной предъявительской бумаги либо в форме индоссамента, если бумага является ордерной.

Однако в первом случае даритель не может уступить права, поскольку они ему не принадлежат. Во втором случае права одаряемого возникают впервые в силу самого договора дарения. Но уступить можно лишь такое право, которое ранее уже принадлежало кредитору в силу обязательства, возникшего до момента уступки (п. 1 ст. 382 ГК РФ), следовательно, дарение права в отношении самого дарителя цессией не является.

Рассмотрим реальный договор дарения, по которому даритель передает одаряемому право пользования какой-либо своей вещью. Этот договор заключается в момент передачи права, то есть закрепления права за одаряемым лицом.

Дарение имущественного права в отношении себя самого в то же время означает и принятие на себя корреспондирующих обязанностей перед одаряемым лицом, например, это обязанность по передаче вещи в безвозмездное пользование.

Следовательно, здесь реальный договор дарения порождает обязательство, содержанием которого является не передача дара (дар, то есть право, уже передан), а выполнение каких-либо иных действий.

Аналогичная картина наблюдается и во всех других случаях дарения имущественного права в отношении самого дарителя: возникает новое обязательство, содержание которого определяется характером подаренного права и может иметь мало общего с первоначальным договором дарения. Такую ситуацию вряд ли можно считать нормальной.

Большинство обязательственных прав имеет срочный характер, поэтому, выступая предметом договора дарения, они ставят под сомнение его традиционные свойства бессрочности и бесповоротности. ГК РФ вполне допускает дарение права на определенный, даже очень короткий срок. Это, например, имеет место, когда даритель уступает свое право в отношении третьего лица незадолго до прекращения соответствующего обязательства.

Освобождение от имущественной обязанности как один из вариантов дарения может осуществляться различными способами.

Освобождение от обязанности перед самим дарителем называется прощением долга.

Буквальное толкование ст. 415 ГК РФ приводит к выводу о том, что прощение долга является односторонней сделкой и обу словлено лишь соблюдением прав других лиц в отношении имущества кредитора-дари теля.

Однако такой вывод некорректен, поскольку в силу ст. 572 ГК РФ прощение долга всегда является договором дарения и поэтому требует согласия одаряемого должника.

Типичный случай освобождения от обязанности перед третьим лицом — это перевод такой обязанности с одаряемого на дарителя (перевод долга). В этом случае даритель занимает место одаряемого, вытесняя его из правоотношения с третьим лицом.

Освобождение одаряемого от обязанности перед третьим лицом произойдет и в том случае, если благодаря действиям дарителя прекратится соответствующее обязательство. Это возможно, если даритель выполнит за одаряемое лицо его обязанность, не становясь формальным должником по основному обязательству.

Согласие одаряемого лица на совершение таких действий можно рассматривать как своеобразное перепоручение (возложение) исполнения на дарителя (ст. 313 ГК РФ). Такое же перепоручение исполнения будет иметь место и в том случае, когда даритель передает кредитору одаряемого отступное (ст. 409 ГК РФ) и тем самым прекращает обязательство.

Предмет договора дарения должен быть формально определен путем указания на конкретную вещь, право или освобождение от конкретной обязанности. В противном случае договор, содержащий обещание подарить, считается незаключенным (п. 2 ст. 572 ГК РФ). Обещание подарить неопределенную вещь не имеет правового значения.

Отсутствие в законе аналогичной нормы, посвященной реальному договору дарения, объясняется тем, что его предмет неизбежно становится определенным для сторон уже в момент передачи, то есть еще при заключении договора. Виды договора дарения.

Основными видами дарения являются реальный договор (непосредственное дарение) и консенсуальный договор дарения (дарственное обещание). В качестве классификационного критерия здесь выступает момент заключения договора. Но возможна и другая классификация, в основу которой положена цель дарения. Так, различаются дарение в собственном смысле слова, то есть действие, совершаемое в интересах одного одаряемого лица, и пожертвование — дарение, совершаемое в общих интересах неопределенного круга лиц, преследующее общеполезные цели. Ст. 582 ГК РФ признает пожертвованием дарение вещи или права в общеполезных целях. Обе приведенные классификации не пересекаются между собой, поэтому пожертвование может выступать и как реальный договор, и как консенсуальный (обещание пожертвовать). Предмет договора пожертвования уже, чем собственно дарения. Он охватывает только вещи и права, но не включает освобождение от обязанности.

Освобождение одаряемого лица от обязанности всегда производится в его непосредственных интересах, а не на общее благо.

Возможный перечень общеполезных целей пожертвования чрезвычайно велик, а их достижение может вестись самыми различными путями, поэтому ГК РФ воздерживается здесь от каких-либо перечислений.

Законодатель в ряде случаев предоставляет дарителю право указать конкретное назначение, по которому будет использоваться имущество, пожертвованное на общее благо. Это допустимо, если одаряемым по договору пожертвования является юридическое лицо или гражданин (п. 3 ст. 582 ГК), и невозможно, если имущество жертвуется государству.

Последнее суждение основано на расширительном логическом толковании п. 3 ст. 582 ГК РФ. Правовое положение государства как субъекта права специфично тем, что оно всегда действует не в своих собственных, а в общих интересах.

Значит, даритель может быть уверен в том, что любой дар в адрес государства будет использован на общее благо; иначе он просто не может быть использован. Более того, предполагается, что государство лучше других субъектов знает, в чем состоит это общее благо, и лучше других может действовать в общеполезных целях.

Поэтому даритель не может обязывать государство к определенному способу использования пожертвованного имущества. В отношении граждан указание конкретного направления использования дара не только возможно, но и абсолютно необходимо, иначе пожертвование превратится в обычное дарение.

Законодатель, вероятно, исходит из того, что соблазн утаить дар от общества, используя его на собственные нужды, у среднестатистического гражданина непреодолимо велик.

Другие особенности пожертвования обусловлены спецификой его предмета. Форма договора дарения. Форма договора дарения определятся его предметом, субъектным составом и ценой. В соответствии с п. 3 ст. 574 и ст. 131 ГК РФ все договоры дарения недвижимого имущества (и реальные, и консенсуальные) должны заключаться в письменной форме и подлежат обязательной государственной регистрации.

Правила, определяющие форму договора дарения движимого имущества, предусмотрены п. 2 ст. 574 ГК РФ. Под движимым имуществом в ст. 574 ГК РФ законодатель понимает не только вещи, но и имущественные права, а также освобождение от обязанностей (этот вывод опирается на расширительное логическое толкование п. 2 ст. 574 ГК РФ). Такая трактовка движимого имущества некорректна, но отчасти оправдана соображениями законодательной техники. В письменную форму под страхом недействительности должны облекаться все консенсуальные договоры дарения (дарственные обещания), а также реальные договоры, в которых дарителем выступает юридическое лицо. Все прочие реальные договоры дарения могут заключаться в устной форме, в том числе и путем совершения сторонами конклюдентных действий.

Специальные требования к форме договора дарения прав по отношению к третьим лицам (уступка требования), а также дарения в виде освобождения от обязанности перед третьими лицами путем перевода долга установлены п. 1 и 2 ст. 389 и п. 2 ст. 391 ГК РФ. Права, обязанности и ответственность сторон договора дарения.

Стороны договора дарения.

Сторонами договора дарения (дарителем и одаряемым) могут быть граждане, юридические лица и государство. Право государства совершать дарения не вызывает сомнений. В дореволюционном российском праве существовало пожалование, то есть дарение недвижимости частному лицу, совершавшееся Государем Императором от имени государства. В действующем законодательстве аналогичные виды дарения специально не регулируются в силу их большой редкости. В качестве одаряемого лица государство может выступать лишь в договоре пожертвования. Это вполне естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно, принимать подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может.

Серьезное влияние на возможность заключения договоров дарения гражданами оказывает объем их дееспособности.

Недееспособный гражданин может заключать договоры дарения только через своего опекуна (п. 2 ст. 29 ГК РФ). При этом от его имени можно производить дарение только обычных подарков небольшой стоимости, право на получение им подарков через опекуна не ограничивается. В соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по дарению имущества подопечного. Лицо, признанное ограниченно дееспособным, вправе самостоятельно совершать лишь мелкие бытовые сделки (п. 1 ст. 30 ГК РФ). Это означает, что ограниченно дееспособный гражданин вправе самостоятельно совершать договор дарения только в качестве одаряемого и только в том случае, если этот договор в силу своего потребительского характера и незначительной суммы относится к мелким бытовым сделкам. В соответствии с правилами п. 2 ст. 26 и п. 2 ст. 28 ГК РФ малолетние и несовершеннолетние могут совершать сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, то есть выступать в качестве одаряемых, если соответствующие договоры не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации.

Ответственность по таким договорам, заключенным малолетними, несут их законные представители, а по договорам, заключенным несовершеннолетними, отвечают они сами. Кроме этого, несовершеннолетние вправе самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами (подп. 1 п. 2 ст. 26 ГК РФ), в том числе путем их дарения. Во всех остальных случаях дарение осуществляется либо с согласия законных представителей несовершеннолетних, либо через законных представителей малолетних, действующих от их имени (в последнем случае предметом дарения может быть лишь обычный подарок небольшой стоимости). Дарение между супругами производится на общих основаниях с учетом, разумеется, того, что предметом дарения обычно выступает имущество, принадлежащее одному из супругов лично, либо имущественные права, принадлежащие одному из супругов в общей совместной собственности, что приведет к закреплению всего супружеского имущества за одним лицом.

Дарение третьим лицам имущества, находящегося в общей совместной собственности (а это самый распространенный режим супружеского имущества), возможно по согласию всех сособственников (п. 2 ст. 576 ГК РФ и ст. 35 СК РФ). Ряд запретов на получение подарков закон связывает с особенностями профессионального статуса одаряемых лиц, пытаясь таким образом бороться со злоупотреблениями работников социальной сферы и государственного управления (п. 2 и 3 ст. 575 ГК РФ). Статья 575 ГК РФ может оказать влияние и на практику применения уголовного законодательства, в частности на толкование понятия взятки. Ведь дарение чиновнику обычного подарка небольшой стоимости во всех случаях является правомерным действием. В отношении договоров дарения с участием юридических лиц ГК РФ также предусматривает ряд специальных ограничений. П. 4 ст. 575 ГК РФ прямо запрещает дарение между коммерческими организациями за исключением обычных подарков небольшой стоимости.

Значение этой нормы трудно переоценить, особенно учитывая широту предмета дарения. С одной стороны, она направлена на защиту имущества организаций от расхищения, правда, эта лазейка уже давно сужена налоговым законодательством, и, значит, служит интересам кредиторов и участников (учредителей) юридических лиц. С другой стороны, эта же норма серьезно ограничивает возможности нормального ведения предпринимательства и подчас противоречит сложившимся обычаям бизнеса. Так, коммерческая организация не вправе простить долг контрагенту — коммерческой организации. А в случае безнадежной задолженности это может повлечь за собой целый ряд неблагоприятных экономических последствий для кредитора.

Запрет на безвозмездную передачу имущества сильно ударяет по холдингам и финансово-промышленным группам, осложняет взаимоотношения основных юридических лиц и дочерних. Еще более серьезным представляется противоречие между п. 4 ст. 575 ГК РФ и п. 1 ст. 37 АПК РФ, регулирующим вопросы отказа от иска. Ведь отказ от иска в материально-правовом смысле означает освобождение ответчика от обязанности перед истцом путем прощения его долга, то есть дарение.

Получается, что запрет дарения между коммерческими организациями чреват многими издержками, большинство из которых сейчас даже трудно предвидеть в деталях.

Другое ограничение, установленное п. 1 ст. 576 ГК РФ, касается дарения вещей, принадлежащих юридическому лицу на праве хозяйственного ведения или оперативного управления.

Действительность такого дарения, осуществляемого унитарным предприятием либо казенным предприятием или учреждением, требует согласия собственника вещи. Это ограничение не распространяется на случаи пожертвования (п. 2 ст. 582 ГК РФ) и на обычные подарки небольшой стоимости.

Законодатель не проводит здесь каких-либо различий между указанными вещными правами, а также между движимыми и недвижимыми вещами.

Возникающие в результате этого противоречия с ч. 1 ГК РФ следует разрешать в пользу п. 1 ст. 576 ГК РФ как lex specialis. Права и обязанности дарителя.

Реальный договор дарения, как правило, не порождает обязательственных отношений.

Единственным исключением из этого правила является обязательство, возникающее в результате дарения имущественного права в отношении самого дарителя.

Содержание этого обязательства не является специфичным для дарения, поскольку оно определяется не самим фактом дарения, а характером подаренного права.

Поэтому имеет смысл говорить лишь об обязательстве, возникающем из консенсуального договора дарения.

Главной обязанностью дарителя является передача дара. Если предметом договора является вещь, то ее передача одаряемому лицу может осуществляться посредством вручения, символической передачи, например, вручение ключей, либо вручения правоустанавливающих документов (п. 1 ст. 574 ГК РФ). Передача дара в виде имущественного права в отношении третьего лица обычно производится путем вручения документов, фиксирующих основания возникновения этого права, например, уступка прав по ценной предъявительской бумаге.

Единственным основанием возникновения права в отношении самого дарителя является договор дарения.

Передача дара в виде освобождения от обязанности требует от дарителя совершения определенных действий, например, получения согласия кредитора одаряемого на перевод долга.

Обязанности дарителя по консенсуальному договору дарения переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором (п. 2 ст. 581 ГК РФ). В отношении пожертвования это правило не действует (п. 6 ст. 582 ГК РФ). Право отказа от исполнения консенсуального договора дарения — одно из важнейших прав дарителя, закрепленное ст. 577 ГК РФ. Даритель может воспользоваться этим правом в двух случаях: — если после заключения договора его имущественное, семейное положение либо состояние здоровья изменились настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни, — если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, члена его семьи или близкого родственника либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения, аналогичное основание отказа от исполнения договора в дореволюционном праве именовалось неблагодарностью одаряемого и носило более широкий характер. Отказ дарителя от исполнения договора дарения невозможен применительно к обычным подаркам небольшой стоимости (ст. 579 ГК РФ). За этим единственным исключением отказ дарителя от исполнения договора по вышеуказанным основаниям является действием правомерным, а потому не дает одаряемому лицу права на возмещение убытков (п. 3 ст. 577 ГК РФ). В соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать, а попечитель — давать согласие на совершение сделок по дарению имущества подопечного. Права и обязанности одаряемого. Право на получение дара логически вытекает из самого предмета договора дарения. Его содержание определяется содержанием соответствующей обязанности дарителя. Если предметом дарения является индивидуально-определенная вещь, то в случае неисполнения обязательства дарителем одаряемое лицо приобретает право требовать отобрания этой вещи у дарителя с соблюдением правил ст. 398 ГК РФ. Если же предмет дарения — вещь, определяемая родовыми признаками, то право на получение дара может сузиться до права на возмещение убытков (п. 2 ст. 396 ГК РФ). Право отказа от принятия дара закреплено за одаряемым лицом в п. 1 ст. 573 ГК РФ. Это право может быть осуществлено в любой момент до передачи дара и даже не обусловлено наличием каких-либо уважительных причин.

Одаряемое лицо вправе отказаться от дара вообще без указания мотивов, если соблюдены формальные требования, предусмотренные п. 2 ст. 573 ГК РФ. Отсюда можно сделать вывод о том, что принятие дара не является обязанностью одаряемого лица.

Противоположная точка зрения не находит подтверждения в ГК РФ. Если бы принятие дара было обязанностью одаряемого, ее неисполнение давало бы дарителю право требовать возмещения убытков во всех случаях, а не только применительно к письменным договорам (п. 3 ст. 573 ГК РФ). Одаряемое лицо также можно было бы понудить к исполнению обязанности в натуре, заставить принять дар помимо его воли, что выглядит и вовсе абсурдно. Но какое же значение имеет тогда согласие одаряемого на принятие дара? Договорное условие о принятии дара устанавливает не обязанность одаряемого, а, скорее всего, характеризует обязанность дарителя по передаче дара, которая не может быть выполнена, пока дар одаряемым не принят. В этом смысле принятие дара — обязательное условие состоявшейся передачи дара. Права одаряемого в обычном консенсуальном договоре дарения не переходят к его правопреемникам, если иное не предусмотрено договором (п. 1 ст. 581 ГК РФ). Напротив, в договорах пожертвования, как правило, имеет место правопреемство (п. 6 ст. 582 ГК РФ). Существование обязанностей на стороне одаряемого лица — явление довольно редкое для обычного дарения.

Практически оно ограничивается немногими случаями дарения, связанного с обременением передаваемого имущества в пользу самого дарителя. Но в договорах пожертвования обязанность одаряемого по использованию имущества в общеполезных целях присутствует всегда. В договоре пожертвования гражданину эта обязанность трансформируется в обязанность использования дара по конкретному назначению, указанному дарителем.

Аналогичная обязанность может возлагаться и на одаряемое юридическое лицо. В этом случае оно должно вести обособленный учет всех операций по использованию пожертвованного имущества (п. 3 ст. 582 ГК), что обеспечивает возможность финансового контроля над его использованием. Если условие о конкретном направлении использования дара в договоре пожертвования отсутствует, одаряемое юридическое лицо обязано самостоятельно определить способы использования дара в общеполезных целях, не противоречащие назначению имущества.

Установление обязанности по использованию имущества в общеполезных целях серьезно ограничивает права одаряемого в отношении этого имущества. Так, отчуждение имущества, обремененного обязанностью его использования в общеполезных целях, возможно только при условии, что его приобретатель примет на себя исполнение соответствующих обязанностей.

Пользование таким имуществом в собственных интересах одаряемого лица возможно лишь в той мере, в какой это не препятствует его использованию в общеполезных целях.

Последнее правило не соблюдается, если предложение обращено к неопределенному кругу лиц, а в собранных средствах нельзя выделить имущество конкретных жертвователей.

Ответственность по договору дарения . Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по договору дарения строится на общих основаниях, урегулированных главой 25 ГК РФ. Однако, учитывая безвозмездный характер этого договора, закон предусмотрел из общих правил ряд изъятий, ограничивающих ответственность сторон договора.

Ответственность за убытки, причиненные дарителю отказом одаряемого от принятия дара, ограничена возмещением реального ущерба, если соответствующий договор дарения был заключен в письменной форме (п. 3 ст. 573 ГК РФ). Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина вследствие недостатков подаренной вещи, подлежит возмещению дарителем (гл. 59 ГК РФ). Недостатки вещи по смыслу ст. 580 ГК РФ охватывают наряду с собственно физическими недостатками, например, конструктивными и юридические дефекты вещей. Хотя юридические дефекты вещи обычно не могут причинить вреда жизни или здоровью одаряемого, их негативное влияние на имущественную сферу может быть ощутимо.

Правило ст. 580 ГК РФ целесообразно применять и к случаям, когда предметом дарения выступают имущественные права или освобождение от обязанности. В этом случае единственно возможный недостаток дара может заключаться только в его юридической ущербности.

Прекращение договора дарения.

Реальный договор дарения обычно не порождает обязательства, выступая лишь как основание возникновения прав на стороне одаряемого.

Консенсуальный договор дарения в своем развитии проходит два этапа: сначала он порождает соответствующее обязательство, а затем исполнение этого обязательства приводит к приобретению одаряемым лицом вещных или иных прав в отношении дара. На первом этапе дарение может быть прекращено на общих основаниях, предусмотренных главой 26 ГК РФ и ст. 450, 451 ГК РФ, а также по основаниям, свойственным лишь дарению — п. 1 ст. 573 и п. 1 и 2 ст. 577 ГК РФ. После того как обязательство исполнено, прекратить его уже невозможно, поскольку договор сыграл свою роль.

Однако в ряде случаев закон допускает отмену уже исполненного договора дарения, то есть аннулирует договор как факт, повлекший юридические последствия.

Перечень таких оснований установлен ст. 578 и п. 5 ст. 582 ГК РФ и является исчерпывающим.

Даритель вправе отменить или потребовать через суд отмены дарения (за исключением пожертвований и обычных подарков небольшой стоимости) в следующих случаях: — если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения; — если одаряемое лицо обращается с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, ненадлежащим образом, что создает угрозу ее утраты, — если даритель пережил одаряемого при условии, что такое основание отмены дарения было предусмотрено договором.

Заинтересованное лицо может требовать судебной отмены договоров дарения, совершенных индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, объявленным банкротом, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению о банкротстве, если такое дарение нарушало положения закона о несостоятельности.

Дореволюционное конкурсное право было гораздо суровее к недобросовестным банкротам: срок, за который можно было отменить сделки банкрота, был равен сроку исковой давности и составлял 10 лет.

Отмена пожертвования возможна по иску дарителя или его правопреемника в единственном случае, когда пожертвованное имущество используется не в соответствии с указанным дарителем назначением, а если такое назначение не определено, то не в соответствии с общеполезными целями. В случае отмены дарения одаряемое лицо обязано возвратить подаренную вещь, если она к моменту отмены сохранилась в натуре (п. 5 ст. 578 ГК РФ). Аналогичным образом следует поступить и с имущественным правом, когда оно было предметом договора дарения. Если одаряемый произвел отчуждение вещи или права с целью избежать их возврата либо преднамеренно совершил иные действия, делающие возврат невозможным, например, уничтожил дар, к нему может быть предъявлено требование о возмещении вреда по нормам главы 59 ГК РФ. Заключение. В предлагаемой курсовой работе рассматриваются некоторые аспекты договора дарения.

Дарение относится к сделкам. По договору дарения даритель передает безвозмездно одаряемому имущество в собственность.

Дарение — это договор, который предполагает волю дарителя и согласие одаряемого на получение имущества в собственность. Если последний не изъявляет соответствующего желания или прямо отклоняет дар, то дарения нет. Для договора дарения характерно то, что даритель при жизни отчуждает другому лицу имущество добровольно и безвозмездно.

Безвозмездность договора означает, что он не предусматривает наличия какой-либо компенсации со стороны одаряемого.

Договор дарения заключается в письменной форме.

Однако за некоторыми исключениями, упоминаемыми в ГК РФ, договор дарения может быть заключен и в устной форме. В строго определенных случаях, предусмотренных законом, даритель вправе отказаться от исполнения договора, содержащего обещание передать в будущем одаряемому лицу вещь или право.

Бирюков Ю.М. Государство и право Древнего Рима. — М., 1969. Гражданский кодекс РФ. Часть 1 от 21 октября 1994 года.

Курсовая работа: Договор дарения

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

по дисциплине: Гражданское право

на тему: Договор дарения

Глава I. Общие положения договора дарения

§1. Понятие договора дарения

§2. Предмет договора дарения

Глава II. Основные элементы договора дарения

§1. Субъекты договора дарения

§2. Содержание и форма договора дарения

§3. Ответственность сторон по договору дарения

Глава III. Прекращение договора дарения

§1. Основания отмены дарения

§2. Последствия отмены дарения

Введение

Ещё в римском праве договором дарения признавалось неформальное соглашение, по которому одна сторона, даритель, предоставляет другой стороне, одаряемому, какие-либо ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому. Дарение совершалось в различных правовых формах: посредством передачи права собственности на вещь, в частности, платежа денежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д. Частным случаем дарения было обещание что-то предоставить, совершить известные действия и т.д. — дарственное обещание. Договор дарения в римском праве не признавался классическими римскими юристами типичным договором, а относился к соглашениям, не подходящим ни под какой тип договоров. По мере развития римского частного права уже в императорскую эпоху римского права договор дарения, включая так называемое дарственное обещание, признавался типичным договором и защищался законодательством, независимо от формы его заключения. Уже в данную эпоху в полной мере учитывался римским правом и безвозмездный характер договора дарения, что предопределило установление специальных правил регулирования данного договора в части ответственности дарителя и отмены дарения.

До революции 1917 г. правоотношения, связанные с дарением, являлись предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское законодательство и гражданско-правовая доктрина того времени не давали четких однозначных ответов на вопросы о понятии дарения, его правовой природе, месте этого института в системе гражданского права. Достаточно сказать, что в гражданском законодательстве той поры нормы о дарении были размещены не среди положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке приобретения и укрепления прав на имущество.

На фоне всестороннего и детального регулирования договора дарения в дореволюционном гражданском законодательстве и проекте Гражданского уложения особенно убогим представляется регулирование договора дарения в советском гражданском законодательстве.

Все отношения, связанные с договором дарения, регламентировались в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. двумя статьями. Согласно первой из них, по договору дарения одна сторона передает безвозмездно другой стороне имущество в собственность. Договор дарения считается заключенным в момент передачи имущества. Дарение гражданином имущества государственной, кооперативной или общественной организации может быть обусловлено использованием этого имущества для определенной общественно полезной цели. Вторая статья предусматривала требования, предъявляемые к форме договора дарения. В соответствии с этими требованиями договор дарения на сумму свыше пятисот рублей и договор дарения валютных ценностей на сумму свыше пятидесяти рублей нотариально удостоверялись[1] .

По гражданскому законодательству Российской Федерации многие договоры могут выступать как возмездные, так и безвозмездные, однако лишь договоры дарения и ссуды являются безвозмездными во всех случаях. На первый взгляд, отсутствие встречного удовлетворения, т.е. безвозмездность обязательства, противоречит самой природе гражданского права. Ведь имущественные отношения, входящие в его предмет, традиционно понимаются как имущественно-стоимостные, товарноденежные отношения. Действие же макроэкономического закона стоимости в полной мере проявляется лишь в возмездных обязательственных правоотношениях, поскольку именно здесь происходит своеобразный обмен товарами (вещами, работами, услугами). Однако и безвозмездные правоотношения, равно как и абсолютные правоотношения (к которым вообще не применимо деление на возмездные – безвозмездные»), также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное.

Договор дарения опосредует переход имущества (вещи, права и т.п.) от одного лица к другому, причем и даритель, и одаряемый являются юридически равноправными субъектами. Таким образом, правоотношения, возникающие из договора дарения, вполне укладываются в рамки предмета гражданского права и адекватны методу гражданско-правового регулирования.

Актуальность темы определяется потребностью использования в практической деятельности договора дарения на данном этапе экономического и правового развития Российской Федерации.

Основная цель данной работы состоит в том, чтобы дать гражданско-правовой анализ договора дарения, выявить его специфические особенности, сферу применения в настоящее время в России.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

1. выявить особенности правового регулирования договора дарения;

2. раскрыть понятие договора дарения, форму его представления;

3. определить предмет договора дарения;

4. проанализировать права и обязанности сторон по договору дарения;

5. рассмотреть порядок исполнения и прекращения договора дарения;

6. определить возможную ответственность сторон за не исполнение договорных обязательств по договору дарения.

При написании работы использовались нормативные материалы (ГК РСФСР 1964г., ГК РФ и др.), а также специальная литература, посвященная вопросам договора дарения Бобкова О.В., Белов В.А., Корнеева И.Л., Пиляева В.В. и др.

Структура работы: работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и приложения.

Глава I. Общие положения договора дарения

§1. Понятие договора дарения

Договором дарения признается такой договор, по которому одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.[2]

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве. В числе таких признаков можно назвать следующие особые черты договора дарения.

Во-первых, основной квалифицирующий признак договора дарения, отличающий его от подавляющего большинства гражданско-правовых договоров, состоит в его безвозмездности. Как известно, гражданско-правовые отношения строятся на началах имущественной самостоятельности их участников и эквивалентности. Соотношение возмездных и безвозмездных договоров определяется законодательной презумпцией возмездности всякого гражданско-правового договора, выраженной нормой, согласно которой «договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное» (п. 3 ст. 423 ГК РФ).

Договор дарения относится к безвозмездным договорам, по которым одна сторона предоставляет либо обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления. Наличие в системе гражданско-правовых обязательств безвозмездных договоров (договор дарения, договор ссуды) объясняется широким спектром побудительных мотивов действий участников имущественного оборота, которые вовсе не сводятся к обязательному извлечению выгоды из всякой сделки. Мотивы поведения субъектов гражданского права гораздо богаче и разнообразнее. Сделки могут совершаться в том числе и из сострадания к попавшим в беду, из желания оказать помощь, просто материально поддержать кого-либо. Поэтому встречающийся иногда в юридической литературе взгляд на безвозмездные отношения в гражданском праве как на вынужденный «довесок» к «нормальным» имущественным отношениям, пронизанным насквозь меркантильными интересами их участников, представляется намеренно искусственным, примитивизирующим субъекты имущественного оборота (в особенности физических лиц). Например, И.В. Елисеев пишет: «Однако и безвозмездные правоотношения. также могут испытывать действие закона стоимости, хотя и не столь явное. Главное же, пожалуй, состоит в том, что предмет не утрачивает присущие ему качества товара и тогда, когда он переходит от одного лица к другому безвозмездно».[3] Представляется, однако, что сын, передавая больной престарелой матери дорогостоящие лекарства, на которые он истратил последние деньги, действует вовсе не под влиянием закона стоимости, да и мы прекрасно понимаем, что в подобных отношениях лекарства не имеют ничего общего с товаром.

На наш взгляд, безвозмездные (по определению) гражданско-правовые договоры не нуждаются в подобных теоретических оправданиях, поскольку занимают свое достойное, справедливо им принадлежащее место в системе гражданско-правовых договоров, обслуживая, может быть, наиболее высокие и благородные человеческие отношения. Однако вернемся к договору дарения.

Признак безвозмездности договора дарения означает, что даритель не получает никакого встречного предоставления со стороны одаряемого. Если по договору дарения предполагаются встречная передача вещи или права либо встречное обязательство со стороны одаряемого, то такой договор признается притворной сделкой и к нему применяются правила, предусмотренные п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Как и в российском дореволюционном гражданском праве, договор дарения не теряет своих качеств, если имеется встречное предоставление, которое носит чисто условный либо символический характер (например, вручение дарителю одаряемым мелкой монетки за подаренные острый предмет или комнатное растение). При этом важное значение имеет осознание сторонами того факта, что встречное предоставление является именно данью традиции и не выполняет роль компенсации за полученное имущество. При отсутствии осознания условности и символического характера предоставления со стороны одаряемого и, напротив, направленности воли сторон именно на компенсацию дара их правоотношения не могут рассматриваться в качестве договора дарения даже в том случае, когда встречное предоставление явно не эквивалентно полученному дару. Так, если какое-либо имущество реализуется его собственником по явно заниженной цене или покупается кем-либо по чрезмерно завышенной цене, указанные правоотношения, в силу отсутствия признака безвозмездности, не могут быть квалифицированы как договор дарения.

Сложнее решается вопрос о том, может ли признаваться встречной передачей вещи (права) либо встречным обязательством (в смысле абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК РФ) соответствующее предоставление, осуществляемое одаряемым в пользу дарителя, за рамками договора дарения по иным сделкам и обязательствам. В современной юридической литературе по этому поводу высказаны различные точки зрения. Например, М.Н. Малеин указывает: «Однако если в соглашении сторон предусмотрено встречное обязательство одаряемого в пользу дарителя, например передать вещь, оказать услугу и т.п., договор не будет дарением, а должен рассматриваться как притворная сделка и определяться нормами, относящимися к договору мены, бытовому подряду и др. в зависимости от конкретных условий соглашения сторон».[4] Из этого следует, что, по мнению автора, для признания договора дарения притворной сделкой условие о встречном предоставлении должно быть предусмотрено этим же договором.

Иная позиция высказана Е.Н. Чефрановой, которая утверждает: «Для того чтобы считаться «встречным», предоставление не обязательно должно быть предусмотрено тем же самым договором, что и «подарок». Оно может быть предметом отдельной сделки и иногда даже с другим лицом (например, в случае, когда за полученный или обещанный дар «одаряемый» исполняет обязанность дарителя перед третьим лицом). Важна причинная обусловленность «дарения» встречным предоставлением со стороны «одаряемого».[5] Таким образом, Е.Н. Чефранова допускает квалификацию договора дарения как притворной сделки, в том числе и при отсутствии каких-либо условий о встречном предоставлении в самом тексте договора дарения (при известных обстоятельствах).

Попытки дать ответ на поставленный вопрос путем толкования норм ГК, касающихся понятия «встречное обязательство», обречены на неудачу, поскольку эти нормы не исходят из строгого и единого понимания содержания данного понятия. Так, когда ГК говорит о встречном исполнении обязательств, имеется в виду такое обязательство, исполнение которого в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной (ст. 328 ГК РФ), т.е. речь идет об исполнении обязательства одной стороной и встречном предоставлении другой стороны по одному договору. Однако при регламентации отношений, связанных с прекращением обязательства зачетом встречного однородного требования, ГК явно признает в качестве встречного требования в том числе и требование по обязательству, вытекающему из другого договора (ст. 410 ГК РФ).

Нам представляется, что данная Е.Н. Чефрановой трактовка понятия «встречная передача вещи или права либо встречное обязательство» применительно к норме, содержащейся в абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК РФ, является правильной и соответствующей нуждам имущественного оборота. Действительно, то обстоятельство, что «дарение» причинно обусловлено встречным предоставлением со стороны «одаряемого» (в том числе и по иной сделке), бесспорно свидетельствует о том, что стороны, заключая договор дарения, на самом деле имели в виду сделку, совершаемую на возмездной основе, которую они хотели прикрыть сделкой дарения. Налицо все признаки притворной сделки (п. 2 ст. 170 ГК РФ). Ограничения встречной передачи вещи (права) либо встречного обязательства рамками только договора дарения приведет к тому, что всякую возмездную двустороннюю сделку по передаче имущества можно будет оформить как два договора дарения, в которых оба контрагента, меняясь местами, будут выполнять поочередно роль одаряемого и дарителя.

Совершенно своеобразный взгляд на природу встречного обязательства одаряемого по договору дарения имеет О.А. Орлова. Она пишет: «Таким образом, договор дарения может предусматривать встречные обязательства одаряемого, что само по себе его не порочит. Лишь наличие встречного предоставления в строгом смысле слова уничтожает действительность договора дарения. Поэтому абз. 2 п. 1 ст. 572 ГК РФ нуждается в ограничительном толковании. Из этого можно сделать вывод, что договор дарения, являющийся, по общему правилу, односторонне-обязывающим, в ряде случаев может выступать и как договор взаимный (но тем не менее безвозмездный)».[6]

К такому оригинальному выводу О.А. Орлова пришла на основе анализа двух примеров, когда, в одном случае, даритель, отчуждая одаряемому дом, оставляет за собой право пользования одной из комнат, а в другом — передавая в дар земельный участок, оставляет за собой сервитут. Суть рассуждений автора состоит в том, что по отношению к обязанности дарителя осуществить дарение одаряемый имеет встречную обязанность, корреспондирующую праву пользования (сервитуту) дарителя. Отсюда — вывод о возможности взаимного, но безвозмездного договора дарения.

На наш взгляд, для объяснения примеров, приведенных О.А. Орловой, вовсе не обязательно разрушать традиционную конструкцию договора дарения как одностороннего обязательства и превращать его в обязательство взаимное. В обоих случаях имущество, подаренное одаряемому, просто обременено соответствующими правами дарителя. Тем не менее данное имущество поступает в собственность одаряемого без всякого встречного предоставления со стороны последнего. С таким же успехом имущество, передаваемое в качестве дара, может быть обременено правами третьих лиц. Данное обстоятельство никак не влияет на природу одностороннего обязательства, вытекающего из договора обещания дарения, речь может идти лишь об особенностях объекта дарения.

Во-вторых, признаком дарения является увеличение имущества одаряемого. Объем имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему дарителем вещи или имущественного права либо освобождения его от обязанности. В последнем случае уменьшается часть имущества одаряемого, составляющего его пассивы, что равносильно увеличению активов последнего. Данный признак позволяет отличать договор дарения от иных договоров, не предусматривающих, так же как и при дарении, встречного предоставления. Например, договор залога может быть заключен третьим лицом с кредитором должника в целях обеспечения обязательств последнего без какой-либо компенсации риска указанного третьего лица со стороны должника. Несмотря на очевидную выгоду для должника и безвозмездность отношений между должником и залогодержателем, такой договор не может рассматриваться в качестве дарения, поскольку он не увеличивает имущества должника.[7]

В-третьих, при дарении увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя. И этот признак необходим для отграничения договора дарения от иных договоров и сделок, реализация которых сулит увеличение имущества лица, но не за счет уменьшения имущества оказывающего ему услугу другого лица. Такие правоотношения имеют место, в частности, по договору страхования, заключенному страхователем в пользу выгодоприобретателя, который при наступлении страхового случая, получая от страховщика страховое возмещение, увеличивает свое имущество, но не за счет уменьшения имущества страхователя. Аналогичная ситуация может возникнуть по договору поручения, не предусматривающему обязанность доверителя по выплате вознаграждения поверенному.

В-четвертых, признаком договора дарения является также наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождающего его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества. При отсутствии такого намерения у «дарителя» договор, по которому производится передача имущества, даже при отсутствии в его тексте условий о цене указанного имущества и порядке его оплаты либо иного встречного предоставления, должен в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК РФ признаваться возмездным. Что же касается встречного предоставления, то его размер в этом случае определяется исходя из того, что если в возмездием договоре цена не предусмотрена и не может быть определена из условий договора, исполнение такого договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (п. 3 ст. 424 ГК РФ).[8]

И наконец, в-пятых, непременным признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара. Данный признак не всегда можно обнаружить в отношениях, связанных с дарением, особенно если договор дарения заключается по модели реального договора. В повседневной жизни на бытовом уровне каждый день совершается огромное число дарений без всяких видимых следов истребования согласия одаряемого на принятие подарка. Однако даже обыденные представления не исключают возможности отказа одаряемого от принятия подарка. Мотивами для такого отказа могут служить дороговизна подарка, испорченные отношения между дарителем и одаряемым, понимание одаряемым, что за подарком последуют просьбы дарителя совершить какие-либо нежелательные (для одаряемого) действия и т.п.

§ 2. Предмет договора дарения

Говоря о предмете договора дарения, не следует упускать из виду, что указанный договор, как и всякий гражданско-правовой договор на передачу имущества, имеет сложный предмет, состоящий из действий дарителя: передача дара, освобождение от обязанности, — которые называют объектом первого рода или юридическим объектом, а также самого имущества (вещи, права, обязанности), которое обычно именуется объектом второго рода или материальным (применительно к вещи) объектом.

Между тем в юридической литературе можно встретить упрощенный взгляд на предмет договора дарения. Например, по мнению Д.К. Сафулина, «предметом договора дарения могут быть вещи, деньги, ценные бумаги, иные имущественные права, предоставляемые одаряемому, а также освобождение последнего от имущественных обязанностей».[9]

Некоторые авторы критикуют ГК РФ за неоправданное, на их взгляд, расширение предмета договора дарения. Так, Ю.В. Романец по этому поводу пишет: «Такое определение предмета договора уже подвергалось и, вероятно, еще долго будет подвергаться справедливой критике юристов. Причина этого заключается, прежде всего, в том, что в одно множество объединяются такие разнородные объекты, как имущество (вещи и имущественные права) и действия (освобождение от обязанности). Причем предметом дарения являются не любые, а лишь некоторые юридические действия: прощение долга. перевод долга. принятие на себя исполнение обязательства. Все эти действия объединяет лишь то, что они направлены на обогащение одаряемого, т.е. увеличение его имущества. Но вряд ли этого достаточно для их включения в предмет дарения. Во-первых, обогащение одаряемого возможно в различных правовых формах, которые не исчерпываются лишь случаями освобождения его от обязанностей. Во-вторых, основания и процедура прощения, перевода долга, принятия на себя исполнения настолько различны, что их объединение под крышей дарения крайне искусственно».[10]

Во-первых, представляется весьма странной попытка исключить из понятия предмета договора действия сторон. Ведь предмет всякого договора — это по сути предмет вытекающего из него обязательства, а предмет обязательства состоит как раз в действиях (бездействии) обязанной стороны. Применительно к договору дарения ограничить предмет договора передаваемым одаряемому имуществом можно только в отношении договора, совершаемого (заключаемого) путем передачи подаренного имущества одаряемому, да и то лишь в силу того, что такой договор не порождает обязательства. В остальных же случаях предметом договора дарения прежде всего являются действия дарителя, что вытекает из определения самого понятия обязательства (п. 1 ст. 307 ГК РФ).

Во-вторых, если взять такой объект договора дарения, как действия дарителя, то ГК говорит о передаче вещи, о передаче имущественного права (требования) к себе или третьему лицу, об освобождении одаряемого от имущественной обязанности (п. 1 ст. 572 ГК РФ). Что же касается уступки прав требования, перевода долга или прощения долга, принятия дарителем на себя исполнения обязательства, то применительно к договору дарения они представляют собой юридико-технические средства, посредством которых даритель выполняет действия, составляющие предмет договора дарения. И объединяет эти действия дарителя отнюдь не только то обстоятельство, что все они направлены на увеличение имущества одаряемого, но также и то, что все они совершаются дарителем безвозмездно за счет уменьшения своего имущества, с совершенно определенным намерением увеличить имущество одаряемого и с согласия последнего на принятие дара. Налицо все основные признаки договора дарения.

И наконец, в-третьих, формулируя нормы, очерчивающие круг действий дарителя, составляющих предмет договора дарения, законодатель имел совершенно определенную цель, а именно: включить в сферу действия специальных правил, регулирующих договор дарения, соответствующие правоотношения. Если же согласиться с рассуждениями Ю.В. Романец, то под специальные правила ГК РФ, устанавливающие, например, запрещение дарения, не будут подпадать в том числе случаи освобождения государственных и муниципальных служащих от имеющегося у них денежного долга (или обещания такого освобождения) в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

Л.Р. Юлдашбаева отмечает, что «в вопросе о том, что может быть предметом дарения (даром), и доктрина, и законодательство разного времени и разных стран предлагают самые различные решения — от понятия дарения только как безвозмездного отчуждения материального объекта (вещи) до понимания под ним того, что называлось вышедшим из употребления словом «облагодетельствование» и несколько точнее может быть описано как намеренное безвозмездное предоставление за свой счет имущественных выгод другому лицу».[11]

Таким образом, российский законодатель, определяя столь широко предмет договора дарения, тем не менее не вышел за рамки существующих законодательных концепций предмета дарения, а следовательно, и не заслуживает упрека по этому поводу.

Глава II. Основные элементы договора дарения

§1. Субъекты договора дарения

В принципе в качестве дарителя и одаряемого по договору дарения могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права: граждане (физические лица), организации (юридические лица), а также государство (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации) и муниципальные образования.

Правда, в юридической литературе иногда можно встретить точку зрения, согласно которой государство надлежит исключить из круга одаряемых по обычным договорам дарения, сохранив за ним возможность выступать в качестве одаряемого лишь по договору пожертвования. Например, Е.В. Протас пишет: «Право государства совершать дарения не вызывает сомнений. Но в качестве одаряемого лица оно может выступать лишь в договоре пожертвования. Это вполне естественно, поскольку государство действует только в общих интересах, следовательно, принимать подарки в качестве частного лица, преследующего свои цели, оно не может».[12]

Данный вывод представляется поспешным. Законодательство подобных ограничений на участие в договоре дарения государства в качестве одаряемого не предусматривает, следовательно, должен действовать принцип распространения на государство при его участии в имущественном обороте положений о юридических лицах. Иначе придется любые ситуации, когда руководители различных государств на официальных дипломатических встречах обмениваются подарками, квалифицировать как пожертвования в пользу соответствующих государств. Кроме того, не следует забывать, что ГК РФ не рассматривает в качестве пожертвования действия дарителя по освобождению одаряемого от его обязательств, однако нет никаких оснований не допускать возможности такого дара в адрес государства.

Физические и юридические лица, участвующие в отношениях, связанных с дарением, должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к субъектам гражданского права в части их правоспособности и дееспособности (применительно к гражданам).

Особенность договора дарения применительно к его субъектному составу состоит в том, что в отношении некоторых субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участие в отношениях, связанных с дарением.

Во-первых, запрещение дарения (в качестве дарителей) установлено в отношении законных представителей малолетних граждан и граждан, признанных недееспособными (от имени последних). Как известно, по общему правилу законные представители малолетних (родители, усыновители или опекуны), а также опекуны граждан, признанных судом недееспособными, могут совершать от их имени гражданско-правовые сделки. Однако договор дарения отличается той особенностью, что он имеет своим результатом уменьшение имущества соответственно малолетних и признанных недееспособными граждан без всякой компенсации. Данное обстоятельство побудило законодателя изъять из круга сделок, совершаемых законными представителями указанных лиц, договоров дарения. Исключение составляют случаи дарения обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда (такие сделки могут совершаться законными представителями малолетних и недееспособных граждан от имени последних), а также договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» (такие сделки могут совершаться малолетними в возрасте от шести до четырнадцати лет самостоятельно).[13]

Закон не предусматривает запрещения дарения в отношении малолетних и недееспособных граждан (в том числе через их законных представителей) в качестве одаряемых. Если одаряемыми в данном случае выступают малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет, то такие договоры дарения относятся к числу сделок, направленных на безвозмездное получение выгоды, которые, если они не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации, могут совершаться указанными лицами самостоятельно (п. 2 ст. 28 ГК РФ).

В юридической литературе высказаны критические замечания в адрес положений ГК, допускающих в определенных случаях совершение договоров дарения с участием малолетних и недееспособных граждан. Смысл этих замечаний сводится к необходимости установления полного запрета на совершение таких договоров без всяких изъятий. Большие сомнения вызывает правомерность и целесообразность разрешения «обычных подарков» от имени граждан, признанных недееспособными, их законными представителями. Нужно полагать, что ст. 575 имеет в виду подарки за счет имущества недееспособных лиц. Однако в соответствии с п. 2 ст. 37 ГК РФ имущество подопечного его опекун или попечитель может расходовать только с разрешения органа опеки и попечительства, а на родителей распространяются ограничения в отношении распоряжения имуществом подопечного и никаких исключений для «обычных подарков» эти нормы не содержат.[14] На это мы можем сказать, что в данном случае речь идет о гражданско-правовых отношениях, поэтому правила, содержащиеся в ГК РФ, которые допускают совершение «обычных подарков», являются нормами прямого действия и не нуждаются в дополнительных законодательных «подпорках». Кроме того, при разработке указанных норм ГК РФ ставилась задача урегулировать отношения, складывающиеся в реальной жизни. Имелись в виду в том числе и ситуации, когда школьник, собираясь на день рождения одноклассницы, просит своих родителей дать ему денег на подарок либо приобрести последний для него. Исходя из приведенных ранее представлений, мы придем к выводу, что родители должны отказать сыну в его просьбе. Будет ли это соответствовать нормальным представлениям о взаимоотношениях родителей и их детей?

А.Н. Гуев, напротив, соглашаясь с тем, что законные представители малолетних граждан могут от их имени совершать дарения (в пределах «обычных подарков»), категорически возражает против возможности для малолетних получать подарки. Он пишет: «А вот в отношении малолетних право самостоятельно получать подарки выглядит, действительно, неразумным. Безвозмездность и выгодность дарения еще не означают отсутствия расходов и обременении, связанных с подарком. Хорошо ли, когда ребенок приносит домой подаренного ему нильского крокодила».[15]

Хотелось бы в связи с этим напомнить, что нормы ГК РФ и вся система правового регулирования имущественного оборота рассчитаны на нормальные человеческие отношения, основанные на презумпции разумности и добросовестности участников имущественного оборота. А.Н. Гуев же предлагает строить систему правового регулирования на экзотических примерах с нильскими крокодилами, забывая при этом, что он попутно лишает детей радости получать подарки на новогодние праздники и дни рождения.

Объясняя смысл исключения, касающегося обычных подарков, из общего запрета на совершение дарения законными представителями малолетних и недееспособных граждан от имени последних, подарено может быть лишь то, что для соответствующих отношений может рассматриваться как «обычный подарок». «Обычность» подарка как в данном, так и в других предусмотренных в этой главе случаях (пп. 2-4 ст. 575, п. 1 ст. 576, ст. 579 ГК РФ), означает его соответствие принятым в обществе нравственным критериям, прежде всего, в отношении его стоимости (с учетом взаимоотношений дарителя с одаряемым, повода дарения и др.). Но ни при каких условиях стоимость подарка не должна превышать пяти минимальных размеров оплаты труда (п. 1 ст. 575 ГК РФ).

Во-вторых, не допускается дарение работникам социальной сферы (лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений) гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

В-третьих, такой же запрет (с соответствующим изъятием) действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

В-четвертых, не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, в отношениях между коммерческими организациями. Важно подчеркнуть, что в данном случае речь идет именно о запрещении дарения, а не о любых гражданско-правовых договорах и сделках, не содержащих условий о встречном предоставлении со стороны одной из коммерческих организаций, участвующих в соответствующей сделке. Нам уже приходилось отмечать, что в гражданском праве действует презумпция возмездности всякого гражданско-правового договора и что для квалификации сделки между коммерческими организациями (уступка прав требования, перевод и прощение долга и т.п.) как дарения необходимо, чтобы встречное предоставление отсутствовало в обязательствах и сделках соответствующих контрагентов, а не только при совершении конкретной сделки, а также, чтобы из сделки, в положительном смысле, вытекало бы, что она является безвозмездной при явном намерении одной из сторон увеличить имущество контрагента за счет уменьшения своего собственного имущества.

В-пятых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении юридических лиц, которым имущество, являющееся объектом дарения, принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Если иное не предусмотрено законом, субъекты права хозяйств венного ведения или оперативного управления могут дарить принадлежащее им на соответствующем ограниченном вещном праве какое-либо имущество лишь с согласия собственника их имущества. Данное ограничение дарения в известном смысле корреспондирует нормам, определяющим правовое положение субъектов права хозяйственного ведения или оперативного управления в части их правомочий по распоряжению закрепленным за ними имуществом (ст. 295, 298 ГК РФ). Правда, нельзя не обратить внимания на то, что ограничения для указанных субъектов в отношении дарения являются более жесткими, нежели в отношении иных форм распоряжения имуществом. Например, для совершения иных возмездных сделок с имуществом субъект хозяйственного ведения должен испросить согласие собственника только в том случае, когда объектом таких сделок является недвижимость; остальным имуществом он распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 295 ГК РФ). Совершение дарения имущества (и недвижимого, и движимого) как раз и являет собой такое исключение, установленное законом, когда требуется получить согласие собственника имущества.

В-шестых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении субъекта права общей совместной собственности. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности (п. 2 ст. 576 ГК РФ).

Исходя из необходимости решать этот вопрос «по наиболее ограничительному варианту», следует, видимо, признать, что для дарения имущества, находящегося в общей совместной собственности, необходимо положительно выраженное согласие каждого ее участника.[16]

В-седьмых, соблюдение некоторых дополнительных условий, которые можно рассматривать и в качестве ограничения дарения, требуется при совершении дарения не самим дарителем, а его представителем по доверенности. В этом случае полномочия представителя на совершение дарения, обозначенные в доверенности, должны носить не общий, а конкретный характер: в доверенности должны быть указаны конкретный предмет дарения и конкретный одаряемый. Несоблюдение этого требования влечет ничтожность как самой доверенности, так и договора дарения.

О содержании договора дарения (правах и обязанностях сторон) можно говорить лишь применительно к договору обещания дарения. Что касается договора дарения, совершаемого путем передачи подаренного имущества одаряемому, то он представляет собой договор-сделку, т.е. юридический факт, порождающий право собственности на подаренное имущество у одаряемого и соответственно прекращающий право собственности дарителя; договорная природа такого дарения выражается лишь в том, что передача одаряемому подаренного имущества требует согласия последнего на принятие дара; впрочем, такое согласие предполагается.

Итак, договор обещания дарения порождает одностороннее обязательство дарителя передать объект дарения одаряемому и корреспондирующее данному обязательству право одаряемого требовать от дарителя передачи дара.

Особенностью договора дарения является то, что в изъятие из общего положения о недопустимости одностороннего прекращения гражданско-правового обязательства, за исключением случаев, установленных законом (ст. 310 ГК РФ), стороны договора дарения наделены широкими правами по одностороннему прекращению обязательства, вытекающего из договора дарения.

Так, одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться, в результате чего договор дарения считается расторгнутым. А расторжение договора, как известно, влечет и прекращение обязательства (п. 1 ст. 573, п. 1 ст. 453 ГК). Закон предусматривает лишь определенные требования к форме, в которую должен быть обличен отказ одаряемого от принятия дара: если договор дарения был заключен в письменной форме, отказ от дара также должен быть совершен одаряемым в письменной форме; а в случаях, когда договор дарения был зарегистрирован (например, при дарении недвижимости), отказ от принятия дара также подлежит государственной регистрации. Реализация одаряемым права отказаться от дара до его передачи, как правило, не влечет для него никаких последствий. Исключение предусмотрено лишь для тех случаев, когда договор обещания дарения был заключен в письменной форме, и состоит оно в том, что даритель вправе требовать от одаряемого возмещения реального ущерба, причиненного отказом принять дар (пп. 2, 3 ст. 573 ГК РФ).[17]

Особое правовое положение дарителя как субъекта одностороннего обязательства, исполнение которого влечет увеличение имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя, не получающего ничего взамен, нашло свое выражение в наделении его при определенных обстоятельствах правом на отказ от исполнения договора дарения без всяких для себя негативных последствий. В частности, даритель вправе отказаться от исполнения договора обещания дарения, если после заключения договора имущественное или семейное положение либо состояние здоровья дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни (п. 1 ст. 577 ГК РФ). Как видим, наступление обстоятельств, дающих право дарителю отказаться от исполнения договорного обязательства перед одаряемым, в данном случае никак не связано с поведением последнего. Не зависит это право дарителя также и от его собственного поведения: ухудшение имущественного состояния или семейного положения, а также состояния здоровья дарителя могут быть вызваны в том числе и неправильным поведением самого дарителя (в житейском смысле), но это никак не влияет на его возможности отказаться от обещанного дарения.

Другой случай, когда даритель может отказаться от исполнения договора дарения, напротив, напрямую связан с порочащим поведением одаряемого (покушение на жизнь и здоровье самого дарителя, членов его семьи или родственников). В подобной ситуации даритель, не реализовавший своего права на отказ от исполнения дарственного обязательства, не лишается права позже потребовать отмены состоявшегося дарения (п. 2 ст. 577 ГК). Отказ дарителя от исполнения договора дарения не дает одаряемому права требовать возмещения убытков.[18]

Если даритель не воспользовался своим правом на отказ от исполнения договора дарения и не исполнил своего обязательства, для него могут наступить последствия, предусмотренные ГК на случай неисполнения должником гражданско-правового обязательства. В частности, если объектом дарения являлась индивидуально-определенная вещь, одаряемый может потребовать отобрания указанной вещи у дарителя и передачи ее одаряемому (ст. 398 ГК). Кроме того, к дарителю может быть применена и ответственность за неисполнение обязательства.

Проиллюстрируем вышесказанное с помощью следующего примера:

Решением от 09.10.98 исковые требования удовлетворены. С Карельского общественного фонда инвалидов военной службы в пользу ТОО «Каскад» взыскана стоимость истребуемого имущества в заявленной сумме. Суд сослался на то, что истребуемое истцом в натуре имущество у ответчика не сохранилось, поскольку оно им продано по договору купли-продажи от 31.01.97.[19]

Предъявляемые ГК (ст. 574 ГК РФ) требования к форме договора дарения зависят от вида договора дарения и от объекта дарения. Договоры дарения, совершаемые путем передачи дара одаряемому, могут заключаться в устной форме, за исключением двух случаев, когда требуется обязательная письменная форма. Во-первых, в письменной форме должны совершаться договоры дарения движимого имущества, по которым в качестве дарителей выступают юридические лица и стоимость дара превышает пять установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Во-вторых, договоры дарения недвижимого имущества подлежат государственной регистрации и поэтому они не могут заключаться в устной форме.[20]

Свидетельством заключения договора дарения, сопровождаемого передачей дара одаряемому, могут служить: вручение последнему дара, символическая передача дара (вручение ключей и т.п.), вручение одаряемому правоустанавливающих документов.

Договор обещания дарения под страхом его недействительности должен быть заключен в письменной форме.

Если предметом договора дарения являются передача одаряемому права (требования) либо освобождение его от обязанности перед третьим лицом, то требования к форме такого договора подчиняются правилам, определяющим форму сделок уступки требования и перевода долга (ст. 389 и 391 ГК РФ).

§3. Ответственность сторон по договору дарения

Несмотря на всю специфику договора дарения (обещания дарения), неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего из него обязательства влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство (гл. 25 ГК РФ). Данное обстоятельство (возложение ответственности на дарителя, нарушившего обязательство) иногда вызывает непонимание в юридической литературе.

Представим, что объектом дарения является действующее предприятие; одаряемый, вооружившись доверенностью дарителя и рассчитывая стать собственником указанного предприятия, инвестирует за свой счет средства на его реконструкцию, вступает в имущественные отношения с поставщиками оборудования, сырья и материалов, несет в связи с этим большие расходы. Однако даритель передумывает и не передает предприятие в собственность одаряемого. Или другой пример. По договору дарения в собственность одаряемого должно быть передано большое количество нефтепродуктов, зерна или другого имущества, требующего специального хранения. Все расходы на хранение берет на себя одаряемый, резонно рассчитывая на то, что он сможет покрыть их, став собственником соответствующего имущества. Неужели в подобных случаях право одаряемого на возмещение прямого ущерба (понесенных расходов), причиненного неисполнением дарителем своего обязательства, «выглядит весьма ущербным с точки зрения морали»? Нельзя же забывать, что в результате совершения дарения имущество одаряемого должно увеличиться, а не сократиться.[21]

Если же брать договор дарения в обыденном представлении, то не следует забывать, что ответственность дарителя за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по передаче имущества одаряемому может наступить лишь при наличии вины дарителя в нарушении договора (п. 1 ст. 401 ГК РФ). Поэтому в случаях, когда даритель, заключив договор обещания дарения, не принимает никаких мер для исполнения взятого на себя обязательства, а одаряемый несет разумные расходы (при условии, что факт и размер им будут доказаны), нет никаких оснований для освобождения дарителя от ответственности. На наш взгляд, такой подход не противоречит принципам регулирования имущественного оборота (имея в виду, прежде всего, обеспечение определенности и стабильности имущественных отношений) и является справедливым в отношении как дарителя, так и одаряемого.

В связи с этим нельзя не согласиться с И.Л. Корнеевой, которая подчеркивает, что «договор дарения подчиняется общим положениям обязательственного права, в том числе правилам об исполнении обязательств (гл. 22 ГК РФ) и об ответственности за нарушение обязательств (гл. 25 ГК РФ), если иное не предусмотрено специальными правилами о договоре дарения (п. 3 ст. 420 ГК РФ). Из этого следует, что, если в договоре дарения (прежде всего это относится к консенсуальному договору) прямо предусмотрены условия, определяющие количество, качество даримого имущества, отсутствие на него прав у третьих лиц и т.д., на дарителя может быть возложена ответственность за нарушение этих условий в виде возмещения одаряемому убытков, которые он понес из-за этих нарушений (ст. 393 ГК РФ). Договор дарения не может рассматриваться как обязательство, исполняемое «при осуществлении предпринимательской деятельности», и поэтому указанная ответственность дарителя по общему правилу возможна лишь при его вине (п. 1 ст. 401 ГК РФ)».[22]

Нормы об ответственности дарителя за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу одаряемого гражданина, представляют собой специальные правила, которые не подлежат расширительному толкованию. В связи с этим никак нельзя согласиться со следующим утверждением: «Недостатки вещи по смыслу ст. 580 ГК РФ охватывают наряду с собственно физическими недостатками (конструктивными и прочими) и юридические дефекты вещей, например, неизвестные ранее обременения вещи правами третьих лиц или ущербность титула. И хотя юридические дефекты вещи обычно не могут причинить вреда жизни или здоровью одаряемого, их негативное влияние на имущественную сферу может быть ощутимо». Правило ст. 580 ГК РФ целесообразно применять и к случаям, когда предметом дарения выступают имущественные права или освобождение от обязанности. В этом случае единственно возможный недостаток дара может заключаться только в его юридической ущербности.

К сожалению, приходится констатировать, что данные рассуждения не имеют ничего общего с нормой, содержащейся в ст. 580 ГК РФ, которая говорит только о вреде, причиненном вследствие недостатков подаренной вещи, и ни одним словом не упоминает договоры дарения, совершаемые путем передачи прав или посредством освобождения одаряемого от его обязательств. Данная норма не имеет также никакого отношения к так называемым юридическим дефектам подаренной вещи, не говоря уже о том, что все вопросы, связанные с «юридическими дефектами» передаваемой вещи (обременение правами третьих лиц, ущербность титула и т.п.), должны решаться в рамках договорной ответственности.[23]

Глава III. Прекращение договора дарения

§1. Основания отмены дарения

Специфической особенностью договора дарения, отличающей его от всех прочих гражданско-правовых договоров, является предоставленная дарителю и его наследникам возможность отмены дарения. Эта особенность присуща как договорам, совершаемым путем передачи дара одаряемому, так и исполненным дарителем договорам обещания дарения. Вместе с тем отмена не относится к основаниям прекращения договора дарения.

Речь идет о таких ситуациях, когда дар уже передан одаряемому и вследствие этого у последнего возникло право собственности на подаренное имущество либо он стал обладателем соответствующего права, т.е. договор дарения, сопровождаемый передачей имущества, уже состоялся как юридический факт, а консенсуальный договор дарения (договор обещания дарения) прекратился в силу его надлежащего исполнения.

В.В. Калемина и Е.А. Рябченко, объясняя причины включения в ГК РФ норм об отмене дарения, обращают внимание на этическую сторону взаимоотношений дарителя и одаряемого: «Естественно предполагаемый и как бы стоящий за безвозмездностью мотив этой сделки — намерение дарителя одарить другое определенное лицо, увеличить его имущество за свой счет и в этом смысле обогатить его — дает дарителю основание рассчитывать на известную степень, если не благодарности, то по крайней мере лояльности со стороны одаряемого. Конечно, судьба договора дарения, как и любого звена в цепочке имущественного оборота, требующего стабильности, не может быть полностью поставлена в зависимость от того, как складываются личные неимущественные отношения сторон. Однако. и не считаться с этим законодатель не может. Поэтому злостная неблагодарность одаряемого, выразившаяся в умышленном преступлении против жизни или здоровья дарителя, членов его семьи или близких родственников, признается законом основанием для отмены дарения по требованию дарителя, а если он убит одаряемым — его наследников (п. 1 ст. 578 ГК РФ)».[24]

К словам В.В. Камелиной и Е.А. Рябченко добавим, что включение в ГК положений об отмене дарения объясняется также и цивилистической традицией: институт отмены дарения (возвращение дара) имелся в российском дореволюционном гражданском праве, соответствующие положения можно встретить и в современном законодательстве многих зарубежных государств.

Принимая во внимание исключительность данного института, ГК предусмотрел основания отмены дарения в виде закрытого перечня (ст. 578 ГК РФ). Отмена дарения возможна в следующих четырех случаях.

Во-первых, даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. В случае умышленного лишения жизни дарителя одаряемым право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя (п. 1 ст. 578 ГК РФ). Данные основания отмены дарения могут быть объединены термином «злостная неблагодарность одаряемого». Если указанные действия совершены одаряемым в отношении дарителя по еще не исполненному последним договору обещания дарения, они могут служить основанием для одностороннего отказа дарителя от исполнения договора дарения (п. 2 ст. 577 ГК РФ). Указанные основания отмены дарения, действительно, свидетельствуют о злостной неблагодарности одаряемого и не нуждаются в каком-либо комментарии.

Во-вторых, даритель вправе потребовать в судебном порядке отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты (п. 2 ст. 578 ГК РФ). В данном случае денежная стоимость подаренной вещи не имеет правового значения, ценность данной вещи для дарителя состоит, например, в том, что с ней связанны памятные события его жизни. Передавая данную вещь одаряемому, даритель рассчитывает в том числе и обеспечить ее сохранность. Очевидно, что указанные основания отмены дарения находятся в нравственно-этической сфере отношений.

В-третьих, в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого. Указанное основание отмены дарения применимо только при наличии в договоре дарения условия о соответствующем праве дарителя. Следовательно, если договор дарения совершен путем передачи дара одаряемому, такое дарение не может быть отменено по данному основанию.

В-четвертых, по требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушение положений закона о несостоятельности (банкротстве) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом) (п. 3 ст. 578 ГК РФ).

Необходимо отметить, что в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» данный вопрос решается иначе. Сделка должника, заключенная или совершенная должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной по заявлению внешнего управляющего (аналогичными полномочиями наделен и конкурсный управляющий) или кредитора, если указанная сделка влечет предпочтительное удовлетворение одних кредиторов перед другими.[25]

Действительно, договор дарения, совершенный должником в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом (а не объявлению его несостоятельным, как предусмотрено в п. 3 ст. 578 ГК РФ), по определению в силу его безвозмездности относится к сделкам, направленным на предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими. Но этот вывод верен только в отношении тех случаев, когда в роли одаряемого по договору дарения выступает один из кредиторов должника. Однако в последнем случае такой договор не обладает признаком безвозмездности (в силу его причинной обусловленности) и не может быть квалифицирован как договор дарения, что исключает применение к указанным правоотношениям п. 3 ст. 578 ГК РФ.

Таким образом, в качестве одаряемого по договору дарения может выступать только лицо, не являющееся кредитором должника (дарителя). А к таким правоотношениям, в свою очередь, не подлежит применению норма, содержащаяся в п. 3 ст. 78 Ф.З. «О несостоятельности (банкротстве)». Следовательно, правило, предусмотренное п. 3 ст. 578 ГК РФ, имеет свою сферу применения, не пересекающуюся с правоотношениями, подпадающими под действие п. 3 ст. 78 Ф.З. «О несостоятельности (банкротстве)».[26]

Вместе с тем отмена судом дарения, совершенного юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем в пределах шести месяцев до признания должника банкротом, возможна лишь в том случае, если при этом были допущены нарушения Ф.З. о несостоятельности (банкротстве) (при условии соблюдения всех норм о дарении, содержащихся в ГК РФ). Положения данного Закона могут быть признаны нарушенными только в том случае, если дарение совершается дарителем после возбуждения арбитражным судом дела о его банкротстве. Например, основанием к отмене дарения может служить совершение должником без согласия временного управляющего соответствующей сделки с недвижимым имуществом либо с иным имуществом, стоимость которого превышает десять процентов балансовой стоимости активов должника — юридического лица, а также сделки уступки права (требования) или перевода долга (п. 2 ст. 58 Ф. З. «О несостоятельности (банкротстве)»).

Правила об отмене дарения (ст. 578 ГК РФ) и об отказе дарителя от исполнения договора обещания дарения (ст. 577 ГК РФ) не подлежат применению к обычным подаркам небольшой стоимости. Положения ГК об отмене дарения (ст. 578 ГК РФ) могут применяться к договорам пожертвования, в отношении которых действует специальное правило, определяющее особое (и единственное) основание их отмены, а именно: использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением или изменение этого назначения при отсутствии согласия на то со стороны жертвователя.

В отличие от отказа дарителя от исполнения договора дарения, который совершается последним в одностороннем порядке, отмена дарения производится по решению суда на основании требования дарителя, а в соответствующих случаях — его наследников и иных заинтересованных лиц.

§2. Последствия отмены дарения

На наш взгляд, серьезного обсуждения заслуживает проблема последствий отмены дарения. Среди норм ГК РФ, регулирующих договор дарения, можно обнаружить лишь одно специальное правило, касающееся этого вопроса. В соответствии с п. 5 ст. 578 ГК РФ в случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения.

В юридической литературе последствия отмены дарения, как правило, сводятся к применению названного специального правила, т.е. к возврату одаряемым сохранившейся у него подаренной вещи. Иные последствия, за редким исключением, не допускаются.

Нам представляется, что при решении вопроса о последствиях отмены дарения необходимо исходить из единого подхода ко всем вариантам отмены дарения независимо от ее оснований. Очевидно, что общим для всех случаев отмены дарения является то, что данный юридический факт влечет за собой обязанность одаряемого возвратить дарителю полученное от него в качестве дара имущество. Иными словами, в результате отмены дарения отпадают основания для удержания одаряемым переданной дарителем вещи или обладания переданным правом. Было бы неправильным и несправедливым представлять себе ситуацию, возникающую в результате отмены дарения, таким образом, что один одаряемый (сохранивший подаренную вещь) обязан нести неблагоприятные последствия, а другой (успевший продать подарок) — нет. Кроме того, весь смысл отмены дарения, скажем, в случае, когда оно совершается должником накануне банкротства, как раз и состоит в том, чтобы возвратить подаренное имущество (а в равной степени — его денежный эквивалент) в конкурсную массу должника в целях использования выручки от его продажи для расчетов с кредиторами. Да и в случае, когда отмена дарения производится в связи с тем, что даритель пережил одаряемого, возложение на наследников одаряемого обязанности возврата подаренного имущества (либо его стоимости) дарителю, который вовсе не имел намерения увеличить их состояние за счет своего собственного имущества, нам не представляется чем-то выходящим за рамки нормальных человеческих отношений.

Если же говорить о едином правовом основании для постановки вопроса об обязанности одаряемого при отмене дарения не только возвратить дарителю сохранившуюся в натуре подаренную вещь, но также выплатить денежную компенсацию при ее утрате, то таковыми являются положения ГК РФ об обязательствах из неосновательного обогащения.

В системе гражданско-правовых обязательств кондикционные обязательства занимают особое положение: они носят универсальный, восполнительный характер. Поэтому в тех случаях, когда нормы, регулирующие соответствующий тип (вид) обязательств, не обеспечивают устранения ситуации, при которой на стороне одного из участников гражданско-правовых отношений образуется неосновательное обогащение, должны применяться правила о кондикционных обязательствах.

Применительно к правоотношениям по договору дарения данная ситуация (с правовой точки зрения) выглядит следующим образом. Отмена дарения дарителем представляет собой юридический факт, порождающий обязательство одаряемого возвратить подаренное имущество дарителю. Однако специальные правила, регламентирующие договор дарения (гл. 32 ГК РФ), охватывают лишь те случаи, когда одаряемый сохранил в натуре подаренную вещь, которую он должен возвратить дарителю (п. 5 ст. 578 ГК РФ). В остальных же случаях неосновательное обогащение на стороне одаряемого, который в результате отмены дарения лишается правовых оснований для удержания подаренного имущества либо денежной суммы, вырученной от его реализации, не охватывается правилами о договоре дарения. Поэтому подлежат применению положения об обязательствах из неосновательного обогащения (в форме неосновательного сбережения имущества за счет дарителя). Конкретная норма, которая может служить основанием для соответствующего требования дарителя, содержится в п. 1 ст. 1105 ГК РФ. В соответствии с указанной нормой в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, когда узнал о неосновательности обогащения.

Заключение

В настоящее время практическая значимость договора дарения постоянно возрастает. Все большее число организаций и отдельных граждан заключают данный договор. Однако, не достаточно четко прописанные права и обязанности сторон в договоре приводят к различного рода нарушениям договорных обязательств и создает чувство незащищенности со стороны государства и законодательства в целом. Зачастую этот договор используется в незаконных целях, главной из которых является скрыть собственность от прав третьих лиц, с последующей реализацией предмета договора ничего не подозревающему добросовестному приобретателю, успев удовлетворить свои корыстные цели.

Вместе с тем, не все проблемы, возникающие в процессе применения правовых норм договора дарения, разработаны в достаточной степени. Так, в цивилистике и в уголовном праве нет однозначного отношения к так называемому «обычному подарку», не изучена проблема применения этого правового понятия. Результатом является отсутствие комплексной оценки этой коллизионной нормы гражданского права.

Необходимо устранить противоречие между нормами Закона РФ «Об оружии», требующими получения предварительного разрешения на приобретение оружия и нормами Гражданского кодекса РФ, закрепив в Кодексе такое же правило.

Прощение долга кредитором в делах о банкротстве может быть квалифицированно в качестве договора дарения, когда кредитор не преследует при этом получение имущественной выгоды. Подпункт 4 статьи 575 ГК РФ следует дополнить указанием на то, что «не будет являться дарением прощение долга кредитором при наличии у кредитора цели получения имущественной выгоды в будущем».

Исполнение дарителем за одаряемого обязанности перед третьим лицом не будет иметь место в том случае, когда даритель передает кредитору одаряемого отступное (ст. 409 ГК РФ). Необходимо внести дополнения в подпункт 1 статьи 575 ГК РФ: оставить для малолетних возможность совершать самостоятельно договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» (ст. 28 ГК РФ), наложив запрет на «обычные подарки» их законными представителями от имени подопечных (включая несовершеннолетних). Все остальные подарки малолетние граждане должны принимать в дар с согласия их законных представителей.

Целесообразно указать в подпунктах 2 и 3 статьи 575 ГК РФ, что дарение должностным лицам и лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, запрещается независимо от стоимости подарка за исключением подарков, полученных на день рождения, юбилей, при получении правительственной награды и в других подобных случаях от друзей, родственников, коллег по работе, не связанных с выполнением ими служебных обязанностей.

Необходимо совершенствовать положения статей 295 и 298 ГК РФ, а именно, изменить правило статьи 298 ГК РФ, где указать что доходы от разрешенной предпринимательской деятельности и приобретенное за счет этих доходов имущество поступает в оперативное управление учреждения с расширенными полномочиями учреждения по владению, пользованию и распоряжению этими доходами и имуществом, либо признать эти доходы собственностью самого учреждения, предварительно уплатившее все необходимые текущие платежи.

В целях единообразного толкования и применения пункта 1 статьи 576 ГК РФ необходимо конкретизировать стоимость «обычного подарка небольшой стоимости». Правила пункта 2 статьи 574 ГК РФ предполагают устную форму договора дарения движимого имущества со стороны юридического лица (дарителя), если сумма дара не превышает 5 МРОТ, что противоречит пункту 1 статьи 161 ГК РФ предусматривающей письменную форму в таких случаях.

Особенностью договора дарения является то, что в изъятие из общего положения о недопустимости одностороннего прекращения гражданско-правового обязательства, за исключением случаев, установленных законом (ст. 310 ГК РФ), стороны договора дарения наделены широкими правами по одностороннему прекращению обязательства, вытекающего из договора дарения. Как было отмечено выше одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться, в результате чего договор дарения считается расторгнутым, а расторжение договора, как известно, влечет и прекращение обязательства (п. 1 ст. 573 ГК РФ, п. 1 ст. 453 ГК РФ).

Неисполнение или ненадлежащее исполнение вытекающего обязательства из договора дарения влечет ответственность, предусмотренную для должника, нарушившего гражданско-правовое обязательство (гл. 25 ГК РФ). В соответствии с ст. 401 ГК РФ ответственность дарителя за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по передаче имущества одаряемому может наступить лишь при наличии вины дарителя в нарушении договора.

Список использованной литературы

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)//Российская газета №23 от 06.02.1996.

2. Семейный кодекс Российской Федерации//Российская газета №17 от 27.01.1996.

4. Белов В.А. Гражданское право: Общая и Особенная части: Учебник. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. – 960с.

5. Бобкова О.В. Гражданское право. Ответы на экзаменационные вопросы. – М.: Экзамены, 2004. – 192с.

Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, more-diplom.ru, www.bestreferat.ru.

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Название: Договор дарения
Раздел: Рефераты по государству и праву
Тип: курсовая работа Добавлен 01:11:48 29 января 2010 Похожие работы
Просмотров: 3855 Комментариев: 7 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать